Главная » Отечественный Пантеон

Олег , Князь правитель государства

Опубликовал в Январь 24, 2013 – 8:04 ппНет комментариев

Олег , Князь правитель государства. Малолетство Игоря не требовало больших попечений, да и воспитание князей в то время не было слишком великим делом. Оно состояло в кре­пости и легкости тела, в быстрой скачке верхом на коне, в метком, на всем скаку, стрелянии из лука и метании копья , также в искусстве действо­вать мечем. Игорь был еще слаб для таких упражнений, Олег расположился воспитывать его в бранном поле.

Тишина и спокойствие были в тягость Олегу. Он любил бранный шум оружия. Варяги, приплывавшие из за моря, и предлагавшие ему свои силы и искусство в делах военных, рассказывали ему о бранных подвигах Норманнов, своих единоземцев, о славе и корысти, приобретенной ими в Британии, Франции и даже в Италии. Все это возбуди­ло славолюбие в Олеге. Не все Кривичи признава­ли над собою власть Великого Князя Рюрика, и этого довольно уже было для жаждущего брани Олега сделать на них нападение. Составив для се­бя храбрую дружину из Варягов и сильное ополчение из Веси, Чуди и Мери, в 882 году двинул­ся он к Смоленску. Юный Игорь был в его стане. Олег заблаговременно хотел ознакомить его с трудами военными , приучить к свисту стрел, к звуку мечей, к треску ломающихся копий и к стону раненых. Игорь не был свидетелем такой ужасной картины. Смоленск без сопротивления преклонился пред Олегом.

Давно уже весть о делах на юге перенеслась на север. Давно молва о красоте Днепровской страны и о бедствиях некоторых Славянских племен, стонущих  в оковах рабства у народа чуждого, раз­носилась по Новгороду. Одни рассчитывали выгоды, которыми можно было бы пользоваться , живя в соседстве с Греками, утопающими в роскоши и изобилии; другие сожалели о своих собратьях, униженных народом диким, и господствующим еще в странах плодороднейших. Все искали средств сблизиться с Киевскими Славянами, и все находили непреодолимые препятствия. Быстрый и глубокий Днепр, непроходимые леса на правой его стороне, а на левой Козары, удерживали их корыстолюби­вые порывы. Храброму Олегу предоставлено было соединить всех Славян в единый народ.

Обладая всем почти севером, западною Двиною, Волховом и частью озера Ладожского; не видя преж­ней строптивости в Славянах , Олег начертал план, и немедленно приступил к исполнению его. Оставив в Смоленске осторожного воеводу с дру­жиною из Варягов, сам , со всем ополчением, двинулся он к югу на многих ладьях. Воины его частью плыли по Днепру, частью пробирались сквозь леса, покрывавшие левый его берег. Такими новыми путями грозное ополчение достигло земли Радимичей (в южной части Могилевской губернии), и не встретив никакого сопротивления , вступило во владения Северян (в Черниговской губернии), плативших дань Козарам, и город Любеч не сделал никакого сопротивления, пределы Северян не оста­новили Олега. Киев быль его предметом.

Пролить, в случав сопротивления, кровь будущих подданных; предать разграблению лучший на Днепре город; показаться жестоким против мирных граждан ; заставить их сожалеть о спокойствии под кротким правлением князей добрых, тяжело лежало на сердце Олега. После глубокого и прискорбного размышления , он решился принести кровавую жертву: умертвить своих единоземцев, Аскольда и Дира. Для вернейшего успеха в таком жестоком поступке , он выдумал хитрость ; приказал войску своему остановиться на границах Киевских; не сделать никакого насилия жителям; пре­пятствовать всякому сообщению с Киевом, и через несколько времени следовать за собою по обеим сторонам реки. Сделав такое распоряжение, сам с несколькими отборными , он сел  на ладьи, распустил разноцветные мирные флаги, и пристал к высокому берегу Киева. Надобно было, чтобы князья Киевские не имели при себе большой свиты, и для того приказал он известить о себе, что нормандский купец, отправляясь с дорогими това­рами из Новгорода в Константинополь , принял от Великого Князя Рюрика важное к ним поручение ; что он , по болезни своей , не может под­няться на крутую гору, и представиться им лично. Аскольд и Дир не предполагали хитрого обмана; опоясались одними мечами, и с небольшою дружи­ною взошли на ладью Олега, в надежде увидеть своего единоземца ; узнать обо всем , что их зани­мало, и принять поручение от бывшего своего кня­зя. Олег вышел на палубу , ведя за руку юного Игоря. Его вид, осанка, грозный взор и полное вооружение открыли неосторожным князьям не мирного гостя, но хитрого и властолюбивого воина. «Вы не князья и не знаменитого рода , но вот князь сын Рюрика!» было приветствием Олега. Изумлен­ные и оскорбленные князья Киевские обнажили мечи; Олег воззвал к своим , и вооруженные воины выскочили из под палубы, окружили беззащитных и убили их. Поступок вероломный, но его требо­вало спокойствие многих под крепкой державой единою.

Невозвратная потеря князей, неприятельское войско, вышедшее из-за лесу, и покрывшее весь песчаный противоположный берег Днепра , привели Киевлян в ужас. Сопротивление было невозможно; с хлебом и солью, перед городскими воротами , встре­тили они нового своего властелина. Олег вступил в Киев, и легким, важным наклонением головы, приветствовал толпы народа. Игорь шел по пра­вую его сторону, и невинною улыбкою отвечал на деланные ему приветствия.

Восхитительный вид с гор Киевских, Днепр, расстилающийся тихою, светлою полосою при их по­дошве, стечение богатых купцов из Греческого Херсонеса, из Козарской Тавриды , из Болгарии и  Константинополя; дорогие товары, состоявшие в шелковых тканях, в золотом шитье, в самоцветных камнях, в золотых и серебряных вещах, в нежных плодах и вкусных винах поразили Олега, и он в восторге своем сказал : «Да будет Киев материю городов Российских! »

Честь Норманна требовала больших, труднейших и славнейших подвигов. Неприязненные Древляне, нападавшие уже на Киев, не переставали делать своих набегов, Олег явился , перед ду­бравами Древлян. Они сделали сопротивление ; но храбрые и искусные только в борьбе с медведя­ми и волками , Древляне не могли устоять против искусства Варяго-Руссов, и обратились в бегство. Главный город их Коростень сдался победителю; дремучие леса, покрывавшие берега реки Припяти, были слабым убежищем для беглецов: меч Оле­га проник в известные только им густоты леса. Всё покорялось непобедимому , и народ полудикий, свирепый, признал над собою власть, и обязался платить дань черными куницами. Медь, воск и мно­жество медвежьих , волчьих, лисьих и других мехов были богатою добычей для Олеговых воинов.

Браноносный и мудрый правитель государства не ограничивается одною воинскою славою. Прямое и безопасное сношение Киева с Новгородом было не­обходимо; но между ними лежали земли, над кото­рыми владычествовали Козары. Олег прошел их на пути к Киеву; но он пронесся, как бурное об­лако, и оставил до времени бросить на них своп громы. Это время наступило скоро. 883 год был началом  новых подвигов Олега. Под предлогом освободить Славян от дани чужеземцам, он с войском явился при устье р. Десны. Козары встре­тили его у пределов своих владений: но были по­беждены. Вся северская страна признала над собою власть Киевлян ; и Радимичи, жившие от них к северу, добровольно признали себя данниками Олега.

После таковых успехов, открылось только сво­бодное сообщение с Новгородцами. Но Олег захотел иметь ближайшее соседство с Греческим Императором и с плодородными Черноморскими странами. Сообщение Днепром, по причине быстрых порогов, было весьма затруднительно , а на сухом пути , между Киевом и р. Дунаем, жили непод­властные Киеву Лутичи и Тиверцы, которые могли нападать на безоружных купцов , проезжавших с товарами чрез их земли. Право сильного , или то, что некоторые из этих народов были в зависимости от Козаров, подали Олегу повод дей­ствовать против них оружием. Совершенные успехи увенчали его предприятие. Подольская, Волынская и часть Херсонской губернии вошли в состав  России.

Распространив Россию до р. Прута и Дуная на юге, Олег жил мирно с Императором Константинопольским. Он не препятствовал Греческому духовенству проповедовать в Киеве Веру во Христа, и позволял воинам своим служить под зна­менами Византийских полководцев. Двадцать один год спокойствие царствовало в северной и южной России. Олег, усталый от завоеваний , отдыхал на лаврах; по не предавался ни праздности, ни роско­ши, ни неге. Дела правления занимали его столько же, как и дела военные. Он карал недостойных, награждал верных и усердных исполнителей его воли. Олег путешествовал с князем Игорем по России. И кто знает, может быть, во вре­мя этого путешествия там, где Неглинная и Яуза втекают в Москву реку, он, с своими спутника­ми, отдыхал в шалашах — кущах , кучках— от чего и место города Москвы называлась прежде Кучковым станом. Может быть, это предание столько же справедливо, как и то, что Олег в 903 году выбрал во Пскове для Игоря невесту, называвшую­ся прежде Прекрасою, а потом Ольгой; или, что Игорь, гонясь за зверями на охоте , около села Выбудского, встретил поселянку Прекрасу; пленился ее красотою, умом, и вступил с нею в брак.

История не говорит о причине разрыва Россиян с Греками; но воинство многочисленное, отправлен­ное против Греков, на двух тысячах ладьях, заставляет думать, что Греки чем либо важным оскорбили Россиян, и что Олег решился потребо­вать от них удовлетворения. Напрасно, по повелению робкого Императора Леона , заградили пролив цепью; напрасно греческие полководцы устрояли пол­ки, и возбуждали храбрость в воинах. Олег шел, как древний бог войны, всё приходило пред ним в смятение, всё по следам его превращалось в развалины. Гордая Византия отворила ему свои воро­та. Олег вступил в столицу, как грозный побе­дитель; предписал торговый условия, выгодные для купцов Русских; повесил своп щит на воротах Града-Царя; взял с Греков 12 гривен серебра на каждого воина ; возвратился в отечество, и назван Вещим.

Олег скончался мирно в 912 году, а по народ­ному преданно, от уязвления змеи.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.