http://profotocenter.ru/userfiles/mysitemap.xml » Пираты

Конец пиратства?

Опубликовал в Октябрь 16, 2012 – 11:28 дпНет комментариев

Конец пиратства?В первой половине XIX века пиратство еще процве­тало у североамериканского побережья. Американский пират Гиббс, захваченный во время нападения на бриг «Винярд» («Виноградник»), признал перед судом, что за период с 1818 по 1824 год он совершил нападения на 40 кораблей и что при этом погибла почти половица команды этих судов. Пират Джильберт, по происхож­дению тоже североамериканец, в 1832 году остановил парусник «Панда». Разграбив корабль, Джильберт приказал запереть команду «Панды» в трюм, а судно поджечь. Затем пиратский парусник сел на мель у за­падных берегов Африки и был захвачен английским сторожевым кораблем. Большая часть команды успела укрыться на берегу, а Джильберт и еще 11 матросов были пойманы. В США они предстали перед судом и были приговорены к смерти за нелегальную торговлю рабами и занятие пиратством.

Для борьбы с пиратством в США была создана спе­циальная эскадра. Ей было поручено взять под конт­роль базы и коммуникации пиратов и работорговцев в водах Вест-Индии. Были приняты эффективные меры и для борьбы с каперством.

Парижская декларация 1856 года о морской войне, запрещавшая каперство, не была подписана США, по­скольку было отклонено американское предложение за­претить захваты чужой собственности также и военным судам. Без четкого определения понятия «военный ко­рабль» действительно нелегко было решить вопрос о том, относится тот или иной насильственный акт на море к сфере военных действий, каперству или пиратст­ву. С первыми трудностями в этом вопросе столкнулись сами США. Когда президент Конфедерации южных ра­бовладельческих штатов Джефферсон Дэвис в 1861 го­ду, в начале Гражданской войны в США, заявил, что штаты Конфедерации будут выдавать каперские сви­детельства, президент Линкольн ответил, что любое захваченное судно, на котором обнаружат каперскую грамоту, будет рассматриваться как пиратский корабль, а его команда пойдет под суд. И действительно, коман­ду каперского корабля «Саванна» обвинили в пиратской деятельности. Однако процесс, возбужденный против нее, был замят, так как штаты Конфедерации заявили, что за каждого повешенного капера будет повешен пленный офицер Северных штатов.

Южные штаты продолжали заниматься капер­ством — и с довольно большим успехом. Правда, отно­шение капера к трофею было теперь совершенно иным, нежели раньше. Захватив судно, капер принимал на борт его команду и пассажиров, а затем забирал и груз в качестве контрабанды. Захваченный корабль сжигали. Если на каперском корабле было уже достаточно людей и груза, то на захваченное судно выделялась особая команда, в задачу которой входило отвести его в один из кубинских или испанских портов. Если это не уда­валось, то составлялся чек на стоимость этого корабля, который подлежал оплате в Южных штатах спустя шесть месяцев после окончания войны.

Всего каперами Южных штатов с 1861 по 1865 год было захвачено около 200 кораблей, принадлежавших Северным штатам.

В 70-х годах XIX века был положен конец рабо­торговле, каперству, а также классическому пиратству как у американского побережья, так и на всех осталь­ных морях. Однако лишь в 1907 году VII Гаагской конвенцией были определены условия, на которых тор­говые корабли могли быть использованы в качестве военных. В соответствии с этими условиями корабли, которые выполняют военные задачи, должны иметь внешние опознавательные знаки военного корабля, в частности военный флаг. Экипаж таких судов должен подчиняться военному командованию и соблюдать обы­чаи ведения войны.

В войнах XX века торговые корабли, переоборудо­ванные в военные, нередко занимались каперством. Нельзя отрицать тот факт, что переоборудованные тор­говые суда, а также и подводные лодки часто нарушали принципы международного права, законы и обычаи ве­дения войны.

В 1962 году вступила в силу Конвенция об открытом море, определившая пиратство как насильственные акты, которые совершаются в открытом море «с помо­щью частных судов в личных целях».

Согласно морскому регистру Ллойда, до сих пор из года в год где-то в Мировом океане бесследно пропа­дают два-три морских корабля. Значит, еще сохрани­лось пиратство в узких рамках Конвенции об открытом море?

Один из районов, где часто исчезают малые и боль­шие суда, известен как почти «заколдованное место». Это Бермудский треугольник. Его вершины образуют Бермудские острова, Флоридский пролив и Пуэрто — Рико.

В 1972 году в этом районе исчез норвежский грузо­вой корабль «Анита» водоизмещением 20 тыс. тони. При этом ни одна радиостанция мира не приняла от него сигнала «SOS» и нигде не были найдены обломки этого судна.

Строятся различные предположения о причинах таинственного исчезновения кораблей, даются псевдо­научные толкования; маловато, однако, доказательных и научно обоснованных объяснений.

Имеется непосредственный свидетель пиратского акта, совершенного в этом районе в наши дни. Им яв­ляется владелец 35-тонной яхты «Кристина», который чудом сумел спастись, — промышленник Дж. У. Хетли из Техаса. Его яхта имела сильный двигатель, была ос­нащена современным навигационным и радиооборудованием и была в абсолютной исправности. Вместе с го­стями Хетли предпринял плавание по Мексиканскому заливу. Он находился в открытом море, за пределами территориальных вод, когда к яхте начала прибли­жаться рыбачья лодка, окрашенная в черный цвет. Лод­ка длительное время находилась в поле зрения «Кри­стины», и команда яхты за ней внимательно наблюда­ла. Один из матросов спустился вниз и доложил вла­дельцу о том, что какие-то рыбаки намерены подойти к яхте. Все это выглядело настолько естественно и безо­бидно, что на борту яхты никто ничего не заподозрил. Когда Хетли поднялся наверх, оба судна столкнулись и в этот момент из лодки на палубу «Кристины» прыгнуло шестеро пиратов с автоматами в руках. Счастье Хетли было в том, что от удара при столкновении он вылетел за борт и пираты не обратили на него внимания. В против­ном случае он также стал бы жертвой нападения. Неко­торое время Хетли находился в воде, оглушенный паде­нием, а когда пришел в себя, то увидел, что его «Кристи­на быстро удаляется.

Счастье вторично улыбнулось Хетли, и он обнару­жил в воде, покрытой нефтяной пленкой, кусок рыба­чьей сети с пробковыми шарами. Это дало ему возмож­ность держаться на поверхности, хотя он несколько раз терял сознание. Лишь через много часов его подобрала шхуна. Американской береговой охране не удалось об­наружить пиратов. Председатель американского Коми­тета по охране побережья и мореплавания в этой связи был вынужден признать, что за каких-нибудь три года в Бермудском треугольнике и в районе Гавайских ост­ровов бесследно исчезло более 30 небольших судов, на борту которых находилось в общей сложности 200 че­ловек.

В наши дни все еще имеют место случаи ограбле­ния судов, севших на мель. В 1965 году средь бела дня было совершено нападение на греческое торговое суд­но «Эак», севшее на мель в пустынном районе около южнокитайского побережья. Разбойники, появившиеся с моря, плыли под филиппинским флагом, что, без сом­нения, было только маскировкой. Другой греческий корабль, «Эммануэль М», в декабре 1967 года сел на песчаную мель в устье Эльбы. Чтобы спастись, команда покинула корабль. Несколько часов спустя на экране радара навигационной службы в Куксхафене заметили возле потерпевшего крушение корабля какие-то тени. К «Эммануэлю М» тотчас же направили полицейский катер. Однако пираты оказались оперативнее. Когда полицейские поднялись на борт корабля, тот был уже разграблен.

Аналогичные случаи известны и на северном побе­режье Шотландии.

В 1968 году шведская пресса под крупными заголов­ками сообщала о появлении пиратского корабля «Зеефальке». Этот небольшой теплоход для прибрежных перевозок имел команду из трех человек. До нападе­ния на шведское прогулочное судно «Принцесса Реги­на» он уже имел на своем счету несколько «операций». «Принцесса Регина» стояла на одной из верфей Гёте- борга, когда «Зеефальке» подошел вплотную к ее борту. Пираты захватили на «Регине» драгоценности на сум­му 50 тыс. крон и открыли кингстоны…

У западноафриканского побережья также неодно­кратно отмечены случаи, когда современные торговые корабли, стоявшие на якоре за пределами территори­альных вод, подвергались ночным нападениям с целью ограбления. Пираты бесшумно подплывали на лодках к стоявшему кораблю, 10—12 человек, вооруженных автоматами, проникали на борт, часть из них брала на прицел вахтенных или даже поднятую по тревоге команду и держала их под угрозой обстрела, а осталь­ные молниеносно совершали свое «дело».

Можно припомнить и такой случай. В Гонконге в 1950 году местная пароходная компания получила письмо следующего содержания: «Ваш фрахтер (суд­но, нанятое для перевозки груза.), который должен выйти в море 21 августа, будет 28 августа под­вергнут нападению и разграблен. Вы можете избежать этого, если поместите в трех дневных газетах следу­ющее объявление: «Молодая дама с ровными белыми зубами, длинной прической, дружелюбным характером, с синими глазами, с голосом птицы ищет партнера, который смог бы использовать 20 тыс. гонконгских дол­ларов». В письме были указаны место и время, где и когда следовало передать эти 20 тыс. «одному бедному кули, который вообще не посвящен в дело».

Все это случаи современного пиратства.

Такие уголовные деяния, как контрабандная прода­жа наркотиков и алкогольных напитков, насильствен­ный увод людей, все еще совершаются на побережье или внутри территориальных вод разных стран. Они подлежат преследованию по законам соответствующего государства. Нападения на суда за пределами терри­ториальных вод, в открытом море, тоже караются. Меж­дународное право обязывает все государства бороться против пиратов. Захваченный «hostis humani generis» («враг рода человеческого») подлежит передаче в руки правосудия его страны.

В конце этой книги о морском разбое следует все же сказать, что пиратство не исчезло окончательно, несмотря на решения ООН и международные договоры, несмотря на мобилизованные на борьбу с ним радио, радары, самолеты… Пиратство же как неотступный спутник мореплавания, как о нем говорил Гёте, умерло около 100 лет тому назад. И нет причины сожалеть об этом как об ушедшей романтике. Ведь пиратство явля­лось бичом человечества, чем бы оно ни прикрывалось.

Комментирование закрыто