Главная » История Франции

Клубы и партии

Опубликовал в Август 5, 2013 – 8:39 дпНет комментариев

В конце 1789 и начале 1790 г. в Париже, а затем и в провинции, появились революционные клубы. Некоторые из них превратились в подлинные центры общественной жизни и стали оказывать серьезное воз­действие на ход революции. Они приобрели характер политиче­ских партий, т. е. объединений политических единомышленников.

Самым влиятельным и популярным клубом стал якобинский клуб. Он назывался так потому, что размещался в здании быв­шего доминиканского монастыря св. Якова на улице Сент-Оноре в Париже. Заседания клуба происходили в помещении монастыр­ской библиотеки. Первоначально преобладающее влияние в яко­бинском клубе принадлежало либерально настроенным дворянам, выступавшим за конституционную монархию. Однако постепенно в клубе стало брать верх демократическое направление, возглав­ляемое депутатом Учредительного собрания Максимилианом Ро­беспьером, молодым адвокатом и журналистом из г. Арраса. Робеспьер был горячим последователем Руссо; это был искрен­ний, принципиальный, глубоко преданный делу революции чело­век. Своей непреклонной честностью он снискал себе большое уважение — его называли «Неподкупным»; он выступал за даль­нейшее углубление революции и одним из первых потребовал замены монархии республикой.

К 1791 г. якобинский клуб играл уже важнейшую роль в ре­волюции и имел 406 филиалов в провинции.

В начале 1790 г. в Париже возник клуб кордельеров, назван­ный так тоже по имени бывшего монастыря фраицисканцев-кордельеров, в здании которого он заседал. Заседания клуба были открыты для всех желающих. Здесь был впервые провозглашен девиз «Свобода, равенство и братство», ставший основным ло­зунгом революции. Наиболее видными ораторами клуба были Жан Поль Марат, Жорж Жак Дантон, Камиль Демулен, Жак Рене Эбер и Пьер Гаспар Шометт.

К 1791 г. в Париже и ряде других городов возникли народ­ные общества — центры пропаганды демократических идей. Вы­дающуюся роль играл «Социальный кружок», основанный в на­чале 1790 г. священником Клодом Фоше, беззаветно отдавшимся делу революции, и пламенным последователем Руссо молодым журналистом Никола де Бонвиллем. Здесь произносились горя­чие речи о гибельности частной собственности, о том, что обще­ство обязано обеспечить всех своих членов равной долей благ. Маркс и Энгельс подчеркивали, что именно в «Социальном кружке» и началось то могучее революционное движение, кото­рое, пройдя через испытания и поражения, породило коммунисти­ческую идею.

Швейцарец Жан Поль Марат (1743—1793 гг.) был одним из самых выдающихся деятелей революции и самых последователь­ных защитников интересов трудящихся. По образованию врач, он был одновременно физиологом, физиком, публицистом, социо­логом и в каждой области сказал новое слово. Еще до революции он получил премию французской Академии наук за труды по гидравлике, его перу принадлежит ряд работ по оптике и элек­тричеству; он был одним из основателей физиотерапии, составил проект нового уголовного кодекса. В сентябре 1789 г. Марат стал издавать газету «Друг народа», сразу же ставшую самой попу­лярной газетой Парижа. Рабочие и ремесленники, интересы ко­торых отстаивала газета, называли «другом народа» самого Ма­рата. На страницах своей газеты Марат разоблачал заговоры контрреволюционеров, призывал народ продолжать борьбу, от­кликался на все важнейшие события и помогал правильно их оценить. Он был непримиримым противником короля, аристокра­тов и крупной буржуазии и считал, что народ должен довести революцию до полной победы. Неудивительно, что Марата смер­тельно ненавидели все враги революции.

Революционную принципиальность Марата, его непримиримое отношение к врагам, его подлинное человеколюбие глубоко оце­нил великий русский революционный демократ В. Г. Белинский, писавший: «Я понял кровавую любовь Марата к свободе… Я на­чинаю любить человечество маратовски…».

В первые годы революции активную роль играл также тридца­тилетний адвокат Жорж Жак Дантон. Вот как изображает его Н. И. Кареев:  «Человек громадного роста и массивного тело­сложения, с некрасивым, но энергичным лицом, принимавшим нередко свирепый вид, с сильными и широкими жестами, с не­обычайно громким голосом, он невольно обращал на себя внима­ние всех, кто его видел и слышал, и умел импонировать толпе. К тому же он обладал замечательным даром слова: его красно­речие, страстное и бурное, образное, действовавшее на чувства слушателей, как нельзя более соответствовало роли революцион­ного трибуна». Дантон был человеком смелым, решительным, энергичным, но крайне неуравновешенным; он жил порывами — то отдавал себя целиком делу революции, то, наоборот, вовсе отходил от общественной борьбы и погружался в увеселения и разгул. Этими чертами Дантона впоследствии воспользовались враги революции, сумевшие увлечь его на гибельный путь.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.