Главная » Багратион

Багратион — мастер арьергардного боя. Багратион в Финляндии и на Дунае

Опубликовал в Август 12, 2013 – 9:17 ппНет комментариев

Тильзитский мир18 брюмера (9 ноября) 1799 г. французский генерал Наполеон Бонапарт захватил власть Директории в свои руки. Через несколько лет, в 1804 году, он объявил себя «императором французов». Наполеон забыл револю­ционные лозунги республиканской Франции: «свобода, ра­венство и братство», «мир хижинам — война дворцам». Он оставил от завоеваний революции то, что было вы­годно французской буржуазии. Наполеоном овладели безумные мечты о господстве над Европой и даже над всем миром. Французская империя открыла серию новых войн — грабительских, захватнических. Наполеоновские войска проникли в Италию, и, по словам Л Н. Толстого, «Генуя и Лукка стали не больше, как поместьями фамилии Бонапарта». Затем в 1805—1807 гг. начались походы На­полеона в Австрию и Пруссию, которые закончились раз­громом этих стран. К коалиции против Франции примкну­ла Россия. В Австрию была направлена русская армия под руководством Кутузова, Начальником авангарда Ку­тузов назначил Багратиона. По прибытии в Австрию Ку­тузов увидел неизбежность разгрома австрийской армии и двоедушие политики австрийского правительства. После сдачи австрийской армии под Ульмом Кутузов ставил перед собой как главную задачу — сохранение русской армии; он старался вывести армию из-под удара во что бы то ни стало и для этого предпринял отступление. Аван­гард Багратиона оказался арьергардом и принял на себя все удары французов. Наполеон хотел захватить русскую армию под Кремсом, но Кутузов удачно сманеврировал и ушёл из-под удара. После занятия Вены Наполеон решил отрезать русской армии путь к отступлению. Кутузов вызвал к себе Багратиона, дал ему отряд в 6 тысяч чело­век и приказал прикрыть тыл отступающей русской армии.

«Стану на месте и баста», — ответил Багратион на предупреждение Кутузова, что надо быть готовым ко всему и биться до последнего солдата.

Положение Багратиона осложнялось тем, что в его отряд были включены австрийские гусары, которыми командовал граф Ностиц. В критическую минуту, когда конница Мюрата и гренадеры Удино наседали на арьер­гард, Ностиц сообщил Багратиону, что Австрия уже за­ключила мир с Францией, а потому австрийские части в войне больше не участвуют. Багратион пытался дока­зать австрийскому графу, что он введён в заблуждение: «Это же военная хитрость! Одумайтесь!»—говорил князь Пётр. Но граф беззаботно повторял: «Мы больше не вою­ем». У Багратиона оставалось только 6 тысяч русских солдат, которым предстояло задержать первоклассные войска наиболее передовой и самой сильной европейской армии Наполеона. «Истребление отряда князя Багра­тиона было неминуемо», — доносил позже Кутузов.

16 ноября 1805 г. у деревни Шенграбен два корпуса французов в составе 30 тысяч бойцов двинулись на рус­ский арьергард. Вражеская пехота заходила русским в тыл, конница била с флангов и в лоб. Грохот артиллерии, ружейная трескотня, поднявшаяся со всех сторон, бы­стро разрушили линейный фронт. Но с поразительным мастерством русские солдаты усваивали новую тактику боя. Разбившись па мелкие группы, оказывая друг другу поддержку и помощь, они создавали как бы кольцевые точки обороны и отбивали врага ружьём и штыком.

В последнюю, самую отчаянную атаку князь Багра­тион лично повёл 6-й егерский полк, командиром которого он когда-то был. Эта атака вызвала отступление правого фланга французов. Французская дивизия Леграна зашла в тыл русскому арьергарду, но и это не внесло расстрой­ства в ряды русских солдат. И только тогда, когда Багра­тион узнал, что русская армия вне опасности, арьергард штыками проложил себе дорогу и вышел на соединение с главными силами.

В донесении Александру I об итогах операции Куту­зов писал.- «Истребление корпуса, командуемого сим генералом (Багратионом, — И. П.), было неминуемо, равно как и разбитие всей нашей армии. Но храбрый генерал-майор князь Багратион, нимало не теряясь, с кор­пусом из 6 000 человек, сражаясь с неприятелем из 30 000, сего числа присоединился к армии, приведя с собой плен­ных: одного подполковника, двух офицеров и 50 рядовых и знамя французское».

Шенграбенский бой длился восемь часов. За этот бон 6-й егерский полк получил в награду серебряные трубы с георгиевскими лентами, а Багратион — чин генерал- лейтенанта.

Кутузов вывел русскую армию к Ольмюцу, где соеди­нился с вновь подошедшими силами. В Ольмюце под командованием Кутузова было до 75 тысяч русских сол­дат и около 18 тысяч австрийских. Австрийский двор упорно требовал наступления. Александр, желая снискать лавры победителя, настаивал на том же. Кутузов вынуж­ден был подчиниться этим требованиям, и из Ольмюца союзники двинулись на сближение с армией Наполеона. Багратион шёл во главе авангарда, тесня французские передовые части. 1 декабря 1805 г. на подступах к Брюнну, где находились основные силы Наполеона, союзные армии отошли километров пять на юг, к деревне Аустер­лиц. Багратионовский отряд расположился возле дороги, образуя правый фланг союзных армий. Левый фланг — колонна Дохтурова — по настоянию австрийского штаба продолжал продвигаться к юго-западу от Аустерлица по болотистым низинам Аустерлицкого поля. Колонна Ланжерона остановилась на Праценских высотах, заняв центр между колонной Дохтурова и отрядом Багратиона. План боевой операции был разработан немцем Вейротером. По этому плану союзники должны были отрезать Наполеона от Вены, обойдя правый фланг французов.

Обходной фланговый марш требовалось совершить по аустерлицкой болотистой низине, в треугольнике, огра­ниченном ручьями, озёрами и прудами. Начавшиеся мо­розы сковали озёра и пруды тонким льдом, который не выдерживал тяжести пехоты. Над аустерлицкой низиной господствовали Праценские высоты, которые являлись ключом всей позиции, а между тем по диспозиции Вейротера союзные армии должны были покинуть Працен­ские высоты и маршировать на запад.

Неуклюже составленная, неумело переведённая на русский язык, диспозиция вызывала тысячи возражений, особенно со стороны Кутузова. Л что делать, если На­полеон перейдёт в наступление? — этот вопрос вставал перед всеми. «Подобного случая не предвидится», — упрямо отвечал Вейротер. Марш союзных армий совер­шался почти на виду неприятеля в преступно медленных темпах. Фронт союзников растянулся на 13 километров. Наполеон был прекрасно ориентирован во всех планах союзного командования и готовил разгром союзного цен­тра именно у Праценских высот.

2 декабря 1805 г., в 6 часов утра, когда густой туман лежал ещё в лощинах и балках, диспозиция Вейротера была доставлена командующим войсками. Начиналось сражение.

Багратион командовал всем правым крылом. В его отряде было 3 мушкетёрских полка, два — гусарских, два— драгунских, один — лейб-кирасирский, три артил­лерийских роты, восемь сотен казаков. Багратиону под­чинялись также австрийская конница Лихтенштейна и 6-й егерский полк. Всего на правом крыле было сосре­доточено свыше 17 тысяч бойцов. Правое крыло предна­значалось для того, чтобы сдерживать неприятеля, и только в случае успеха союзных армий должно было переходить к наступательным действиям. Против этого крыла Наполеон выставил заслон из 18 орудий, располо­женных па холме у ольмюцкой дороги. Войскам Ланна было приказано держаться против Багратиона до по­следней степени. В помощь Ланну были выделены войска под командованием Мюрата и Бернадотта. Как и следо­вало ожидать, Наполеон основной удар направил на Праценские высоты. «Они будут обходить меня справа, тогда подставят мне свой фланг», — говорил Наполеон своим приближённым. Праценские высоты по приказу Александра I были оставлены без боя. В результате этого центр русского фронта был разгромлен с порази­тельной быстротой. Наполеоновская гвардия обрушилась на колонну Дохтурова, и только хладнокровие, распоря­дительность и мужество этого героя спасли колонну от неизбежною уничтожения.

Лани обходил Багратиона с фланга . С Праценских высот по правому крылу русских била французская ар­тиллерия. На русских наседала французская конница Мюрата. Багратион, оказавшись в арьергарде, начал вы­нужденное отступление на Аустерлиц, от которого он находился в 5 километрах. Чтобы пройти эти 5 километров, нужно было суворовское упорство. Каждый шаг отступ­ления к Аустерлицу был полит кровью врага. Велики были потери русских — около 21 тысячи человек.

За Аустерлицкое сражение Багратион награждён ор­деном Георгия 2-й степени. Австрийский император пожа­ловал ему командорский крест ордена Марин-Терезии.

В декабре 1805 г. Москва жила рассказами об Аус­терлице. Из уст в уста передавались имена героев. «Героем из героев был князь Багратион, прославившийся своим Шенграбенский делом и отступлением от Аустер­лица, где он один провёл свою колонну нерастроенною и целый день отбивал вдвое сильнейшего неприятеля» (Л. Н. Толстой, «Воина и мир»).

В 1806 г. военные действия развёртывались в Восточ­ной Пруссии. После изнурительных осенних боёв русская армия отходила к Прейсиш-Эйлау; арьергардом опять командовал Багратион. Силы арьергарда были разделены натри части — по числу отступающих колонн армии. В бой с преследующими французами приходилось всту­пать очень часто.

Особенно ожесточённые бои развернулись на подсту­пах к Прейсиш-Эйлау (1807). Наполеон бросил в бой конницу Мюрата и два корпуса — Ожеро и Сульта. И опять численное превосходство французов уступило выдержке, стойкости, упорству, мужеству, героизму рус­ского солдата. Багратион лично повёл своих солдат в атаку. На кладбище Эйлау Наполеон едва не попал в плен к русским.

Под Фридляндом Багратион руководил войсками на левом фланге. Пять суток с подлинно суворовским упор­ством русские солдаты отбивали врага. Золотая шпага, осыпанная алмазами, с надписью «За храбрость», была заслуженной наградой Багратиону за это сражение.

Тильзитский мир (1807) закончил войну между Рос­сией и Францией, захватническую со стороны Наполеона.

Выполняя условия Тильзитского мира, Александр I в сентябре 1807 г. потребовал закрыть Балтийское море для английского флота. Швеция, опираясь на английские обещания об оказании помощи, отказалась выполнить требования России. Дело дошло до войны.

В 1808 г. Багратион был уже в Финляндии, в качестве командира 21-й пехотной дивизии. Он имел задачей  наступление на Тавастгуст и занял этот город, невзирая на численное превосходство шведов.

Осенью 1808 г. шведский король Густав IV лично при­был в Хельсинки. Он был уверен в победе шведских войск.

Багратион завязал со шведами упорный бой, который продолжался четыре часа. Обойдя шведов с флангов, Ба­гратион отрезал им пути отступления к судам. Густав IV стал печальным свидетелем панического бегства шведских солдат.

Споры в главной русской квартире о планах военных действий замедляли их темпы. Война затягивалась. Только к марту 1809 г. определилось новое задание для Багратиона: поход на Аландские острова. В корпусе Ба­гратиона насчитывалось до 17 тысяч человек.

27 марта начался ледовый поход русской армии. Снежные сугробы перемежались с полыньями. Лёд под­таивал и подламывался. Пехота и конница двигались с величайшей осторожностью. И всё же наступление было столь стремительно и грозно, что Аландские острова были заняты в течение недели. Русские захватили здесь богатые трофеи: 146 судов, 32 орудия, 5 тысяч ружей. В плен было взято 2 тысячи вражеских солдат. Багра­тион за этот поход получил чин генерала от инфантерии.

С финского фронта Багратион был отправлен на юж­ный, турецкий. Русские войска стояли тогда под Измаи­лом. 23 августа Багратион приступил к осаде крепости. 12 сентября русский флот и наземные батареи начали артиллерийский обстрел Измаила, а 14 сентября перво­классная крепость капитулировала.

«Особенную должен я принесть благодарность и го­сподам генералам и всему войску вообще за ту любовь, которую они мне во всех случаях обнаруживали и кото­рая составила верховнейшее мне удовольствие посреди их и в часы сражений и в походах и во всех трудах, ими переносимых», — говорил Багратион в приказе, покидая южный фронт.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.