Главная » Декабристы

Петр Иванович Фаленберг

Опубликовал в Февраль 21, 2013 – 9:19 ппНет комментариев

Петр Иванович ФаленбергПетр Иванович Фаленберг , подполковник квартирмейстерской части, был обвинен в том, что «со­глашался произвести цареубийство и хотя впоследствии и начал от общества уклоняться, но сокровенную цель его знал». Он был причислен к IV разряду и приговорен к 15-летним каторжным работам и потом ссылке на поселение. Фаленберг, сын саксонского уро­женца, вызванного Потемкиным для устройства в России суконной фабрики, родился в Риге 20 мая 1791 г. Он сначала учился дома, имея учителей: Цим­мерманна, Вейля, Котерфельда и пастора Фольбирта, затем в рижской Domschule и наконец в царскосельском лесном институте, где и окончил курс в 1811 и г. В 1822 г. в Тульчине кн. Барятинский предложил Фаленбергу вступить в Южное общество, выставив на первый план распространение просвещения и медленный путь культурно — политического развития России. И впоследствии из членов Южного общества Фаленберг знал только Аврамова и Пестеля. Женитьба Фаленберга на Раевской совершенно удалили его от Южного общества, но тем не менее Фаленберг был арестован, отвезен в Петербург и заключен в Петропавловскую крепость во время тяжкой, почти смер­тельной болезни горячо любимой жены, и это подействовало на него столь угнетающим образом, что он, следуя советам своего родственника Раевского и желая спасти себя полной откровенностью, изменил свое первоначальное показание и взвел на себя то, в чем совсем не участвовал и о чем узнал только из правительственного печатного сообщения. Поэтому Фаленберг на очных ставках уличал Барятинского в  никогда небывалых разговорах и внушениях. Эта тяже­лая исповедь сделана самим Фаленбергом в его «Воспоминаниях». Взведение на себя небывалых проступков  только ухудшило положение Фаленберга; оно было выз­вано приступом крайнего отчаяния, временно затуманившего его рассудок, и потому нисколько не повлияло на хорошие отношения к нему товарищей в Чите и Петровском  заводе. По словам Розена, среди своих товарищей по Чите и Петровскому заводу Фаленберг был известен, как лучший мастер шить щегольские фуражки. Он производил топографические съемки в окрестностях Читы и Петровского завода и сам сделал для этого планшет. Жена Фаленберга (урожденная Раевская), выздоровев, не только не последовала за ним в Си­бирь, но, послушавшись уговоров матери, вышла за другого, воспользовавшись правом, предоставленным женам сосланных декабристов. Нечего и говорить, как это поразило Фаленберга. С 1833 г. он быль поселен в глухом селении Минусинского округа (с. Шушь), где первое время испытывал тяжкие лишения и душевные терзания. Через нисколько времени Фален­берг сблизился с управлявшим казенными поселениями (ссыльнопоселенцев) Голенищевым-Крузовым, получил приют в его доме и начал помогать ему в его многочисленных хозяйственных работах (управляющий заведовал мельницами, разными мастерскими и т. п.). Во 2-й половине 30-х годов умерла женщина, которая была в России женою Фаленберга, и лишь тогда он решился вступить во второй брак. В 1840 г. он женился на Анне Федоровне Соколовой, дочери казачьего урядника из с. Саянского. Стародавние обычаи в то время еще в полной силе господствовали в глухих местностях Сибири, и свадьба Фаленберга состо­ялась при полном их соблюдении. Девичник справлялся в доме отца невесты. После венчания был обед, а вечером песни и пляски. Девицы, составив круг, пели: «Вы, бояре молодые» и пр., при чем одна из них ходила с платком, плавно приплясывая, и бросала его кому нибудь из сидящих вдоль стен  молодых казаков, который тогда выходил к ней, и они плясали вместе, в такт песни; затем песня переходила в речитатив со словами: «Вот и я, твой кум, уж и ты, моя кума! Где мы сойдемся, там обоймемся, где мы свидимся, там поцелуемся!» Затем протяжно повторя­лись слова: «Вы, бояре молодые» и пр. Вся минусинская колония декабристов, бывшие блестящие представители русской армии и флота, принимали живейшее участие в брачном пире Фаленберга. Н. А. Крюков играл на скрипке, а прочие участвовали в хоре. Жена Фаленберга оказалась нежной и преданной его подругой и скрасила его изгнанническую жизнь. Наблюдательная и умная си­бирячка очень скоро усвоила себе все приемы образован­ного общества, в которое она вступила, став женой декабриста. В официальном донесении о Фаленберге от 23 мая 1852 г. говорится: «Простота, скромность, чистосердечие, душевная бодрость составляют отличительные черты его характера». «Средства его весьма ограни­чены; единственное его достояние составляете доход с табачной плантации, с которой он получает около 40 пудов табаку». Когда, в 1851 г., разливом Енисея плантация Фаленберга была затоплена и уничтожена, то жители Минусинска собрали ему в пособие довольно зна­чительную сумму денег. «Это доказывает, какой лю­бовью и уважением он пользуется во всей округе», го­ворит упомянутый официальный документ . Фаленберг оставил Сибирь после общей амнистии 1856 г. и в 1858 г. поселился в Подольской губ., где начал упра­влять имениями Куликовского. Единственный сын Фаленберга, окончив курс в высшем военном училище, выпущен был в конную артиллерию и здравствует и в настоящее время. Кончина единственной любимой дочери, бывшей замужем в Малороссии, так поразило 82-летняго старца Фаленберга, что он тотчас после этого скончался 13 февраля 1873 г. в Белгороде Курской губ. и похоронен в Харькове.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.