http://bazis71.ru/f/mysitemap.xml » Революции 1848-1851

Демонстрация 10 апреля

Опубликовал в Июль 10, 2013 – 12:45 ппНет комментариев

Эрнст Джонс . ПортретС утра 10 апреля в Лондоне закрылись многие фабрики, заводы, магазины. Войска заполнили улицы и площади. Мосты через Темзу были оцеп­лены. Воинские части были расставлены в городе еще с 8 апреля.

Чартистские лидеры наметили следующий план демонстрации. В 10 ча­сов утра члены Конвента в сопровождении рабочих отправляются из помещения Научно-литературного института на Джон-стрит на площадь Кеннингтон Коммон. Процессию возглавляют два богато украшенных эки­пажа. В одном, запряженном четверкой лошадей, повезут петицию с при­ложенными к ней подписями. В другом, запряженном шестеркой лошадей, едут члены президиума Конвента и Исполнительного комитета Националь­ной чартистской ассоциации. Шествие направляется сначала на улицу Холборн, где находилось правление Национального земельного общества, в котором хранилась самая петиция. Захватив петицию и подписи к ней, про­цессия направится далее в юго-восточном направлении через мост Чер­ных братьев, а оттуда к площади Кеннингтон. По пути к демонстрантам присоединяются все новые толпы горожан, преимущественно рабочих. Основная масса демонстрантов идет правильными рядами, с оркестрами и знаменами, на которых написаны чартистские лозунги: «Хартия и ника­ких уступок», «Хартия и земля», «Свобода, братство, равенство», «Ирлан­дия для ирландцев» и т. п.

Этот план шествия на площадь Кеннингтон был действительно осуще­ствлен. Шествие развернулось во внушительную народную демонстрацию. Кроме демонстрантов — чартистов и членов трэд-юнионов, шедших в ор­ганизованном порядке, по краям улиц стояли и частью двигались парал­лельно чартистам многочисленные зрители, выражавшие сочувствие де­монстрантам и с энтузиазмом выкрикивавшие их лозунги. В общем, когда чартисты собрались на Кеннингтоне, количество их было весьма внуши­тельно. Численность демонстрантов точно установить невозможно: совре­менники то сильно преувеличивали его, то крайне преуменьшали. Наи­меньшую цифру участников давала «Таймс» — 10 тыс. чел., Пальмерстон называл цифру 15 тыс., «Эннюэл реджистер» — 23 тыс., газета «Сан» указывала на 170 тыс., «Морнинг пост» — 150 тыс., Веллингтон в палате лордов говорил о 200 тыс. участников. Сами чартисты называли цифру 250 тыс. («Полярная звезда») и даже 400—500 тыс. (заявление О’Кон­нора).

По плану чартистских руководителей процессия и митинг на Кеннинг­тоне должны были явиться лишь первой частью задуманной программы, и притом не самой главной. Из Кеннингтона предполагалось отправиться всей массой далее, к зданию парламента, и там торжественно от имени народа передать петицию палате общин.

Но этот план был сорван. Еще до начала митинга полицейские вла­сти, штаб которых находился в одной местной таверне, вызвали к себе О’Коннора и Мак-Грата, как главных лиц, ответственных за демонстрацию, и заявили им, что правительство ничего не имеет против проведения чар­тистского митинга на Кеннингтоне, но решительно возражает против про­цессии к Вестминстеру (к зданию парламента) и не допустит ее. О’Коннор и Мак-Грат тут же дали обещание по окончании митинга распустить демонстрантов. О’Коннор стал уговаривать чартистов разойтись по до­мам. Петицию он обещал сам передать в парламент и добиться ее рассмот­рения в ближайшее время. «Дети мои!— обращался к чартистам «Старый Фергюс». — Вас упорно уверяли, что сегодня меня не будет в ваших ря­дах. Но вот я здесь… Мое настоящее место среди моих детей. Да, вы — мои дети… Я — ваш отец. Я готов стать перед вами на колени и просить вас сохранить спокойствие… Сейчас положение таково, что передать  петицию парламенту может не вся процессия, а только президиум. Умоляю вас, не настаивайте на своем желании сопровождать нас далее… Будем действовать сообща, решительно и мирно; сегодня я внесу петицию в палату, п никто не может помешать ее успеху, если только массы останутся спокойными и благоразумными».

Выступившие вслед за О’Коннором Эрнст Джонс, Джулиан Гарни и другие ораторы поддержали О’Коннора. Шествие к зданию парламента было отменено. После этого петицию, которая весила вместе с подписями около 6 центнеров, переложили на три простых кэба и отвезли без всякой торжественности в парламент. Массы народа мирно разошлись. Столкно­вения с полицией ограничи­лись несколькими инциден­тами на одном из мостов.

«Демонстрация не уда­лась, поход на Вестминстер отменен, и Ф. О’Коннор ве­чером вручил петицию обыч­ным порядком»,— замечает по поводу конца дня 10 ап­реля Ф. Энгельс.

Так закончилась демон­страция, на которую чартис­ты возлагали столько надежд.

В ближайшем, вышедшем после 10 апреля номере «Полярной звезды» О’Коннор торжественно заявлял, что за последние 10 дней он стал как бы на 20 лет моложе, что «благоразумие одержало полную победу», что «поне­дельник 10 апреля вселил «великий ужас« в сердца врагов чартизма» и т. д. О’Коннор даже предсказывал, что в скором времени («через неделю после пасхи») министры будут прогнаны со своих постов п за­менены новыми, которые серьезно займутся «Народной хартией».

Но едва ли и сам О’Коннор верил в своп слова. В действительности де­монстрация 10 апреля, конечно, не удалась. И враги чартистов прекрасно понимали это. Стоит привести следующую выдержку из письма Пальмер­стона, чтобы сразу представить себе торжество господствующих классов. «Дорогой Норменби!— писал 11 апреля Пальмерстон своему другу, анг­лийскому послу в Париже,— славный день был вчера — Ватерлоо мира и порядка! Говорят, были поставлены на ноги 100 тысяч специальных констэблей, некоторые считали число их в 250 тысяч. Улицы были наводнены ими, и люди всех классов и рангов сплотились в защиту закона и собствен­ности. Чартисты имели довольно жалкий вид и собрали не более 15 ты­сяч человек… Они теперь убедились, что громадная масса населения Лон­дона не с ними, и они, вероятно, сейчас на некоторое время притихнут, ожидая более благоприятного момента».

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.