http://arkaim-avto.ru/store/file/mysitemap.xml » Багратион

Багратион — герой Отечественной войны 1812 года.

Опубликовал в Август 13, 2013 – 4:58 ппНет комментариев

Багратион — герой Отечественной войны 1812 года.Наполеон, верный страж интересов французской бур­жуазии, развернул целую серию захватнических, граби­тельских войн. Огромная французская армия —до 300 тысяч человек — была брошена в Испанию. Однако она не могла преодолеть героического сопротивления испанского народа. В центральной Европе Наполеон раскиды­вал свою агентуру, создавал опереточные «королевства» в Германии и Италии, он присоединил к Франции города по побережью Северного моря Гамбург, Бремен, Любек; захватил Голландию, арестовал папу римского и захва­тил Рим.

Россию Наполеон пытался подчинить своему таможен­ному надзору ещё в 1810 г.  Наполеон мечтал об уничтожении английского господства на морях, об уничтожении английского торгового флота и английской торговли. В портовых городах Франции сжигались английские то­вары.

Россия не желала подчиняться Наполеону и факти­чески  нарушала блокаду Англии. Наполеон готовился к войне против России. Провоцируя воину, он занял гер­цогство Ольденбургское, затрагивая интересы императора России. Россия опротестовала захват Ольденбурга.

О разрыве дипломатических отношений между Рос­сией и Францией говорили как в Париже, так и в Петер­бурге. «Минута великой борьбы приближается», — писал Чернышев 17 июля 1811 г. Через два месяца он доклады­вал императору: «Война решена в уме Наполеона…

Мысль о мировладычестве так льстит его самолюбию и до такой степени занимает его, что никакие уступки, ни­какая сговорчивость с нашей стороны не могут уже отсрочить великой борьбы, долженствующей решить участь не одной России, но всей твёрдой земли».

В декабре 1811 г. русский посол князь Куракин писал Александру I: «Наступает время с мужеством и непоко­лебимою твёрдостью защитить достояние и неприкосно­венность границ России». Только неудачи войны в Испа­нии ещё задерживали Наполеона. Мирные переговоры России с Турцией очень беспокоили его. В январе 1812 г. Наполеон приказал объявить мобилизацию запаса 1791 г. Две недели спустя он занял шведскую Померанию, южное побережье Балтийского моря и остров Рюген, вплотную подойдя к русским границам. В ответ на запросы и про­тесты России Наполеон 13 февраля 1812 г. успокаивал Чернышева: «Положительно уверяю Вас, что в настоящем году я не начну войны».

Багратион предвидел неизбежность войны и по-своему представлял её последствия. «Может статься, —писал он Александру I, — не удалена эпоха, где в столпотворении Наполеоновом водворится смешение языков, должен­ствующее естественно сильно споспешествовать к восста­новлению права народного в Европе».

Русский штаб со своей стороны предпринимал необхо­димые оборонные мероприятия. 19 марта были организо­ваны две западные армии. Одну из них возглавил Барклай де Толли, другую — Багратион. Кутузов закан­чивал победоносную для России войну против Турции.

Армия Багратиона состояла из 7-го пехотного корпуса генерала Раевского, 8-го пехотного корпуса генерала Бородина, 4 го резервного кавалерийского корпуса графа Сиверса. Под командой Бородина была также сводная гренадерская дивизия Воронцова .

Багратион заботливо строил свою армию. Он требовал «рачительного о нижних чинах попечения», разъясняя, что к этому его побуждает сострадание «к сему толико заслуживающему о себе попечения классу людей».

Видя рост заболеваний в армии, Багратион изучает быт окрестных крестьян и доказывает помещикам, что цинга является следствием «оскудения в одежде, в пище, в помещении жилом». Он увещевает помещиков, чтобы они «по их обязанностям к крестьянам и общего всем сострадания к человечеству позаботились бы улучшить образ жизни крестьян своих».

5 апреля в России был объявлен рекрутский набор.

Предвидя неизбежность войны с наполеоновской Францией, Кутузов 28 мая заключил с Турцией мир и тем освободил русскую Дунайскою армию для борьбы против Наполеона.

В то время французские разъезды уже открыто появ­лялись на левом берегу Немана. Русские пограничники видели, как спешно подвозились к реке лесные материалы и баржи; как под видом купанья в жаркую пору развед­чики врага изучали реку; как искали они наиболее удоб­ные места для переправы и в этих поисках часто перехо­дили границы запретной зоны и оказывались в пределах русских вод.

14 июня прекратилось всякое сообщение между левым и правым берегами Немана.

Всем было ясно, что Наполеон вплотную подошёл к осуществлению плана новой грабительской войны, к на­падению на Россию. Для Наполеона война была необхо­дима, чтобы подавить недовольство во Франции, которое росло, несмотря на переполненные тюрьмы, жесточайшую цензуру и т. д.

Весной и летом 1812 г. в Париже и других француз­ских городах происходили волнения. Император демаго­гически призывал к борьбе с собственниками, заявляя «Собственники никогда не бывают в согласии с народом, и первая обязанность государя, не слушая их, стать на сторону народа».

Победоносный поход в Россию мог бы разрешить разом и надолго страшно запутанные  дела французской империи: Англия лишилась бы своего возможного и мощ­ного союзника на востоке, блокада Англии разверну­лась бы с удвоенной силой; ресурсами России французский император распоряжайся бы по своему усмотрению; коренное французское и в особенности парижское насе­ление кормилось бы за счёт новой восточной колонии; народ криками восторга встретил бы победоносного императора. Вот какие мечты Наполеона на восток.

Наполеон, одетый в форму польского улана, лично осматривал берега реки Немана в окрестностях Ковно. К вечеру 23 июня корпус Даву был стянут к месту переправы и скрыт в окрестном лесу. Солдатам запрещено было зажигать огни, шуметь.        С наступлением темноты сапёры перешли на правый берег, здесь закрепились и  приступили к наводке мостов. Русские казачьи погра­ничные разъезды быстро обнаружили непрошенных го­стей и завязали с ними перестрелку. На помощь сапёрам начала переправляться французская пехота; артиллерия, закрепившись на левобережных холмах, обстреливала русских пограничников. Разведав силу французской армии, пограничники отступили и дали знать в штаб о нападении на  русскую границу.

Так началась Отечественная война 1812 года.

К 11 часам вечера через Неман было наведено три моста, по которым двинулся в поход нескончаемый поток людей разных национальностей. Это было утром 24 июня 1812 г. Одним из первых переправился через Неман французский император. Остановившись у моста, он про­пускал в Россию свою «непобедимую» армию.

Наполеон был уверен в победе: он вёл за собой почти 600-тысячную армию при 2 300 орудиях; Россия могла выставить против него только около 200 тысяч солдат при 1 600 орудиях. Наполеон знал, что ресурсы живой силы велики у России, но он в  то же время хорошо понимал, что мобилизация армии в крепостной России займёт мно­гие месяцы. Он рассчитывал на молниеносный удар. «Я закончу кампанию в Минске и Смоленске до наступления зимы», — говорил Наполеон Меттерниху.

И действительно, на западных границах России Наполеона встречали сравнительно  слабые силы. Первая за­падная армия под начальством военного министра гене­рала Барклая де Толли располагалась на фронте протяжением свыше 200 километров по правому берегу Немана. В ней насчитывалось около 120 тысяч человек. Вторая западная армия под начальством Багратиона — 45 тысяч человек — держала фронт по левому берегу Немана, к югу от Гродно, протяжением свыше 100 кило­метров, от Лиды до Волковыска. Стык между 1-й и 2-й армиями прикрывали донские казаки под командой атамана Платова. Третья, вспомогательная армия гене­рала Тормасова располагалась к югу от Пинских болот, она охраняла подступы к Украине. В армии Тормасова было 45 тысяч человек. Русское командование ожидало основного удара по первой западной армии. Вторая армия в таком случае предназначалась для удара по коммуни­кациям врага; третья—должна была охранять фланги армии Багратиона. Всего в первой линии числилось,

таким образом, немногим более 200 тысяч человек, т.е. в 3 раза меньше, нежели в армии Наполеона.

Не вполне выгодно было само расположение русских армий: по фронту огромной протяженности они вытяну­лись тонкой, едва ощутимой линией.

Когда Наполеон переправлялся через Неман, Александр I был в Вильно. 24 июня на балу у Беннигсена русский император узнал о переправе вражеской армии через границу. И сам император, и его штаб были в смя­тении.

Барклай предложил верный план действии: отступать в глубь России и мобилизовать все силы страны для борьбы с врагом. Наполеоновская армия наступала очень быстро. 28 июня армия Барклая отошла от Вильно, а на следующий день армия Багратиона отступила из Волковыска. Русские уходили из-под удара врага.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.