http://kaminy-vidnoe.ru/upload_picture/mysitemap.xml » Очерки истории Италии

Изобразительные искусства. Наука.

Опубликовал в Июль 15, 2013 – 11:48 дпНет комментариев

Рис. 28. Леонардо да Винчи. АвтопортретРасцвет этот, однако, отошел в прошлое не во всех областях. Изобразительные искусства, составляв­шие, может быть, наиболее яркое и блестящее проявление культуры Возрождения, вступают именно в конце XV и в первые десятилетия XVI в. в полосу особого процветания, из­вестную под именем Высокого Возрождения.

Первым замечательным, поистине гениальным художником, с одной стороны, как бы подытожившим все достижения искусства XIV—XV вв., с другой же стороны, выведшим это искусство на новые широкие пути, был Леонардо да Винчи (1452—1519). Как художник он преодолевает то любование деталями, отдельными элементами реальной действительности, которое отличало мастеров изобразительных искусств предшествовавших поколений, и в своих, правда весьма немногочисленных, живописных произведениях добивается обобщенности образов, их глубокой и жизненной вырази­тельности, монументальности и гармоничности построения, кото­рые открывают эру нового искусства. Даже такие ранние и неболь­шие по своим размерам картины Леонардо да Винчи, как храня­щиеся в Эрмитаже «Мадонна Бенуа» и «Мадонна Литта», ясно показывают тот огромный сдвиг, который в своем живописном твор­честве совершил Леонардо. Такие же его зрелые произведения, как портрет Моны Лизы Джокондо (так называемая «Джоконда» в Лувре — Париж) или дошедшая до нас в сильно поврежденном виде настенная роспись в миланском монастыре Санта-Мария делле Грацие «Тайная вечеря», поражают мощью реалистического проникновения в природу человека и силой анализа, соединяемых со стройностью и гармоничностью произведений в целом.

Рис. 29. Леонардо да Винчи. Мадонна БенуаЗамечательные качества Леонардо как великого художника соединялись со свойствами и гением ученого-теоретика и инженера- практика. В тысячи листов своих черновых и получерновых тетра­дей он заносил наряду с зарисовками с натуры, затем используемыми в художественных произ­ведениях, и бытовыми записями вроде переч­ней расходов на пита­ние, свои наблюдения над окружающей приро­дой, проекты и резуль­таты экспериментов в различных научных об­ластях, эскизы изобре­тений.

Эти тысячи листов, к сожалению, оставшие­ся почти не известными современникам и потому оказавшие лишь косвен­ное влияние на разви­тие науки и техники, обнаруживают открытия поистине замечательные.

Но главным в науч­ном и техническом так же, как и в художе­ственном творчестве Лео­нардо да Винчи, были не конкретные его до­стижения, а принципи­альные установки. Он первый четко и определенно понял, что как наука, так и искусство должны быть построены на изучении реальной жизни. Что для этого изучения необходимо не только пассивное наблюдение, но и активный эксперимент, что наука и искусство взаимно оплодо­творяют друг друга и нужны не сами по себе, а для практиче­ской деятельности человека, что наука проверяется техникой, а техника должна строиться на науке.

Все эти истины, в наше время бесспорные, были великими от­крытиями гениального винчианца, открытиями, мало понятными его современникам и потому сделавшими длинную жизнь художника-новатора трудной, полной срывов и неудач.

Рис. 30. Леонардо да Винчи. Девушка с ласкойЗато легкой, полной успехов и всеобщего признания была ко­роткая жизнь другого великого представителя искусства Высокого Возрождения Рафаэля Санцио (1483—1520). Он создает за двадцать лет бурной деятельности большое количество живописных произ­ведений, становящихся каноном совершенства и красоты в искус­стве. В этих работах — многофигурных фресках, украшающих стены папского дворца — Ватикана, картинах религиозного со­держания, портретах современников — Рафаэль с несравненной простотой и легкостью воплощает то стремление к гармонии и стройности, которое было одним из основных свойств культуры Возрождения и одной из струй в сложном творчестве Леонардо да Винчи.

Такие его композиции, как громадные фрески «Афинская школа» или «Парнас» в большом количестве образов, заимствованных из жизни и в то же время обобщенных и идеализированных, наглядно показывают те достижения, которых добилось за ряд десятилетий искусство Италии. Одно из последних произведений художника — «Сикстинская Мадонна» (Дрезден, рис. 33) с громадной силой в одном образе прекрасной жен­щины-матери концентрирует тот идеал возвышенной кра­соты, о котором мечтали поэ­ты, философы, ученые эпохи.

Прямой противоположно­стью Рафаэлю, хотя и пря­мым продолжателем его дела, был флорентийский живопи­сец, скульптор, архитектор и поэт Микеланджело Буонар­роти (1475—1564). За свою почти девяностолетнюю жизнь этот замечательный творец, страстный патриот, участник  последней защиты Флоренции (см. выше, стр. 139), упрямый и своевольный, создал множество произведений, поражающих своей глубокой одухотворенной значимостью и наполняющим их бур­ным темпераментом, высоким идейным содержанием. Если Рафаэль продолжал гармоническую линию творчества Леонардо да Винчи, то Микеланджело развивал дальше его смысловую направленность, доводя ее до такой интенсивности, которая далеко выходила за пределы всего, что не только знало, но и к чему стремилось Воз­рождение, закладывая основу нового художественного стиля и но­вой культуры барокко, или первого ее этапа, так называе­мого маньеризма.

Рис. 31. Рисунки Леонардо да Винчи: а) Вертолет б) .Многоствольные пушкиУже одно из ранних скульптурных произведений Микелан­джело— гигантский мраморный «Давид» (см. рис. 36), предназна­ченный для центральной площади Флоренции, неукротимой мощью своего юного тела и мрачной, готовой на все, энергией своего лица как бы напоминает разложившимся итальянцам начала XVI в. о героической силе эпохи, от достижений которой они все более отходят.

Однако призывы гениального художника-патриота не находили отклика, положение его любимой страны и особенно его любимого города — Флоренции — становилось все более тяжелым. И худож­ник, болезненно понимавший это, создает серию глубоко трагиче­ских произведений, таких, как грандиозный по своим размерам и замыслу плафон Сикстинской капеллы в Ватикане с его полными мрачной выразительности фигурами персонажей библии и легенды.

Не менее ярко передает настроения гражданской скорби, охватившие его к середине XVI в., созданная им по заказу и для про­славления семьи Медичи, погубившей столь милую сердцу Буо­нарроти свободу Флоренции, капелла Медичи в церкви Сан Лоренцо (во Флоренции). В строгом, гармоническом, но отражающем внут­реннее беспокойство и напряженность архитектурном обрамлении помещены здесь полные глубокого сдержанного трагизма симво­лические фигуры. К одной из этих фигур, так называемой «Ночи», сам художник-поэт недаром сделал такую стихотворную надпись, могущую служить как бы эпитафией ко всей героической, но без­надежно ушедшей в прошлое эпохе Возрождения:

 

Мне любо спать и пуще быть скалой,

Когда царят позор и преступленье,

Не чувствовать, не видеть — облегченье.

Умолкни ж, друг, не трогай мой покой.

 

Однако если общая оценка положения страны, данная гениаль­ным художником и подхваченная некоторыми из его чутких совре­менников, была правильной, то это не означало, что богатая и мо­гучая культура Возрождения полностью умерла, перестала давать новые ростки, пробивающиеся то здесь, то там через толщу упадка и реакции, несомненно отражающейся на их цветении, но полностью не заглушающей их. К таким росткам принадлежит, например, венецианское искусство.

Появившись, как и прочие отрасли культуры Возрождения, в Венеции позднее, чем в других центрах полуострова, искусство дает здесь яркие творения, носящие в основном характер Возрож­дения в течение почти всего XVI в., являющегося в других местах периодом торжества маньеризма.

Рис. 32. Тициан. АвтопортретТак, живописец Джорджоне (1477—1510), находящийся под большим влиянием Леонардо да Винчи, за свою короткую жизнь создает малое количество, но весьма замечательных произведений, проникнутых лирическим отношением к человеку и природе, выд­вигающих пейзаж на место, которое он никогда доселе не занимал, блистающих нежными переливами красок, становящихся основ­ной особенностью живописи Венеции.

Но особенно прославил венецианскую живопись XVI в. послед­ний великий художник Возрождения, проживший почти 100 лет, Тициан Вечелио (1477—1576). Ученик и продолжатель дела Джор­джоне, влиятельный, признанный и богатый, он создал громадное количество картин разного характера и содержания. Все они от­личаются красотой и значительностью монументальных, обобщен­ных образов, ясностью композиции и особенно богатым, про­низанным золотистыми искрами колоритом, характерным для эпохи Возрождения. Впрочем, в последние годы жизни художника коло­рит его живописи становится беспокойным и мрачным, что было связано с наступлением глубокого упадка в Италии.

В Венеции XVI в. процветает также архитектура, дающая мно­жество стройных и гармоничных зданий и выдвигающая целую плеяду талантливых зодчих, крупнейшим из которых был автор знаменитого трактата об архитектуре, оказавшего громадное влия­ние на дальнейшее ее развитие во всех странах Европы, создатель знаменитейших зданий Венеции — Андреа Палладио (1508—1580).

В значительной мере продолжают культурные заветы Возрож­дения также естественные и точные науки Италии XVI в. Правда, они не выдвигают в это время таких гениальных творцов, каким был в начале века Леонардо да Винчи, но ряд ученых, таких, как математик, техник и врач Джироламо Кардано или математик Ник­коло Тарталья, разрабатывают ряд важных вопросов, подготовляя новый расцвет науки в период Галилея — конец XVI — начало XVII в.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.