http://bizgrup.ru/userfiles/poluchit-klyuch-windows-7-besplatno-912.xml » Крестьянские войны

Первые выступления

Опубликовал в Июль 24, 2013 – 8:13 дпНет комментариев

Весна и лето 1600 г. надолго запомнились русским лю­дям. Сначала шли проливные дожди, затем начались ран­ние заморозки. Посевы погибли, и с полей ничего не уда­лось собрать. Все надеялись, что положение исправится в следующем году. Но в 1601 г., а затем и в 1602 г. повто­рилось то же самое. Россию поразил страшный голод. Це­ны на хлеб подскочили в десятки раз. В то же время от урожаев прошлых лет хранились большие запасы немоло­ченого хлеба. Он принадлежал боярам, дворянам и духов­ным пастырям, которые придерживали хлеб, чтобы еще больше взвинтить цены и нажиться на страданиях прос­того люда. Так же поступали и богатые крестьяне. По словам Авраамия Палицына, келаря Троице-Сергиева мо­настыря, у многих имелись «давныя житницы не истощены и поля скирд стояху…». Еще более красноречив рассказ И. Массы: «У знатных господ, а также во всех монасты­рях и у многих богатых людей амбары были полны хле­ба, часть его уже погнила от долголетнего лежания, и они не хотели продавать его, ожидая еще большого повышения цен… Голод, бедствия и ожесточение людей были слиш­ком велики»; «сам патриарх, …имея большой запас хле­ба, объявил, что не хочет продавать зерно, за которое должны будут дать еще больше денег».

Помещики в эти голодные годы прибегают к различ­ным уловкам, которые усугубляют тяжелое положение бедноты. Одни из них переводят крестьян с денежного оброка на натуральный или на барщину. Им было выгод­нее получать с крепостных взносы натурой, т. е. прежде всего хлебом и другими продуктами, или переключать их на работу в барских полях, т. е. на производство того же хлеба. Другие феодалы попросту выгоняют со своих дво­ров многих холопов, лишавшихся тем самым всяких средств к существованию.

Огромные размеры приняла в эти годы смертность от голода. Десятки тысяч холопов, посадских людей, кресть­ян стали ее жертвами. В одной Москве, по свидетельству А.      Палицына, за два года и четыре месяца похоронили на трех кладбищах 127 тыс. чел. В городах и селениях мерт­вецы лежали по улицам, площадям и дорогам, так как не­кому было их хоронить.

Правительство Годунова приказало раздавать хлеб из государственных запасов. Организуются платные общест­венные работы. Власти ведут борьбу со спекулянтами. Но эти меры не помогают. Спекуляция продолжается. Лица, приставленные к выдаче хлеба и денег, без стеснения их разворовывают.

Со всех сторон слышатся жалобы и стоны. Началось «волнение велие» среди широких слоев народа. Прави­тельство идет на снижение повинностей в некоторых мес­тах. А 28 ноября 1601 г. обнародуется указ (подтвержден­ный в 1602 г.), который как будто разрешает «выход» кре­стьян от одного владельца к другому «во всем Москов­ском государстве». Но неясное содержание указа проти­воречило этому обещанию, которым поспешили восполь­зоваться многие крестьяне. На самом деле власти имели в виду свободу по самостоятельного ухода крестьян, а их вывоза феодалами (только светскими — средне- и мелко­поместными, а не духовными и не крупными светскими), причем в количестве не более одного-двух человек. Мос­ковский уезд исключался из числа тех, где разрешался вывоз. Указ не внес успокоения, а, наоборот, возбудил все­общий ропот. Все — и дворяне, и крестьяне — выражали крайнее недовольство (конечно, с диаметрально противо­положных классовых позиций) его ограничениями и дву­смысленностью. В судах начались многочисленные тяжбы по делам о вывозе крестьян. В этой неразберихе крестья­не, истолковывая смысл указа так, как хотелось им, пре­кращают уплату налогов, бегут от господ, наконец, «закладываются» (дают закладные записи о поступлении в холопы) к богатым феодалам.

Особенно широкие масштабы приняло бегство в среде холопов. Этому способствовал и годуновский указ от 16 ав­густа 1603 г., по которому Приказ Холопьего суда стал вы­давать «отпускные» (документы об освобождении) тем хо­лопам, которых их господа отказывались кормить в голодные годы.

Огромные массы беглых холопов, крестьян, посадских жителей, всяких «гулящих людей» перебираются на окраины страны. Только в южных и юго-западных уездах России скопилось в эти годы до 20 тыс. одних пришлых холопов.

Многие начинают уже в эти годы борьбу с угнетателя­ми. Они собираются в отряды и, вооруженные чем попа­ло, нападают на спекулянтов, отбирают у них хлеб. Официальные документы той поры называют их «разбойниками», «ворами», «лихими людьми». На самом же деле в 1601 —1603 гг. начались голодные «бунты», восстания социальных низов против феодалов и властей. Правитель­ство вынуждено, с одной стороны, идти на некоторые не­значительные уступки, с другой — организует жестокие репрессии против «разбойников».

Голодные «бунты» стали началом первой Крестьян­ской войны. Современники хорошо понимали смысл этих событий. Недаром Палицын именно к 1601—1603 гг. отно­сил начало того «смятения во всей Русской земле» или «разбойничества во всей России», которое продолжалось многие годы после выступлений «разбойников» самого на­чала столетия.

Против участников этих выступлений правительство посылает карательные отряды. Так, 5 сентября 1601 г. от­ряд дворян и детей боярских во главе с Г. И. Вельямино­вым и Н. М. Пушкиным направляется в район Тулы. Они должны были организовать здесь обыски и расправы. «За разбойники» в конце 1602 г. или в начале следующего го­да спешат такие же экспедиции во Владимир и Коломну, Волоколамск и Вязьму, Можайск и Ржев, Медынь и Ма­лоярославец, в сентябре 1603 г.— в Рязанский и Пронский уезды. Этот приводимый в разрядах сухой перечень го­родов и уездов, где действовали царские каратели, допол­няется рассказом «Нового летописца» : «па разбойников» власти «посылаша (войска.— В. В.) многижда… и ничево им можаху сотворити». И далее: «Бысть в то же время умножишася разбойство в землей Рустей, не токмо что по пустым местом (по безлюдным местам, окраинам.— В. В.) проезду не бысть, ино и под Москвою быша разбои велицы» .

На борьбу поднимались в эти годы также крестьяне многих монастырей в центре страны, на ее южной и север­ной периферии, ямщики и крестьяне, обслуживавшие ям­скую гоньбу (почтовую связь) по московско-новгородско-ивангородской дороге. «Бои до смерти и по дорогам грабежи»,— так с ужасом писали о действиях «разбойников» монахи ряда обителей, опасавшиеся за свои жизни и иму­щество.

Народное движение к лету—осени 1603 г. принимает широкие размеры и выливается в восстание под руководством Хлопка, вышедшего, как можно судить по его прозвищу, из холопского сословия. Это выступление явилось высшей точкой, кульминацией и финалом народных вос­станий 1601—1603 гг. В них большую и активную роль сыграли многие тысячи беглых, прежде всего холопов, со­бравшихся к юго-западных уездах. Именно отсюда, по данным некоторых источников, началось и движение от­рядов Хлопка в западное Подмосковье. В его распоряже­нии имелись, очевидно, немалые силы — царские отряды во главе с опытными воеводами возвращались к Годунову без успеха, а повстанцы двигались к Москве. По пути они совершали смелые нападения на местных феодалов, на годуновских ратников. Не исключено, что московские воеводы терпели поражения от повстанцев. Народные волне­ния происходили и в самой столице, жители которой, по «Новому летописцу», «богатых домы грабили и разбивали и зажигали; тех людей имаху и казняху: овых зжигали, а иных в воду метали».

Положение Годунова и его правительства стало столь критическим, что он решил принять чрезвычайные меры — в августе 1603 г. царь вместе с Боярской думой выносит решение: послать против восставших, приближающихся с запада к Москве, «многую рать», т. е. большое войско. Во главе его поставили известного военачальника — окольни­чего И. Ф. Басманова.

Войско Басманова в спешном порядке двинулось на­встречу повстанцам Хлопка. 9 сентября 1603 г. произошло кровопролитное сражение. В его начале, при подходе авангарда царского отряда повстанцы напали на него из лесной засады и разгромили. Пал во время схватки и годуновский главнокомандующий. Однако при подходе основ­ных сил, состоявших прежде всего из дворян, ожесточен­ный бой, сопровождавшийся большими потерями с обеих сторон, закончился поражением восставших, которые сра­жались, «не щадя голов своих», предпочитая смерть пле­ну. Тем не менее многие попали в плен и были казнены. Среди них был и предводитель восстания, весь изранен­ный во время сражения.

Однако не все повстанцы погибли на поле боя или под топором палача. Многие из них бежали все в те же юго-западные районы, где в следующем году поднялась новая волна народного движения против Годунова и феодалов.

Восстание Хлопка, принявшее массовый характер и охватившее обширную территорию юго-запада и центра страны, нельзя считать только «предвестником» Кресть­янской войны.

Оно было высшей точкой, кульминацией народного движения 1601—1603 гг.; таким образом, началом Кре­стьянской войны можно считать не только восстание 1603 г., но и весь комплекс событий классовой борьбы 1601—1603 гг., составной частью которых оно является. Следовательно, начало, зарождение, первые вспышки Кре­стьянской войны следует отнести к первому году семна­дцатого столетия.

Хотя по своим масштабам восстания 1601—1603 гг. не выдерживают сравнения с том, что происходило во време­на Болотникова в 1606—1607 гг., эти этапы относятся друг к другу как время зарождения и время наивысшего подъ­ема. Уже в 1601—1603 гг. налицо общенациональный со­циальный кризис, столкновение, противостояние друг дру­гу угнетенных низов, с одной стороны, и угнетателей, с другой. Участники восстаний этой поры, будучи разгром­ленными, снова и снова скапливаются на южных и юго-западных окраинах и идут отсюда в центр страны для борьбы с классовым врагом. Исходная база, маршрут по­встанческих сил, районы их действий, сам их состав, стремления, требования — все это с теми или иными из­менениями характерно для всех этапов Крестьянской вой­ны, начиная с восстаний 1601—1603 гг., когда их целью тоже было движение на Москву, под стенами которой они вступили в кровопролитное сражение с царскими войска­ми. Характерно, что А. Палицын факты «разбойничества» в голодные 1601—1603 гг. прямо объединяет с событиями восстания И. И. Болотникова 1606 — 1607 гг.

Интересно, что в 1601—1603 гг., накануне Крестьян­ской войны, в среде восставших еще не вызревает лозунг «хорошего царя», хотя разговоры и слухи о царевиче Дмитрии начинают распространяться примерно с 1600 г. Не отмечены и случаи участия в той или иной форме дворян в событиях классовой борьбы, вернее попыток ис­пользования ими народного восстания в своих целях. Все это появляется позднее. Новые и грозные события не замедлили разразиться и доставили немало хлопот всему классу феодалов, многие из которых поплатились жизнью и имуществом, а само феодально-крепостническое государ­ство испытало сильные потрясения.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.