Главная » Декабристы – участники войн 1805-1814 гг.

Декабристы в Отечественной войне . Заключение

Опубликовал в Сентябрь 4, 2013 – 7:00 дпНет комментариев

Наполеон БонапартЗакончилась многолетняя упорная кровавая борьба между Францией и Россией. Наполеоновская империя потерпела поражение.

«Война со славою была кончена. Полки наши возвра­щались из-за границы. Народ бежал им навстречу… Офицеры, ушедшие в поход почти отроками, возвраща­лись, возмужав на бранном воздухе, обвешанные крестами. Солдаты весело разговаривали между собою, вмеши­вая поминутно в свою речь немецкие и французские слова.

…Время незабвенное! Время славы и восторга! Как сильно билось русское сердце при слове отечество! Как сладки были слезы свидания!»

Молодые русские офицеры — горячие патриоты, «сыны Бородина и Кульмские герои», будущие декабри­сты, помимо боевого опыта, прошли большую социальную и политическую школу.

Победоносная война русского народа в 1812 г. оказала огромное влияние не только на декабристов, принимав­ших в ней непосредственное участие, но и на тех, кому по молодости лет не пришлось воевать. Декабристы рас­сказывали о своем понимании прошедших событий в ли­тературных трудах, в объяснениях следственной комис­сии, в мемуарах и записках, написанных много лет спустя в Сибири. Ни время, ни возраст не изменили их взгля­дов. «Мы были дети 12-го года»,— кратко и глубоко опре­делил отношение декабристов к Отечественной войне де­кабрист Матвей Муравьев-Апостол. «Для того чтобы понять наше время, понять наши стремления,— писал он же но поводу романа Л. Н. Толстого «Война и мир»,— необходимо вникнуть в истинное положение тогдашней России; чтобы представить в истинном свете обществен­ное движение того времени, нужно в точности изобра­зить все страшные бедствия, которые тяготели тогда над русским народом; наше движение нельзя понять, нельзя объяснить вне связи с этими бедствиями, которые его вы­звали» . И он же утверждал, что «именно 1812 год, а вовсе не заграничные походы создали последующее общественное движение, которое было в своей сущности не заимствованным, не европейским, а чисто русским».

Глубокие размышления над судьбой своей Родины привели декабристов к единственно правильному выводу о народном характере войны 1812 г. Они поняли, что на­род, охваченный всеобщим патриотическим порывом, со­знательно вставший на защиту свободы и независимости именно России, а не батюшки-царя, народ-победитель не получил за свой героизм никакого вознаграждения. «На­родная война 1812 года вызвала такую уверенность в на­родной силе и патриотической восторженности, о коих до того времени никакого понятия, никакого предчувствия не имели»,— писал декабрист А. Е. Розен.

«Война 1812 г. пробудила народ русский к жизни и составляет важный период в его политическом существо­вании. Все распоряжения и усилия правительства были бы недостаточны, чтобы изгнать вторгнувшихся в Россию галлов и с ними двунадесять языцы, если бы народ по- прежнему остался в оцепенении. Не по распоряжению начальства жители при приближении французов удаля­лись в леса и болота, оставляя свои жилища на сожже­ния. Не по распоряжению начальства выступило все на­родонаселение Москвы вместе с армией из древней сто­лицы… В рядах даже между солдатами не было уже бессмысленных орудий; каждый чувствовал, что он при­зван содействовать в великом деле»,— вспоминал декаб­рист И. Д. Якушкин .

Декабрист С. Г. Волконский в своих записках пере­давал свой разговор с Александром I. Царь спросил: «Каков дух армии?» Я ему ответил: «Государь! От глав­нокомандующего до всякого солдата, все готовы положить свою жизнь к защите отечества…» — «А дух народный?» На это я ему отвечал: «Государь! Вы должны гордиться им; каждый крестьянин — герой, преданный отечеству и Вам».— «А дворянство?» — «Государь! — сказал я ему.— Стыжусь, что принадлежу к нему,— было много слов, а на деле ничего» .

На вопрос Следственной комиссии декабрист М. А. Фонвизин отвечал: «Великие события Отечественной войны, оставя глубокие впечатления, произвели во мне какое-то беспокойное желание деятельности» .

«Нападение Наполеона на Россию в 1812 году возбу­дило в русских любовь к Отечеству в самой высокой сте­пени; счастливое окончание сей войны заставило всех русских гордиться своим именем, а во всех имевших сча­стие участвовать в высоких подвигах поселило удостове­рение, что каждый из них был полезен своему Отечест­ву»,— свидетельствовал С. П. Трубецкой .

«Во время войны 1812 года произошло одно обстоя­тельство, которое всячески старались замять. Вот оно. При виде неприятеля крестьяне, по собственному почи­ну, взялись за оружие. Везде, в чисто русских губерниях, крестьяне вели партизанскую войну и мужественно би­лись. Когда неприятеля изгнали из России, те из них, которые были крепостными, вполне естественно думали, что такое геройское сопротивление, преодоление стольких опасностей, навстречу которым они храбро шли, стольких лишений, самоотверженно перенесенных ради общего освобождения, давали им право на свободу. Убежденные в этом крепостные некоторых местностей не хотели более признавать власть своих господ… они старались сбросить ярмо собственного рабства после того, как с таким успе­хом способствовали освобождению страны от угрожавше­го ей чужеземного ига…» — писал декабрист Н. И. Тур­генев .

В войну 1812 г. русские солдаты «храбро и отлично дрались… когда Отечество было почти порабощено не­приятелем. Скажите, чего достойны сии воины, спасшие столицу и Отечество от врага-грабителя, который попирал святыню … Они, не кто другой спасители России… А такое ли возмездие получили за свою храбрость? Нет, увеличилось после того еще более угнетение»,— писал декабрист Я. М. Андреевич .

«Обширная Россия восстала, как один человек… Воодушевление народное в России было велико, потому что это была война народная»,— писал декабрист Н. А. Бестужев .

Война 1812 г. «пробудила и высоко подняла сознание народного достоинства, а вместе с тем с другой стороны допущенное по необходимости и неизбежное свободное обсуждение обстоятельств, которые привели и сопровож­дали эту войну, раскрыло целый ряд ошибочных действий правительства, от гибельных последствий которых, по тогдашним суждениям и убеждениям, Россия избавилась только самостоятельным действием и доблестью народа, независимо от правительства и даже как бы вопреки ему»,— вспоминал декабрист Д. И. Завалишин.

Во время следствия над декабристами А. А. Бестужев писал Николаю I: «Наполеон вторгся в Россию, и тогда-то народ русский впервые ощутил свою силу: тогда-то про­будилось во всех сердцах чувство независимости, сперва политической, а впоследствии и народной. Вот начало свободомыслия в России» .

Война 1812 г. объединила народ для защиты своего достояния, которое одни меры правительства не в состоя­нии уже были охранять. Вторгшегося в Отечество врага разбил народ, и передовые мыслящие люди должны были обратить внимание на состояние «внутреннего устрой­ства». Рабство народа, беззаконие, всеобщее лихоимство, разоренная страна — все это «вопияло за Отечество». «И мыслящие восстали на умственный подвиг, как преж­де толпы восставали на рукопашный бой»,— писал М. С. Лунин, объясняя на следствии причины своего вступления в тайное общество.

Двенадцатый год стал поворотным моментом полити­ческой жизни будущих революционеров.

На идейную подготовку декабризма несомненное влия­ние оказало участие будущих первых русских революцио­неров в войне за независимость Германии 1813 г. и по­ходах во Францию в 1814 г. Заграничные впечатления не породили новую идеологию. Социальные и политиче­ские порядки западных стран были известны в России и до 1813—1814 гг. Но то, что было известно в теории, декабристы увидели воочию. Они познакомились с обще­ственной жизнью стран, через которые проходили с боя­ми. Стали очевидцами освободительного движения в Гер­мании и политической борьбы во Франции после сверже­ния Наполеона. Они убедились, что народы, свободные от крепостного строя, живут несравненно лучше, чем в крепостной России. Будущие декабристы совершенно ясно осознали, что все это было результатом Французской буржуазной революции, и, хотя европейская реакция во главе с русским царем вела войну 1814 г. с Наполеоном во имя восстановления феодально-абсолютистского строя во Франции, никакие попытки реставрировать старый ре­жим не смогли уничтожить завоеваний революции.

«Возвращение Бурбонского дома на французский пре­стол и соображения мои впоследствии о сем произшествии могу я назвать эпохою в моих политических мнениях, понятиях и образе мыслей: ибо начал рассуждать, что большая часть коренных постановлений, введенных Революциею, были при реставрации монархии сохранены и за благие вещи признаны, между тем как все восставали против Революции, и я сам всегда против нее восставал. От сего суждения породилась мысль, что Революция, вид­но, не так дурна, как говорят, и что может быть весьма полезна, в каковой мысли я укрепился тем другим еще суждением, что те государства, в коих не было Револю­ции, продолжали быть лишенными подобных преиму­ществ и учреждений. Тогда начали сии причины присо­вокупляться к ныне уже приведенным; и начали во мне рождаться, почти совокупно, как конституционные, так и революционные мысли»,— писал Пестель в своих по­казаниях Следственной комиссии.

«Кампании 12-го года и последующих 13 и 14 гг. под­няли наш народный дух, сблизили нас с Европой, с уста­новлениями ее, порядками управления и народными га­рантиями; противоположность нашего государственного быта, ничтожество наших народных прав, скажу гнет на­шего государственного управления — резко выказались уму и сердцу многих»,— отмечал С. Г. Волконский.

«Теперь возвратятся в Россию много таких русских, которые видели, что без рабства может существовать гражданский порядок и могут процветать царства»,— за­писал в своем дневнике декабрист Н. И. Тургенев.

«Пребывание во время похода за границей вероятно в первый раз обратило внимание мое на состав общест­венный в России и заставило видеть в нем недостатки,— показывал на следствии декабрист И. Д. Якушкин.— По возвращении из-за границы крепостное состояние лю­дей представилось мне как единственная преграда сбли­жению всех сословий и вместе с сим — общественному образованию в России» .

«Трехлетняя война, освободившая Европу от ига наполеонова, последствие оной, введение представительно­го правления в некоторых государствах; сочинения поли­тические, беспрестанно являющиеся в сию эпоху и чи­таемые с жадностью молодежью; дух времени, наконец,

обративший умы к наблюдению законов внутреннего устройства государства,— вот источник революционных мнений в России. Молодые люди, занимавшиеся сими предметами, вскоре восчувствовали желание видеть в отечестве своем представительное устройство, сообщали друг другу мнение, соединялись единством желаний, и вот зародыш Тайного общества политического»,— писал во время следствия над декабристами С. И. Муравьев-Апостол, отвечая на вопрос о формировании его револю­ционного мировоззрения.

На вопрос Следственной комиссии, откуда он заимст­вовал первые революционные мысли, С. Г. Волконский отмечал: «Полагаю… что с 1813 года первоначально заим­ствовался вольнодумческими и либеральными мыслями, находясь с войсками по разным местам Германии и по сношении моем с разными частными лицами тех мест, где находился. Более же всего получил наклонность к таковому образу мыслей во время моего пребывания в конце 1814 и в начале 1815 в Париже и Лондоне, как господствующее тогда мнение. Как в чужих краях, так и по возвращении в Россию вкоренился сей образ мыслей книгами, к тому клонящимися».

Трубецкой писал в своих показаниях: «Свободный образ мыслей заимствовал я по окончании войны с французами, из последовавших по утверждении мира в Европе происшествий, как-то: преобразования француз­ской империи в конституционную монархию, обещания других европейских государей дать своим народам кон­ституции и установление оных в некоторых государст­вах».

Много лет спустя, вспоминая события минувших лет, декабрист М. А. Фонвизин писал: «В походах по Герма­нии и Франции наши молодые люди ознакомились с ев­ропейской цивилизациею, которая произвела на них тем сильнейшее впечатление, что они могли сравнивать все виданное ими за границею с тем, что им на всяком шагу представлялось на Родине: рабство огромного большинст­ва русских, жестокое обращение начальников с подчинен­ными, всякого рода злоупотребления власти, повсюду царствующий произвол — все это возмущало и приводило в негодование образованных русских и их патриотиче­ское чувство. Многие из них в походах познакомились с германскими офицерами, членами прусского тайного со­юза, который, так благотворно содействовал освобожде­нию и возвышению Пруссии, французскими либералами. В открытых беседах с ними наши молодые люди нечув­ствительно усвоили их свободный образ мыслей и стрем­ление к конституционным учреждениям, стыдясь за Рос­сию, так глубоко униженную самовластием» .

* * *

Будущие декабристы — «дети двенадцатого года», истин­ные и верные сыны Отечества, вернулись в Россию из заграничных походов, полные самого горячего стремле­ния активно действовать на благо своей Родины и своего народа. Боевые содружества, сложившиеся в годы войны, крепли уже в мирное время, способствовали образованию тесных товарищеских коллективов, объединенных об­щностью политических настроений. Боевые друзья, спаянные фронтовой дружбой, продолжали встречаться, об­суждать вопросы, которые у многих зародились еще до войны, а во время войны укрепились. Они намеревались перестроить Россию, спасти свое Отечество от мерзостей крепостничества, неограниченного произвола военных начальников и гражданских чиновников, отсутствия просвещения, взяточничества и несправедливости в судах, каз­нокрадства, хаоса в гражданских учреждениях и палоч­ного режима в армии.

Для этого они создали тайное общество. Во имя спа­сения России они вышли с оружием в руках на Сенатскую площадь и погибли. «Узок круг этих революционе­ров. Страшно далеки они от народа,— писал В. И. Ле­нин.— Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию.

Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили рево­люционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями «Народной воли». Шире стал круг борцов, ближе их связь с народом. «Молодые штурманы будущей бури» — звал их Герцен. Но это не была еще сама буря.

Буря, это — движение самих масс. Пролетариат, единст­венный до конца революционный класс, поднялся во главе их и впервые поднял к открытой революционной борьбе миллионы крестьян» .

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.