Главная » Революции 1848-1851

Переход национальной гвардии на сторону народа. Восстание в окрестностях Парижа

Опубликовал в Июль 6, 2013 – 8:39 ппНет комментариев

Защитники баррикады Ксилография по рис. Гаварни 1848 г.Утром 24 февраля 8-й легион национальной гвар­дии открыто перешел на сторону восставшего на­рода. Командир легиона, полковник Боден, пы­тавшийся воспротивиться этому, был смещен. Его место занял капитан Журдан, по профес­сии литограф; несколько офицеров и студентов Политехнической школы составили его штаб.

Капитан национальной гвардии 10-го округа Шарль Дюнойе, либе­ральный публицист и экономист, возглавил большую колонну инсурген­тов, которая овладела тюрьмой Аббатства, казармой пожарников на улице Вьё-Коломбьё и тюрьмой Шерш-Миди.

В 11-м и 12-м округах особенно видную роль сыграли студенты, группи­ровавшиеся вокруг газет «Авангард» и «Фонарь Латинского квартала». Местами в этой части города расстояние между баррикадами составляло не более десяти шагов. Баррикада, сооруженная на перекрестке Бюсси, представляла собой, по описанию современников, «настоящую крепость». Ее защищали 400 студентов, хорошо вооруженных, дисциплинированных и обеспеченных всем необходимым.

Не только Париж, но и его пригороды были охвачены восстанием. Войска, вызванные правительством из окрестностей столицы, не были пропущены в нее. Когда в Жантильи узнали о предстоящем прибытии туда драгунского полка из Фонтенбло, национальная гвардия собралась и заняла стратегические пункты. На дорогах, ведущих в Жантильи, были спешно сооружены баррикады. Мэр Жантильи и командующий нацио­нальной гвардией вышли навстречу драгунам и предложили им повернуть обратно. Драгуны удалились.

Не был пропущен в Париж и 57-й полк, вызванный из Амьена. В ме­стечке Ля Шапелль, куда прибыл этот эшелон, направляясь в сто­лицу, восставшее население разобрало железнодорожный путь в трех местах. Около 1500 повстанцев, часть которых была вооружена, со­бралось на вокзале, чтобы помешать отправке поезда с солдатами в Париж.

В Париже правительство с каждым часом всё больше теряло почву под ногами. Утром 24 февраля Бюжо послал генералу Бедо, командиру одной из войсковых колонн, записку, гласившую: «Мои намерения изме­нились. Объявите повсюду, что огонь прекращается и что национальная гвардия берет на себя охрану порядка… Отступайте к площади Кару­сель».

Один эпизод хорошо характеризует боевой дух восставшего народа и его уверенность в победе. Дело происходило на бульваре Монмартр. Группа рабочих, защищавших огромную баррикаду, преграждавшую путь отступающим солдатам, решительно отказалась разрушить ее. Начальник баррикады Жозеф Этте, рабочий типографского производства, потребовал, чтобы солдаты подняли ружья прикладами вверх — в знак примирения враждующих сторон. Лишь после этого в баррикаде была сделана брешь, через которую и прошла колонна генерала Бедо. Но пушки пришлось оставить на месте, так как брешь оказалась для них слишком узка, а расширить ее инсургенты отказались.

Колонна во главе с генералом Себастиани, выступившая одновременно с колонной генерала Бедо, добралась к 7 часам утра до места своего назна­чения — здания Ратуши. В пути она была встречена стрельбой из окон и с баррикад. Сначала Себастиани готовился действовать решительно — атаковать и разрушить все баррикады. Но вскоре был получен приказ Бюжо о прекращении военных действий. Части, составлявшие колонну Себастиани, очистили площадь. Ратуша перешла в руки восставшего народа.

План наступательных действий, выработанный маршалом Бюжо, потерпел полную неудачу. Многие солдаты самовольно покидали свои части и без сопротивления сдавали оружие революционерам.

Убедившись в невозможности подавить восстание, правительство по­пыталось остановить его мирным путем. С этой целью Одилон Барро и генерал Ламорисьер, назначенный главнокомандующим национальной гвардией, стали обходить запруженные народом улицы, распространяя известия о создании нового министерства и предстоящей парламентской реформе. В буржуазных кварталах это сообщение было встречено одобри­тельными возгласами и приветствиями в честь главы «династической левой». Совершенно иной прием был оказан Одилону Барро в рабочих кварталах. Здесь ему заявили, что реформа уже не может удовлетворить народ, что он требует отречения короля и провозглашения республики. Ничего не добился и генерал Ламорисьер.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.