Главная » Декабристы

Александр Филиппович Фролов

Опубликовал в Февраль 21, 2013 – 9:19 ппНет комментариев

Александр Филиппович ФроловАлександр Филиппович Фролов, подпоручик пензенского пехотного полка, был обвинен в том, что «участвовал в умысле на цареубийство согласием и принадлежал к тайному обществу с знанием цели». Фролов был отнесен ко II разряду осужденных и приговорен к положению головы на плаху и ссылке в вечную каторжную работу, что было заменено 20-летней ссылкой в каторжную работу, а затем оставлением на поселение. Фролов родился 25 августа 1804 г. в Севастополе в семье начальника керчь-еникальской крепости, артиллерийского офицера. Он провел детство в атмосфере дружной, любящей, патриархальной семьи, подготовился дома к поступлению в местную военную школу, которую и посещал в продолжении 3 или 4 лет, а затем был прикомандирован к известной муравьевской школе колонновожатых. 17-ти лет от роду Фролов принял участие в заграничных походах, в которых и провел 2 или 3 года. Живой, увлекающийся, общительный, Фролов не мог остаться в стороне от движения, охватившего в то время лучшие элементы передовой военной молодежи, и, под непосредственным влиянием своего начальника, капи­тана Тютчева, вступил в Южное общество. Фролов казался столь юным, что первый вопрос, сделанный ему императором Николаем I при допросе, был: «Сколько тебе лет?» «Я тебя проучу!» в заключение сказал император, и этих слов Фролов не мог забыть в течение всей жизни. Время заключения в Чите и в Петровском заводе Фролов, как и все его то­варищи, провел с большой пользой для себя и для других: кроме постоянного систематического чтения, он занимался столярным, токарным и переплетным делом, выучился золотых дел мастерству: все нуж­ные ему инструменты выписывали для него в Чите Муравьев и кн. Трубецкая. Сошедшись близко с Вольфом, Фролов сделался его деятельным помощником по аптеке: приготовлял лекарства, заботился о посуде. В летнее время Фролов предавался огородничеству со всем пылом своей увлекающейся натуры и выращивал великолепные дыни и арбузы. Свое заключение, как и вообще все испытания в течение жизни, Фролов выносил с неизменным терпением и безропотно. Вышедши на поселение в конце 30-х годов, Фролов был отправлен в село Шушь, Минусинского окр., где и нашел обширное поле для разносторонней сельскохозяйственной деятельности: он занялся хлебопашеством, завел табун лошадей, построил мельницу, устроил огромный огород. Хлебные и огородные семена он выписывал из России и старался о распространении их среди местных крестьян, которым вообще помогал, чем только мог. Кроме того, он поступил на службу по откупу. 8 февраля 1846 г. Фролов вступил в брак с 26-летней дочерью атамана ка­зачьей станицы Саянской, Евдокией Николаевной Мака­ровой. Еще ранее, лет 7 тому назад, минусинские де­кабристы, Фролов, Фаленберг, Крюковы, Беляевы, заин­тересовавшись выдающимися умственными способностями этой девушки, занялись ее образованием и достигли очень заметных результатов. Некоторое время молодая девушка была невестой А. П. Беляева, но когда он был отправлен рядовым на Кавказ, и когда для него выяснилась невозможность скоро освободиться от службы на Кавказе, он поручил невесту своему другу Фроло­ву. Как истая сибирячка, Е. Н. Фролова оказалась даль­новидной, образцовой хозяйкой, неутомимой труженицей. В доме Фроловых все было свое, домашнее, кроме чая, сахара, пряностей и некоторых материй для одежды. Одаренный математическими и строительными способно­стями, умевший прекрасно чертить, Фролов не только составлял планы всех хозяйственных сооружений, но и принимал личное участие в самой постройке, что доставляло ему большое удовольствие. Умерший в То­больск в самом конце 1854 г. неизменный друг Фро­лова Ф. Б. Вольф оставил ему по завещанию 5000 р. Когда наступивший 1856 г. принес амнистию всем декабристам, Фролов, распродав все свое сельскохозяйственное обзаведение и присоединив к вырученной сумме деньги, полученные по завещанию Вольфа,—решил уехать в Россию с женой, дочерью и 2 сыновьями. Его престарелая, полуослепшая мать была еще жива и находи­лась в Елизаветграде. После стольких лет разлуки, Фролов, чтобы не испугать старушки, явился сначала, как один из товарищей ее сына, но чуткое сердце матери скоро открыло истину: она ощупала ногти на пальцах сына, провела рукой по его лицу—и убедилась окончательно в том, что подсказывало ей сердце. Из Елизаветграда Фролов в том же году переехал с семьей в Керчь, в окрестностях которой купил хутор и занялся овцеводством. На новом месте хозяй­ство Фроловых не шло так удачно, как в Сибири: овцы часто подвергались падежам, операции с шерстью не удавались, и в конце концов Фролов продал свое хозяйство за 2200 р. и переехал в 1872 г. в Троицко-Сергиевский посад около Москвы, а в 1879 г. совсем переселился в Москву, где и жил в кругу старых товарищей—А. П. Беляева, Загорецкого, Свистунова и М. И. Муравьева-Апостола. За 3 года до смерти Фролова поразил нервный удар; он стал плохо видеть, тем более, что еще в Чите повредил себе один глаз: во время паяния вылетела искра и обожгла ему зрачок. Он потерял всякий интерес к политическим и современным вопросам, не помнил настоящего, исключительно стал жить прошлым. Он скончался 6 мая 1885 г. в Москве. В последние годы жизни Фролов, при помощи одного из сыновей и некоторых из старых товарищей, составил свои «Воспоминания», которые хорошо отражают характер этого прекрасного человека: благородство чувств, признатель­ность и любовь к товарищам, строгие нравственный правила и глубокую, истинную религиозность.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.