Главная » История Франции

Контрреволюционный переворот 9 термидора

Опубликовал в Август 5, 2013 – 9:21 дпНет комментариев

На следующий день, 9 термидора (27 июля 1794   г.) в 11 часов утра открылось заседание Кон­вента. Все места для публики были заняты. Сначала рассматривались второстепенные во­просы. В 12 часов на трибуну поднялся Сен-Жюст, намеревав­шийся поддержать выводы, сделанные накануне Робеспьером. Однако ему не дали говорить. Тальен прервал его злобными вы­криками. Бийо-Варенн обвинил Робеспьера в покровительстве мошенникам, преследовании патриотов, стремлении к тирании. Робеспьер пытался было ответить, но его слова были заглушены криками: «Долой тирана!» Охрипший, с пеной у рта, с побагро­вевшим лицом, Робеспьер крикнул, обращаясь к председатель­ствовавшему в тот день Бийо-Варенну: «Последний раз говорю, председатель убийц, дашь ли ты мне слово?» Но слова он не по­лучил. Вслед за этим Конвент принял решение арестовать сто­ронника Робеспьера — командующего национальной гвардией Анрио, который в это время собирал отряды, чтобы двинуться ко дворцу Тюильри. Затем было решено арестовать и самого Робес­пьера, Сен-Жюста и Кутона. Болото реагировало восторженными криками и рукоплесканиями. Леба и брат Робеспьера — Огюстен заявили, что придерживаются тех же взглядов и требуют, чтобы арестовали и их, после чего Конвент декретировал их арест. Когда арестованных выводили из зала, Робеспьер воскликнул: «Респуб­лика погибла; разбойники торжествуют!»

Было пять часов вечера. Известие о происшедшем быстро об­летело Париж. Коммуна собралась на экстренное заседание и по­становила немедленно созвать все секции, ударить в набат, при­звать народ к восстанию, разогнать Конвент и освободить аресто­ванных. Совет Коммуны решил арестовать 14 членов Конвента и создал Исполнительный совет из 9 человек; председателем его намечался Робеспьер. В воззвании к народу Совет Коммуны при­зывал: «Поднимись народ, не допусти утраты плодов 10 августа и 31 мая и отправь в могилу всех изменников!» Но теперь-то и сказались пагубные для якобинской диктатуры последствия рас- прав с левыми демократическими группировками. За Конвент выступили не только буржуазные секции центра столицы, но и часть рабочих секций, в частности Гравилье и Бон Нувель, в ко­торых помнили Ру и Эбера. На стороне Робеспьера оказалось менее 2/3 парижских секций. К вечеру вооруженные отряды этих секций собрались на Гревской площади, у здания Коммуны.

Тем временем Робеспьер, Сен-Жюст и другие арестованные были доставлены в тюрьму Консьержери. Тюремщики не реши­лись заключить в камеру якобинских вождей; вскоре в тюрьму прибыл приказ Коммуны о немедленном освобождении задер­жанных, и они направились в здание Коммуны.

В 7 часов вечера национальная гвардия под руководством освобожденного народом Анрио подошла к Конвенту. Положение организаторов переворота было критическим. Однако Анрио не отважился на штурм Конвента. Узнав о том, что Коммуна осво­бодила Робеспьера и его сторонников, он отвел войска от Тю­ильри. Когда опасность миновала, депутаты Конвента объявили всех освобожденных из под ареста, а также ряд руководителей Парижской Коммуны, якобинского клуба и Революционного три­бунала вне закона. Это грозило объявленным вне закона казнью без суда немедленно по установлении личности. Конвент создал «Комитет безопасности» во главе с Баррасом и призвал буржуаз­ные секции к оружию.

В то время как Конвент принимал решительные меры для разгрома Коммуны, Робеспьер и его сторонники бездействовали. В этот день Робеспьер был неузнаваем. Он не верил в успех, а его друзья не решались действовать самостоятельно. Когда Робес­пьер, наконец, внял их настояниям и подписал воззвание Ком­муны к народу и армии (около часа ночи), было уже поздно. К этому времени Гревская площадь почти опустела. Некоторые секции, убедившись в том, что дело Робеспьера проиграно, пе­решли на сторону Конвента; народ, утомленный длительным бездействием, стал расходиться по домам. Хлынул проливной дождь, и ряды защитников Коммуны стали редеть. Воспользовав­шись этим, войска Конвента заняли площадь и вскоре ворвались в зал, где находились объявленные вне закона якобинские вожди. Робеспьер сделал попытку застрелиться, но выстрел оказался неудачным — он раздробил себе нижнюю челюсть. Леба застре­лился. Робеспьер младший выбросился из окна и сломал ногу. Парализованный Кутон, тоже пытавшийся покончить самоубий­ством, нанес себе тяжелые увечья и упал на пол. Только Сен-Жюст сохранял невозмутимое спокойствие.

Робеспьера отвели в зал Комитета общественной безопасно­сти; там, лежа на столе, осыпаемый оскорблениями, он два часа ждал врачебной помощи. Он не ответил ни на один вопрос и не произнес ни слова. Затем арестованные были доставлены в тюрьму Консьержери. Днем 10 термидора Робеспьер и его сорат­ники (22 чел.) были гильотинированы. На другой день были каз­нены вожди Коммуны — всего 82 человека.

Торжество реакции было полным. Контрреволюционный пере­ворот 9 термидора был концом якобинской диктатуры, а вместе с ней и Великой Французской буржуазной революции.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.