http://rosgraf.ru/uploads/galaxy-s-2-obnovlenie0-235.xml » Путешественники

Отважный исследователь Роберт Скотт

Опубликовал в Январь 4, 2013 – 9:50 дпНет комментариев

„Терра Нова" у побережья Антарктиды.О край Земли, унылый и печальный,Какие люди побывали тут!

Суров и неприветлив берег Антарктиды. Над его высоким ледяным барьером высятся скрытые снегом холмы, редкими пятнами темнеют одинокие базальтовые скалы. На одной из них, венчающей покрытый ледяной броней мыс, поднимается простой могильный крест. Жестокий полярный ветер то и дело обдает его снежной пылью.

А в океане идут корабли. Они несут флаги разных стран. Но каждый раз, когда, глядя в бинокли, их капитаны узнают очертания этого простого креста, над пустынным океаном, над льдами гремит орудийный салют. Корабли уменьшают ход, скорбно приспущены их флаги. Советский моряк снимает свою бескозырку, англичанин — берет, норвежский китобой — широкую кожаную зюйдвестку. И каждый повторяет имя отважного моряка, подвиг которого стал для всего мира великим примером мужественного и скромного служения науке и родине, имя Роберта Скотта.

… К началу двадцатого столетия Антарктида все еще оставалась белым пятном на карте мира. Лишь первые исследователи ступили на ее негостеприимное побережье. Капитан Роберт Фалькон Скотт стал в это время уже опытным и известным в Англии моряком. И когда британское правительство приняло решение организовать антарктическую экспедицию, Скотт становится ее руководителем. На корабле «Дисковери» он направляется к берегам Антарктиды, высаживается вблизи мыса Армитедж и основывает там лагерь.

2 ноября 1902 года Скотт и его помощники Уилсон и Шелктон с тремя собачьими упряжками двинулись на юг — по направлению к полюсу. Пурга, мороз, непроходимый глубокий снег — кажется, сама природа ледяного континента ополчилась против группы отважных исследователей. От напряжения падали собаки. Отряд двигался с трудом, преодолевая в день не более 7—8 километров неимоверно трудного маршрута. Когда на горизонте появились вершины Западных гор, путь преградил высокий ледяной обрыв. Пришлось повернуть назад. Это путешествие едва не окончилось трагически: Шелктон тяжело заболел, Скотт и Уилсон еле передвигали ноги; их глаза нестерпимо болели — давала себя знать снежная слепота…

Второй год зимовки принес замечательные научные достижения. Были обследованы и нанесены на карты обширные плоскогорья и ледники, проведены метеорологические, магнитные, геологические наблюдения. Когда экспедиция вернулась на родину, ее участники по праву были встречены как национальные герои.

В сентябре 1909 года в Британском географическом обществе Скотт выступает с планом новой экспедиции в Антарктику. На этот раз он надеется не только исследовать почти неизвестные до того времени области материка, прилегающие к морю Росса, но и достигнуть Южного полюса, в район которого еще не ступала нога человека.

26 ноября экспедиция Скотта на большой зверобойной шхуне «Терра Нова» вышла в Индийский океан и направилась к берегам Антарктиды. Корабль был сильно перегружен — в трюмах находились не только уголь и продовольствие. Его груз составляло все оборудование экспедиции, моторные сани, два десятка лошадей, тридцать собачьих упряжек. Плавание от берегов Новой Зеландии продолжалось более месяца: корабль шел очень медленно, то опасаясь неожиданного появления айсбергов, то обходя поля плавучих льдов.

Когда «Терра Нова» приближалась к антарктическим берегам, телеграф принес ошеломляющую весть. Знаменитый Амундсен тоже двигается к Южному полюсу— начинается необычное соревнование— чьему флагу суждено развеваться в точке, где скрещиваются все меридианы Земли? Быть может, все предприятие бессмысленно и следует повернуть назад? Но Скотт решает — «идти своим путем и трудиться по мере сил для чести родины. ..»

Роберт Скотт в своей рабочей комнате.В первый день Нового года с борта «Терра Новы» стали различимы очертания громадного островерхого пика— то был Эребус, легендарный вулкан антарктического континента. Отыскать место для зимовки было нелегко. Море Росса — родина тысяч айсбергов, плавающих в антарктических водах. То и дело слышался глухой грохот, огромные тучи снега взмывали в высоту и миллионы тонн голубого, поблескивающего льда обрушивались с берега в Ледовитый океан.

Начались долгие дни зимовки. Участники экспедиции совершали далекие переходы, перевозя на санях продукты и топливо на промежуточные склады, запасами которых они должны были воспользоваться на обратном пути с полюса. В ноябре, с наступлением весны, Скотт начал поход на юг. С ним было пятнадцать человек, две собачьих упряжки и десять лошадей. А спустя полтора месяца после того как отряд покинул базу, по льду двигалось только пять человек: сам Скотт, натуралист Уилсон, капитан Отс , лейтенант Бауэре и матрос Эванс. Моторные сани пришли в негодность, лошадей пришлось застрелить — они изуродовали себе ноги об острые глыбы льда. До полюса оставалось 300 километров… 150 километров… Скотт с подъемом отмечает в своем дневнике день 16 января, канун победы над полюсом Мысль о том, что победа близка, придает новые силы. Остается 50 километров… Сердце стучит так, что кажется, готово разорваться.

Неожиданно лейтенант Бауэре заметил вдали предмет, резко выделявшийся на фоне однообразной снежной равнины. Когда путешественники подошли ближе, они увидели темный флаг, установленный вблизи остатков какого-то лагеря. Во всех направлениях на снегу были видны полосы от проезжавших саней и лыж и ясные следы собачьих лап. Это объяснило всё. Амундсен опередил — он первым достиг Южного полюса.

Когда эта весть достигла далеких берегов Европы, весь мир объяло волнение. Один из крупнейших писателей эпохи писал: «Свершилось неслыханное, непостижимое: полюс Земли, тысячелетиями безлюдный, тысячелетиями, быть может, с начала начал, недоступный взору человеческому, — в какую-то молекулу времени, на протяжении месяца, открыт дважды. И они опоздали — из миллионов месяцев они опоздали на один-единственный месяц, они пришли вторыми в мире, для которого первый все, а второй ничто! Напрасны все усилия, нелепы перенесенные лишения…»

Однако тяжелое разочарование не остановило Скотта и его спутников. Они решают продолжить путь — дойти до полюса и водрузить там свой флаг. На следующий день путешественники прошли 25 километров и, не в силах двигаться дальше, остановились на привал. Дул пронзительный ветер. Термометр показывал 30° ниже нуля. Отправившийся на разведку Бауэрс принес печальное известие: невдалеке он обнаружил палатку, над которой развевался норвежский флаг. До предела измученные люди из последних сил ринулись вперед. В палатке было найдено письмо Амундсена и пяти его спутников…

Скотт записывает: «Здесь мы подняли наш флаг, наш бедный, слишком поздно пришедший флаг, и сфотографировались,— это было так ужасно холодно!»

Он вглядывается в слепящую снежную даль, потом оборачивается к согнувшимся под ударами ветра товарищам.

— Мы должны теперь повернуться спиной к изменившей нам цели… перед нами лежит пространство в 1500 километров трудного пути… 1500 километров неизбежно тащить сани… 1500 километров лишений и холода! — И, отведя взгляд в сторону, тихо добавляет: — Что делать? Мечта моей жизни, прощай!

Отряд Скотта на Южном полюсе.С горьким сознанием неудачи отряд повернул на север. Снова на пути бесконечная снежная пустыня, ледники, бесчисленные трещины и провалы. Силы путешественников подходят к концу. Все медленнее двигается отряд, все чаще и продолжительнее остановки. За сутки измученные люди едва преодолевают расстояние в 5 километров.

Первой жертвой в этом кошмарном шествии стал матрос Эванс. Его тело покрылось незаживающими на холоде ранами; он едва передвигался, задерживая весь отряд. Вскоре рассудок Эванса помутился, а спустя несколько дней экспедиция оставила за собой холмик первой снежной могилы.

Вслед за Эвансом заболел и Отс. Он двигался из последних сил, а когда и они иссякли, было решено сделать остановку. Ночью, когда за стенками палатки бушевала буря, а Отсу стало особенно плохо, он с трудом подошел к Скотту.

— Я выйду, — сказал он невнятно, — и может быть, некоторое время пробуду снаружи.

Его старались удержать, зная, что Отс не вернется назад. Но все было напрасно: он отвернул полог палатки; моряк навсегда исчез в вихре снега.

Остальные двинулись дальше. На складах, которые были оставлены еще на пути к полюсу, они находили лишь немного пищи и керосина, которого не хватало для того, чтобы согреться в сорокаградусный мороз. В 20 километрах от главного склада были розданы последние продукты — их должно было хватить на два дня. Но измученные тяжелыми переходами и холодом люди уже не имели сил преодолеть это расстояние…

В одном из оставленных капитаном Скоттом документов он пишет о последних часах экспедиции: «Страшный шторм не позволяет нам покинуть палатку, мы ослабели, и я едва пишу, но все же я не жалею о путешествии. Мы рисковали и знали, на что мы идем. Обстоятельства сложились против нас, и у нас нет основания жаловаться!»

… Спустя восемь месяцев спасательным отрядом была найдена занесенная снегом палатка Роберта Скотта. Здесь же были воткнутые в снег лыжные палки и бамбуковый шест, служивший когда-то мачтой на санях.

Здесь, в палатке, нашли тела Скотта, Уилсона и Бауэрса. Их спальные мешки были плотно застегнуты — они сами застегнули их перед смертью. Очевидно Скотт умер позднее. Он отбросил отвороты спального мешка и расстегнул куртку. Подле него были найдены записные книжки с дневниками и письмами. Когда в палатке собрались все участники спасательной партии, ее начальник, доктор Аткинсон, прочел им последние слова, с которыми погибший герой обращался к родным и друзьям. Об этих письмах знаменитый немецкий писатель Стефан Цвейг сказал, что они «обращены к эпохе, но являются достоянием вечности». В них нет ни жалоб, ни сожалений о случившемся. Кажется, вернись к Скотту жизнь, он поднимется и снова зашагает туда, где в безмолвии вечных льдов лежат неизведанные еще людьми полярные области. Вот его последние слова жене: «Сколько бы я мог рассказать тебе об этом путешествии. Насколько оно было лучше пребывания дома среди слишком больших удобств. Сколько разных приключений ты могла бы порассказать нашему сыну, но чего они стоили!»

… На следующий год, когда верная памяти своего капитана «Терра Нова» вернулась к антарктическим берегам, на мысе Хижины был воздвигнут высокий, обращенный в сторону побережья крест.

На нем надпись:

В память капитана Скотта, офицера флота, доктора Уилсона, капитана Отса, лейтенанта Бауэрса, квартирмейстера Эванса, умерших на своем обратном пути с полюса в марте 1912 г.

«Бороться, искать, найти и не сдаваться».

Комментирование закрыто