Главная » Русские народы

Черноземное пространство. — Малороссы

Опубликовал в Март 18, 2013 – 10:24 дпНет комментариев

МалороссыПочти вся западная половина южной России говорит тем наречием русского языка, которое называется малороссийским и которым говорят коренные жители чуд­ной равнины, начинающейся у подножья северо-восточного склона Карпат и простирающейся через широкий Днепр до самых берегов  тихого Дона. Эта местность, пере­ходящая к северу в такую же богатую равнину черноземного пространства, заселенного Великорусами, а на юге и востоке незаметно сливающаяся с беспредельными новороссийскими сте­пями, была когда-то истиной колыбелью великого Российского государства, колыбелью разоренной и разрушенной как набегами диких кочевников, неизвестно куда-то сгинувших, так и еще более внутренними разладами между отдельными удельными князями и отдельными группами одного и того же великого народа.

Чисто малороссийскими губерниями считаются в настоящее время губернии Киевская, Подоль­ская, Волынская, Черниговская, Полтавская и Харьковская, по кроме того Малороссы живут и по обширным степям Новороссии, и в окрестных Курской, Воронежской, Гродненской и Седлецкой губернии.

Картины природы Малороссии дали материал для таких богатых художественными красо­тами описаний, какими являются несравненные, бессмертные описания Гоголя, что нам волей неволей приходится сдерживать свое перо и предложить лишь сжатое, сухое описания страны, населенной Малорусами и ее природы.

Малороссы обитают преимущественно в пределах бассейна Днепра, и именно его среднего течения, хотя область распространения Малороссов доходит и до бассейнов Днестра и Буга в Подольской и Волынской губерниях, и до пределов бассейна Дона в Харьковской губернии. Соб­ственно Малороссия, кроме батьки — Днепра, орошается небольшими, незначительными его притоками: Десной, Сеймом, Пселом, Ворсклой, реками перегороженными большими плотинами, двигающими целые тысячи жерновов, перемалывающих на муку лучшее достояние Малоросса—его пшеницу.

Малороссия расположена на обширной, совсем плоской равнине. Только на берегу Днепра, да поближе к Каменцу — Подольскому, Кременцу и Почаевской лавре, лежащих совсем на Австрийской границе, да еще на самом разделе Малороссии с новороссийскими степями тянут­ся каменистые холмы, переваливающие через Днепр и образующие на нем знаменитые пороги, впрочем не задерживавшие ни ладей хищников Варягов, проложивших по Днепру путь к бога­тому Царьграду, ни удалых казаков, часто приплывавших в запорожскую сечь, на утлых стругах или других суденышках с верхних побережий Днепра.

Эта благодатная равнина, с благословенной черноземной почвой, густо заселенная, кажется даже при мимолетном ее осмотре перемежающими садами и нивами, богатыми, цветущими, пло­дородными. Кое-где, на песчаных отмелях старого русла Днепра или по берегам его притоков разрастаются большие сосновые боры, а повыше, па высоком берегу Днепра высятся громадные лиственные леса, в которых всего больше дуба, клена, черноклена, липы, явора, вяза и других лиственных растений, только дорогая сердцу Великоросса елочка редко попадается в этих красивых, цветущих лесах.

Берега малороссийских рек там, где по ним не тянутся леса, сплошные села и сады. Целые ряды опрятных, беленных хат, покрытых камышом или тростником, сгруппированы живописными группами близь воды. Хаты это обсажены пирамидальными тополями, подсолнеч­никами (интересно, что и то и другое растение вывезены из Америки), па огороде близь хаты пестреет мак и дрок и барвинок и другие цветы, которыми так любят украшать свои хорошенькие головки малороссийские девушки, да и сама хата увенчана пучками тютюна и разных трав, сушащихся на солнце и наполняющих воздух ароматом на далекое пространство. И такие картины, такие хаты и сады тянутся на целые сотни верст по всему течению речки, даю­щей Малороссу и свежесть и питье. К сожалению такие речки в настоящее время все чаще и чаще пересыхают, вследствие почти повсеместного истребления больших лесов и малороссийские деревни все чаще пользуются сухими балками—когда-то руслами рек, для их запруды и собрания воды в небольшие ставы, удерживающие эту воду в течение всего лета.

За селом, в степи, то есть местности, запятой сплошными нивами засеянными пшеницей и кое-где кукурузой и сахарной свекловицей, обыкновенно расположены баштаны с их гигантскими арбузами, тыквами и дынями, а еще подальше, среди гречишного поля старый дедко разбил свою пасеку и в крошечном шалашике стережет и наблюдает за своими пчелами.

Еще красивее, еще обильнее дарами природы небольшие хутора или помещичьи усадьбы. Здесь незатейливый глинобитный дом, именуемый все-таки, благодаря влиянию многочисленных на западном берегу Днепра поляков-поселенцев, панским дворцом, утопает в зелени окружающего его сада; и каких только яблок, и каких груш и слив не найдешь в этом саду, каких только ягод не растет на грядках, находящихся под наблюдением хлопотуньи-хозяйки? Половине сортов она и не может дать названий. А скотный двор, а птичник? Все это живет, кричит, поет, все это растет и плодится на потребу человечества и на выгоду хозяина.

Вообще Малороссию можно называть страной, как будто самой природой предназначенной для земледелия, и природа не могла выбрать для такой страны более подходящего жителя, чем нынешний Малоросс, который, несмотря на его вошедшую в поговорку лень и нерасторопность, все-таки истинный земледелец, любящий землю, живущий только ею и ее дарами и презирающий в большинстве случаев все иные занятия, как например торговлю или ремесло, которые он предоставляет бородатому великорусу-кацапу или вездесущему в Малороссии еврею.

Не смотря на то, что Малороссы раскинулись на пространстве шести больших губерний, все они, сравнительно, мало отличаются друг от друга и своими привычками, и своими костюмами и своими обычаями. Серая, реже черная смушковая шапка па голове, полотняная рубашка с прямым воротом, завязанная цветной ленточкой у парубков-щеголей, широкие шаровары, за­прятанные в короткие сапоги, этот костюм вы встретите и на австрийской границе, и в пределах Харьковской губернии. Зимой к этому присоединяется свитка из бурого или серого грубого сукна, а летом на западном берегу Днепра смушковая шапка заменяется круглой шляпой из пшеничной соломы—брылем.

Также распространен и женский костюм. Узкая плахта вместо юбки, красивая белая, вы­шитая красными и синими узорами рубашка, мониста из кораллов на шее, в средине которых непременно болтается большой золоченный дукат, венок цветов на голове, вот повсеместный костюм малороссийской девушки. В холодное время к этому прибавляются невысокие сапоги-чоботы, у щеголих—кофта-безрукавка, называемая в западных малороссийских губерниях корсетом.

Не много более изменчив головной костюм женщины, который большею частью состоит из так или иначе повязанного платка; но кое-где в Волынской и Подольской губернии на голову надеваются очень красивые, вышитые разными узорами уборы, имеющие вид дисков, вокруг которых уже и подвязывается платок.

Один из исследователей Малороссиян, доктор Дибольдт различает три типа Малороссов, отличающихся между собою как по наречиям, так и по некоторым обычаям и привычкам. К одной группе он причисляет украинских Малороссов, куда он относит всех Малороссиян восточного берега Днепра, а также Малороссов Киевской губернии, к другой Подольской группе он относит Малороссиян Подольской, южной части Волынской губернии и тех, которые населяют Австрийскую Галицию и Буковину. К третьей, полесской группе он относит, кроме обитающих в болотистых местностях северо-западного угла Киевской губернии и северной половины Волынской губернии полещуков также тех немногочисленных Малороссов, которые обитают в Гродненской и Седлецкой губерниях. Эти группы различаются также и по наружному виду и по языку. В самом деле, Малороссы украинской группы высоки, темно-русы и говорят правильным малороссийским говором; Малороссы Подольской группы среднего роста, черноволосы и говорят наречием отличающимся грамматическими неправильностями; наконец, малороссы полесской группы низкорослы, среди них много белокурых, и они говорят очень неправильно с фонетической точки зрения.

Самым интересным и самым спорным вопросом относительно Малороссов является вопрос об их происхождении. Раскопки курганов в пределах Малороссии, произведенные графом Бобринским, В. Б. Антоновичу Д. А. Самоквасовым, гг. Эварницким, Кибальчичем, Мазаракий и другими, показали, что древние Славяне, населявшие Малороссию во время возникновения Руси—те самые Славяне, которых святой Нестор описывает под именем Полян, Древлян и других, отличались значительно по строению своего тела от нынешних Малороссов. Таким образом возник вопрос, откуда же явились современные Малороссы?

Многие ученые согласны между собою в том, что нашествия орд степных кочевников отозвались неблагоприятно на Русском населении Киевского Великого Княжества. В самом деле, и Половцы и Печенеги, и Монголы и орды Крымских Гиреев шли с огнем и мечом, разрушая и убивая, не давая пощады ни старцу, ни женщине, ни младенцу. Таким образом, по мнению таких ученых, погибло первоначальное Русское население Киевского Княжества, и на его место, после этих страшных погромов, пришли новые колонизаторы.

Кто были эти колонизаторы, нам, к сожалению, не говорит ни история, ни предания и таким образом остается большой простор для предположений. Польские ученые, желая обострить вопрос племенной разницы между Великорусами и Малорусами, поднятый некоторыми ультра- украинофилами, утверждают, что на смену первым обитателям среднего Днепра пришли скрывавшиеся в Карпатах какие то гипотетичные горные Русины, тоже Славяне, но совсем иного типа, чем Великорусы, а также с запада, с берегов Вислы—тогдашние обитатели Привислянского края, то есть Поляки; колонизации же Русских с севера и северо-востока означенные авторы не допускают, так как эти местности также страдали от набегов, как Малороссия; таким образом, по словам польских ученых, Малороссия колонизовалась в конце концов чуть ли не Поляками. Точные антропологические исследования совсем не поддерживают этого взгляда; напротив того, они убеждают с одной стороны, что Малороссы сравни­тельно сохранили довольно хорошо тип северных Славян (Дибольдт), с другой, что тип их также, если не еще более, смешен, как и тип Великорусов (Эмме). Недавние исследования г. Петрова над населением Курской губернии как великорусским, так и малорусским, показали, что разница между ними почти незаметна, за исключением немного более высокого роста и более часто встречающихся у Малороссов карих глаз, в остальном же, например в относительных размерах тела, в распределении цвета волос, разница почти неразличима.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.