http://velldoors.ru/userfiles/tendentsii-modyi-v-dekore-986.xml » Декабристы

Александр Александрович Бестужев (Марлинский)

Опубликовал в Январь 16, 2013 – 9:15 ппНет комментариев

Александр Александрович Бестужев (Марлинский)Александр Александрович Бестужев (Марлинский), штабс-капитан лейб-гвардии драгунского полка, адъютант герцога Александра Вюртембергского, был обвинен в том, что «умышлял на цареубийство и истребление императорской фамилии, возбуждал к тому других, соглашался также и на лишение свободы импе­раторской фамилии; участвовал в умысле бунта привлечением товарищей и сочинением возмутительных стихов и песен; лично действовал в мятеже и воз­буждал к оному нижних чинов». Бестужев родился в 1797 г. Отец Бестужева служил во флоте, но вышел в отставку еще при Павле, не будучи в состоянии выносить тяжелого гнета Аракчеева. Он был человек образованный, преданный науке и литературе и близко принимавший к сердцу интересы родины. Поступив снова на службу при воцарении Александра I, Бе­стужев стал издавать «С. петербургский Журнал», просуществовавший всего год, в котором он напечатал свой «Опыт военного воспитания», в 1803 г. изданный им отдельно. В 1807 г. он издал новую книгу: «Правила военного воспитания». Дом Бестужева быль маленьким музеем, наполненным гравюрами, эстампа­ми, картинами, моделями пушек, крепостей, коллекциями минералов. Домашняя атмосфера была чрезвычайно благоприятна для развития таланта будущего Марлинского. Будучи вседневно окружены столь разнообразными предметами, вызывающими детское любопытство, говорить в своих «Записках» М. А. Бестужев, пользуясь во всякое время беспрепятственным доступом к отцу, хотя постоянно занятому серьезными делами, но не ску­чающему удовлетворять наше детское любопытство, слу­шая его толки и рассуждения с учеными, художниками, мастерами,—бессознательно всасывались всеми порами на­шего тела благотворные элементы окружающих нас стихий. Прибавьте к этому круг знакомства небольшой, но людей избранных, дружеские беседы без принуждения, где веселость сменялась дельными рассуждениями, споры без желчи, поучительные рассказы без претензии на ученость; прибавьте нежную к нам любовь родителей, их доступность, полную свободу с заветом не переступать черты запрещенной,—и тогда можно будет составить некоторое понятие о последующем складе ума и сердца нашего семейства». Склонности детей не насиловались в этом доме, для развития таланта и индивидуальных свойств их личностей представлялся пол­ный простор. Бестужев провел счастливое и интерес­ное детство и рано увлекся библиотекой отца. Прежде чем найти для себя определенное внешнее положение и определенное русло для проявления своего таланта, Бе­стужев сделал целый ряд неудачных попыток. На 10-м году жизни он поступил в горный корпус, но вместо математики, которая стояла там на первом плане, увлекся родным языком и литературой. Экзаль­тация чувства, его врожденная черта, тогда решительно обнаружилась: он воображал себя Ринальдо-Ринальдини, Карлом Моором, атаманом шайки разбойников, мечтал об опасных приключениях на суше и на воде. Обнаружилась в нем также страсть первен­ствовать во всем, блистать. После морской двухмесячной прогулки с братом Николаем, Бестужев увлекся морем; во все игры и развлечения перенесена новая страсть к морю. Горный корпус оставлен. Бестужев готовится к экзамену на гардемарина. Но необходимость снова иметь дело с математикой охладила Бестужева. Он мечтает теперь стать артиллеристом, и все его развлечения и занятия получают артиллерийский колорит. Наконец, по совету друга семьи, ген. Чичерина, Бесту­жев поступил юнкером в лейб-драгунский полк и в 1818 г. был уже обер-офицером. Для него начался ряд успехов и увлечений всякого рода, но, как ти­пичный представитель военной молодежи того времени, он умел согласить военную выправку с дисциплиной ума и сердца. В 1821 г. он был адъютантом при Бетанкуре, главноуправляющем путями сообщения, а после него у его преемника, герцога Вюртембергского. Выступив в литературе под псевдонимом Марлинского, он быстро приобрел литературную известность, вошел в сношения с литераторами того времени, между прочим с Гречем и Булгариным, которые тогда искали молодых сотрудников для своих изданий, и нравственные качества которых тогда еще не определились, как впоследствии. Бестужев, чуждаясь старых писателей, как Жуковский и Карамзин, был в хороших отношениях с Пушкиным, в тесной дружбе с Грибоедовым и особенно с Рылеевым. Его увлечение поли­тическими идеями было непрочно и неглубоко; это было проявление свойственной ему экзальтации, какая уже не раз охватывала его в детстве и ранней молодости. Он лишь за 8 месяцев до 14 декабря был принять в число членов Северного общества, и лишь в ок­тябре температура его политической экзальтации достигла высшего предела. В событиях на Сенатской площади он принимал деятельное участие, успел бежать, но скоро явился сам в Зимний дворец и был допущен к императору Николаю I. Этот поступок и разговор вмели то последствие, что хотя приговором суда он и был отнесен к I разряду и приговорен к смерт­ной казни, но, после короткого заключения в форте Слава, был отправлен на поселение в Якутск. В Якутске он вел скучную, однообразную, томительную жизнь. В это время он очень много читал, преиму­щественно по-немецки и по-английски, и только писал много стихов. После его письма к Дибичу, в апреле 1829 г. он получил назначение рядовым на Кавказ, где его ожидала лишь скучная гарнизонная жизнь, ко­торую он разнообразил волокитством. С 1830— 1835 гг. Бестужев прожил в Дербенте, где его по­стоянно терзали скука от бездействия и преследования его батальонного командира. Но зато в Дербенте он писал так много, как никогда: «Наезды», «Аммалат- Бек», «Лейтенант Белозор» написаны им в это время. В 1834 г. он был переведен в Ахалцых, и с этих пор до самой смерти проводил почти все время в походах и набегах при самых тяжелых внешних условиях. Здоровье его пошатнулось, уныние овладело им. Несмотря на хлопоты кн. Воронцова, Бе­стужев, хотя и произведенный в офицеры, не мог получить перевод в Крым, для поправления здоровья, и был назначен в Кутаис. Он утратил всякое стремление жить и едва ли не с намерением подставил себя под пули горцев в стычке при Адлере 7 июля 1837 г. Еще в 1832 г. вышло первое полное собрание его сочинений, даже без его псевдонима. В материальных средствах он не нуждался, так как его издатели платили ему очень щедрый гонорар. В своей литературной деятельности Бестужев, как и в жизни весь был—порыв, стремление. Разнообразие идей, замыслов, типов, психологических проблем, сила воображения, яркость стиля—его положительные качества; неуменье найти всему этому подходящую литературную форму, отсутствие чувства меры, неудовлетворительность литературной обработки — его недостатки. Он стоял как бы на перекрестке двух литературных направлений—старого, сантиментального, и нового, реального. Романтические типы и приемы в его ранних повестях разнообразны, красивы и выдержаны в хорошем романтическом стиле; эти качества, в соединении с мо­ральной тенденцией в его рассказах и с элементом фаталистическим, привлекающим воображение,—обеспечили Марлинскому огромный литературный успех среди публики того времени. Он внес много хорошего в область мысли и чувства своих читателей, особенно гуманность, как отражение идеалов своей юности. Там, где Бестужеву-Марлинскому приходилось непосредственно сталкиваться с окружающей действительностью, делаться ее бытописателем, он становится наблюдательным, правдивым, как бы предвестником нового реалистического направления в искусстве: он, напр., не идеализирует, не прикрашивает диких обитателей Сибири и Кавказа. Им, можно сказать, открыты русский солдат и офицер, как жизненные, часто очень симпатичные типы. Он должен занять определенное место в истории русского реального романа, как прекрасный пример незаметного, вызванного влиянием жизни, перехода от романтизма к реализму.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.