Главная » Греция

Демократические реформы Клисфена

Опубликовал в Март 18, 2015 – 4:46 ппНет комментариев

Когда Гипий бежал, дела в Афинах пошли сначала далеко не гладко. Во вне им приходилось считаться с враждебностью Спарты, скоро понявшей, как она была обманута оракулом и насколько свободные Афины для нее опаснее Афин под властью тирана. Рассказ о том, как спартанцы вторглись в Аттику с целью восстановить тиранию, сам по себе очень интересен и раскрывает вполне характер их политики, но не может найти себе места в этой главе. Более серьезное значение имела тотчас возгоревшаяся в Афинах политическая борьба. Пока оставалось совсем еще не ясно, в чьих интересах была устранена тирания. Род Алкмеонидов, игравший главную роль в изгнании Гипия, принадлежал к аристократии. Для многих членов её, а, пожалуй, и для них, это изгнание представлялось средством для восстановления упраздненных Солоном привилегии. Масса народа стремилась ближе подойти к демократии, чем это допускал Солон; притом, в сущности, его установления за время тирании перестали применяться. Приведшая к тирании Писистрата борьба партии разразилась снова, но на этот раз с другим результатом. Во главе Алкмеонидов стоял Клисфен. Об его прошлом и его характере мы, в сущности, не знаем ничего. Он принадлежал к одной из знатнейших афинских фамилий, жиль во время управления Писистратидов в изгнании и, без сомнения, вернулся в Афины исполненный честолюбия и жажды власти. Он очутился во главе партии, боровшейся с другими и в этой борьбе понесшей поражение. По словам Геродота, «разбитый, он сблизился с народом». Мы не знаем, каким образом эта дружба его с народом доставила им обоим по-беду; но несомненно одно: под руководством Клисфена демократия, так или иначе, одержала победу и провела свои преобразования. Так как эти преобразования определили общий характер афинской демократии и были только завершены Периклом, то они заслуживают здесь нашего рассмотрения.

Первым по важности идет упразднение политической деятельности старых фил и образование новых на совершенно новой основе. В частности тут много неясного, но главные цели преобразования очевидны. Это было устранение политического влияния аристократии, и введете в состав гражданства нового класса или, говоря современным языком, расширение избирательного права и отмена привилегий аристократии. В четыре старые филы, с незапамятной древности, входили, несомненно, как бедняки, так и богачи, но влияние предания и, вероятно, их устройство отдавали в них власть в руки евпатридов. Пока эти филы оставались единицами политической власти,— мы почти можем назвать их избирательными собраниями, так как каждая выбирала в совет сто членов,— напрасно было проводить демократические реформы. Филы, естественно, выбирали на должности евпатридов. Далее, так как принадлежность к филам основывалась на происхождении, то, пока только она давала право гражданства, невозможно было дать его большому числу чужеземцев, которых было много в Аттике. Торговля создала класс купцов; по различным причинам в Аттику переселялись иноземцы. Это был класс очень ценный для государства и еще более для агитатора. Чтобы ввести его в состав гражданства, нужно было совершенно устранить политическое значение старых фил. Вся Аттика уже была разделена на округа, называвшиеся демами. Их можно считать «кварталами» Аттики, если возможно распространить на деревню название, прилагаемое обыкновенно только к городам. Еще более отвечало бы их характеру название «приходов», если отнять у этого слова часть его религиозного значения. Итак, демы были старые аттические деления чисто-местного характера, вовсе не связанные с отдельными аристократическими родами и не имевшие особого устройства. Клисфен принял их за основу для своих новых фил. Их или существовала сотня до Клисфена, или число их было сведено к сотне при нем. Десять таких демов, не смежных, а взятых из разных частей страны, были соединены в филу. Созданные таким образом десять фил не имели местных интересов, которые могли бы идти в разрез с общими интересами государства, и не могли служить для аристократии рычагом, при помощи которого она могла противодей-ствовать быстрой демократизации государства. Эти новые филы должны были стать новыми политиче-скими единицами, новыми «избирательными собраниями» Аттики. Дельфы одобрили новое установление. Сама жрица выбрала героев, по именам которых должны были называться разные филы. Старые филы еще сохранили свое религиозное и социальное значение, но перестали существовать политически.

Настоящим правительством, центральным учреждением государства был, как мы уже видели, совет 400, обязанный своим происхождением реформе Солона.

Так как он состоял из сотни членов, выбираемых каждою филой, то новые установления Клисфена неизбежно привели к небольшим переменам. С этого времени вместо четырехсот членов мы находим в нем пятьсот, причем каждая из десяти новых фил избирала пятьдесят человек. Около этого же времени был точнее определен порядок и ход заседания этого совета. Но эти вопросы удобнее будет рассмотреть в одной из следующих глав, когда мы перейдем к обзору вполне развитой демократии Афин эпохи Перикла. Туда также всего лучше отнести описание и оценку системы выборов по жребию, одного из самых важных и характерных учреждений афинской демократии; здесь мы отметим только, что жребий применялся уже во время Клисфена.

Остается теперь рассмотреть остракизм, тоже введенный Клисфеном в это время. Обряд его заключался в следующем. Каждый год афинскому народу предлагался вопрос, не желает ли он изгнать кого на десять лет. Если народное собрание давало отрицательный ответ, как это бывало обыкновенно, дело этим и оканчивалось. Но если ответ был утвердительный, тогда для дальнейшего назначался особый день, на который созывалось собрание народа. Гражданам раздавались таблички, «остраки», от которых получило свое название учреждение. При этом не упоминалось ни одного имени и не указывалось оснований для подачи голоса. Без всякого руководства, по крайней мере, официального или открытого, каждому гражданину предлагалось написать на его табличке имя того человека, крупного или мелкого, присутствие которого в государстве представлялось вредным для его блага. Никто не был обязан подавать голос, если не желал. Затем таблички складывались в большой сосуд, и в конце дня особые лица разбирали их и объявляли результат. Если не было подано 6.000 голосов 1), все голосование оставалось без последствий, так как для действительности его необходимо было, чтобы оно представляло мнение большой части граждан. Если требуемое число голосов было подано, тогда по-лучивший наибольшее число их должен был уйти на десять лет в почетное изгнание, но оно не влекло за собой ни отобрания имущества, ни денежного штрафа. Единственным наказанием, сопровождавшим остракизм, было удаление на десять лет из Аттики и из всех афинских владений. Но это наказание было тяжелее, чем представляется теперь, так как для грека единственной достойною жизнью была жизнь гражда-нина; жить иноземцем, на чужбине, было для него невыносимо.

Такова была процедура остракизма. Какой он имел смысл и какие цели? Когда он был введен, Афины только что освободились от тирании Писистратидов. С тех пор ненависть к тирании

1) Очень сомнительно, какое число голосов требовалось для остракизма: нужно ли было 6.000 голосов против одного лица или только, чтобы их было всего подано такое число? Грот поддерживает первый взгляд; большинство следовавших за ним историков приняли последний, и в пользу его, по-видимому, говорят свидетельства. Но совместимо ли с характером демократии, чтобы пятая, примерно, часть всего числа граждан имела возможность изгонять популярного политика и страх перед нею стали на некоторое время сильнейшим двигателем афинской политики. Писистрат захватил власть вопреки желаниям афинского народа, который напрасно был, предупреждаем Солоном. Многие, без сомнения, от-носились к Писистрату подозрительно, но он постоянно выказывал благие намерения, пока не получил телохранителей, наличность которых позволила ему вместо хитрости прибегнуть к силе. До захвата акрополя он не сделал ничего такого, что навлекло бы на него кару закона; первые шаги всякой узурпации носят характер законности. Остракизм был введен для того, чтобы дать афинскому народу законные средства действовать на основании подозрений, прежде чем становилось поздно. Остракизм позволял афинскому народу сказать любому выдающемуся гражданину: «Нам подозрительны твои намерения; правда, в твоей жизни не заметно нарушение законов, но твое поведение внушает подозрения. Мы просим поэтому тебя удалиться из Афин, чтобы успокоить смущение, вызываемое твоим присутствием». От хорошего гражданина можно было ожидать добровольного принесения этой жертвы; несогласие на это до некоторой степени доказывало бы, что изгнание заслужено.

Солон дал Афинам устройство с демократическими чертами. Клисфен ввел настоящую демократии. Мы не дошли еще до неограниченной власти народного собрания, отличавшей время Перикла; но весь строй государства носит демократический характер, и в самих Афинах не было силы, которая могла бы противодействовать этой тенденции.

 Монархия исчезла вполне; аристократия и олигархия, доказавшие свою неспособность руководить государством, были ниспровергнуты. Вскоре должны были исчезнуть немногие учреждения, еще ограничивавшая власть народа, наружные отпрыски подрубленных корней.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.