Главная » Измаил

Подготовка А В. Суворовым штурма крепости Измаил

Опубликовал в Май 25, 2014 – 1:22 ппНет комментариев

Суворов Александр Васильевич (гравюра, Уткин)Главнокомандующий русскими войсками фельдмаршал По­темкин еще до получения доклада с решением военного совета о прекращении осады Измаила, встревоженный осложнением обстановки, пришел к заключению, что взятие Измаила не под силу ни генералу Гудовичу, ни генералу Потемкину.

Фельдмаршал Г. А. Потемкин 25 ноября 1790 года послал приказ генерал-аншефу А. В. Суворову, находившемуся в каче­стве командира корпуса в районе Галаца и Браилова, немедленно принять командование над всеми собранными под Измаилом русскими войсками.

Недолюбливая Суворова за его прямой и независимый ха­рактер и зная заранее, что Суворов решится на штурм крепо­сти, Потемкин перекладывал на него всю ответственность за исход этой исключительно важной в политическом и стратеги­ческом отношениях операции.

Получив 28 ноября 1790 года приказание, А. В. Суворов, захватив с собой 40 казаков,  немедленно выехал из Галаца. Еще по дороге к Измаилу он послал отходившим от крепости русским войскам приказ возвратиться и снова обложить кре­пость. Одновременно со своим отъездом Суворов выслал к Измаилу из-под Галаца отборный, хорошо обученный им самим отряд в составе: Фанагорийского гренадерского полка, 150 охотников Апшеронского полка и 1000 арнаутов (иррегу­лярные войска, сформированные из местных жителей). Вместе с ними были отправлены продовольствие, 30 штурмовых лест­ниц и 1000 фашин (связки прутьев).

Обогнав свой конвой, 60-летний А В Суворов ранним утром 2 декабря, в сопровождении лишь одного казака, явился под Измаилом с твердым намерением взять крепость.

Появление Суворова обрадовало и воодушевило русских воинов. Уже вечером в день своего приезда Суворов разъ­яснил русским бойцам состояние неприятеля и дал точную характеристику его сил и средств. Такой умелый подход А. В. Суворова к солдатам, матросам и казакам укреплял боевой дух войск, вселял в них уверенность в победе над про­тивником.

Всего в распоряжении Суворова перед штурмом Измаила, включая моряков флота, была 31 000 человек. Значительную часть из них составляли казаки, которым нехватало огнестрель­ного оружия и клинков, а поэтому некоторые казаки были вооружены только короткими деревянными пиками. Суворов располагал также 607 орудиями (включая пушки речной фло­тилии) с крайне ограниченным запасом боеприпасов. Из-за постоянного недоедания, плохой погоды и недостатка теплого обмундирования и обуви, а также лекарств, в полках и на ко­раблях было много больных. Для лошадей нехватало фуража. Ощущался большой недостаток в топливе. Суворов принял необходимые меры для улучшения положения бойцов. Он бы­стро нашел выход для обеспечения войск топливом — приказал рубить тростник, которого было в изобилии в окрестных боло­тах и который успешно заменил топливо.

Готовясь к взятию Измаила, А. В. Суворов с присущей ему кипучей энергией немедленно начал подготовку штурма. В тече­ние нескольких дней подряд он производил личную разведку непосредственно на местности, изучая оборону противника. Суворов по суше и на Дунае со всех сторон подъезжал на ружейный выстрел к стенам крепости, чтобы самым тщатель­ным образом оценить ее характерные особенности.

Полководец расположил возвратившиеся к Измаилу войска полукругом; фланги их упирались в реку, где русская флоти­лия и отряд на острове Сулин довершили обложение крепости.

Григорий Александрович ПотемкинВ числе генералов, находившихся под Измаилом, был М. И. Кутузов, командовавший отдельным корпусом. Еще до прибытия к Измаилу А. В. Суворова генерал Кутузов отличил­ся в жарких боях возле крепости. В послужном списке М. И. Кутузова по этому поводу записано: «Имел многократно дело с неприятельской конницей. Разбил оную легкими войска­ми, в команде его находившимися, в шести верстах от города с немалою потерею со стороны неприятеля».

Во время подготовки Суворовым штурма города-крепости Кутузов, отлично изучивший Измаил в 1770 году, когда он укреплял его по приказу Румянцева, доложил Суворову все, что ему было известно об Измаиле. Эти сведения, полученные А. В. Суворовым от такого знающего военного инженера и уже тогда опытного и высокоталантливого полководца, каким был М. И. Кутузов, помогли русскому командованию не только раз­работать план штурма крепости, но и заранее предвидеть осо­бые условия борьбы непосредственно за город, подготовиться к ведению уличных боев. Никакие имевшиеся в распоряжении А. В. Суворова планы устройства города-крепости не могли дать ему столь отчетливой, цельной картины, какую дал пре­красно знавший Измаил генерал Кутузов.

Засланные Суворовым в крепость лазутчики смогли добыть сведения, лишь частично уточнявшие общую характеристику Измаила, полученную от Кутузова.

По приказанию А. В. Суворова для обеспечения штурма крепости на месте были изготовлены, дополнительно к приве­зенным из Галаца 30 лестницам и 1000 фашинам, еще 40 лест­ниц и 2000 фашин. Суворов писал Потемкину: «Сего числа приступлено к заготовлению осадных материалов, коих не было для батареи, и будем стараться их совершить к следующему штурму дней через пять в предосторожность возрастающей стужи и мерзлой земле; шанцовой инструмент по мере умно­жен; письмо вашей светлости к сераскиру отправлю за сутки до действия. Полевая артиллерия имеет снарядов только один комплект».

Быстро и последовательно подготавливая  решительный штурм крепости. А. В. Суворов маскировал свои мероприятия. С целью внушить туркам мысль, что русские решили вести пра­вильную и длительную осаду, в ночь с 6 на 7 декабря на рас­стоянии 340—420 м от крепости на восточной и западной ее стороне были поставлены батареи, каждая из которых насчи­тывала 10 орудий. Кроме того на противоположном крепости Измаил острове Сулипе были поставлены еще несколько артил­лерийских батарей. Утром 7 декабря эти батареи с целью обма­на врага открыли огонь по крепости.

Одновременно А. В. Суворов приказал, чтобы вне враже­ского наблюдения, далеко от крепости, были насыпаны валы и построены стены бастионов, а также образованы контроскарпы и рвы, в точности напоминавшие укрепления Измаила. На этой копни с оборонительных сооружений вражеской крепо­сти Суворов лично в ночное время стал обучать солдат штурму.

И следуя своему правилу: «Тщательно обучай подчиненных тебе солдат и подавай им пример», Суворов показывал войскам приемы преодоления глубокого рва, разъяснял им, как нести, а затем бросать в ров фашины, как подносить лестницы и при­ставлять их к стенам, как действовать штыками, как вести бой в узеньких улицах города; казаков он обучал умению драться короткими деревянными пиками.

Здесь необходимо отметить, что Суворов широко практико­вал ночные учения Он считал ночной бой весьма действенным способом достижения победы с малыми силами и неоднократно с большим успехом применял его в своей боевой практике.

В боевой подготовке войск А. В. Суворов всегда большое значение придавал умению бойцов штурмовать крепости и укрепленные лагери. Трудности, специально создаваемые Суво­ровым при обучении войск штурму крепостей с лихвой оправ­дывались на войне. «Легко в ученьи — тяжело в походе, тяжело в ученьи—легко в походе»,—не раз повторял прославленный полководец. «Солдаты учение любят, лишь бы кратко и с тол­ком»,— писал он.

Суворов ясно предвидел, как будет происходить штурм го­рода-крепости Измаил. Считая на войне основным условием достижения победы наступление, А. В. Суворов учил «действо­вать не иначе, как наступательно». В наступательном бою он считал главным действием штыковую атаку.

В конце XVIII века, во время второй русско-турецкой вой­ны, дальность действительного ружейного огня не превышала 40 м (60 шагов). Это расстояние в 60 шагов атакующая пехота пробегала в течение примерно 20 секунд. Самый обученный стрелок мог за такое время сделать не более 1—2 прицельных выстрелов, так как ружья заряжались медленно, с дула. Поэто­му огонь стрелков не мог играть решающей роли в бою. Побеж­дала та сторона, которая решалась на штыковую атаку. Суво­ров знал это и довел до наивысшего совершенства мощный штыковой удар  русских войск.

Подготавливая штурм Измаила, А. В. Суворов использовал свое замечательное «Словесное поучение солдатам о знании, для них необходимом».

Суворов говорил солдатам, матросам и казакам: «Береги пу­лю на три дня, а иногда и на целую кампанию, когда негде взять. Стреляй редко, да метко, штыком коли крепко. Пуля обмишулится, а штык не обмишулится . Пуля — дура, штык — молодец! Коли один раз! Бросай басурмана со штыка! — мертв на штыке, царапает саблей шею. Сабля на шею — отскокни шаг, ударь опять! Коли другого, коли третьего! Бога­тырь заколет полдюжины, а я видел и больше. Береги пулю в дуле! Трое наскочат—первого заколи, второго застрели, тре­тьему штыком карачун! В атаке не задерживай!.. Фитиль на картечь! — Бросься на картечь! Летит сверх головы. Пушки твои, люди твои! Вали на месте! Гони, коли! Остальным давай пощаду. Грех напрасно убивать, они такие же люди» .

А. В. Суворов, обучая русских воинов штурму Измаила, в своем наставлении «Штурм, или валовый приступ» предельно сжато изложил им все правила действий бойца и мелких под­разделений:

«Ломи чрез засек, бросай плетни чрез волчьи ямы! Быстро беги! Прыгай через палисады, бросай фашины, спускайся в ров, ставь лестницы! Стрелки, очищай колонны, стреляй по головам! Колонны, лети чрез стены на вал, скалывай! На валу вытягивай линию! Ставь караул к пороховым погребам! Отворяй ворота коннице! Неприятель бежит в город — его пушки обороти по нем. Стреляй сильно в улицы: бомбардируй живо! Недосуг за этим ходить. Приказ — спускайся в город, режь неприятеля на улицах! Конница, руби! В домы не ходи; бей на площадях! Штурмуй, где неприятель засел! Занимай площадь, ставь глав­ный караул. Расставляй вмиг пикеты к воротам, погребам, ма­газинам! Неприятель сдался — пощада!» .

Таким доходчивым, исключительно выразительным языком учил Суворов солдат, матросов и казаков.

В нескольких словах этого яркого и краткого указания пред­усматривались все необходимые во время штурма действия.

Заранее было произведено распределение сил и средств для атаки. Были созданы особые команды стрелков и рабочих; на стрелковые команды возлагалась задача, рассыпавшись по краю рва, вести прицельный огонь по противнику, мешающему штурмующим колоннам проходить ров и взбираться на стены и вал; рабочие команды должны были, двигаясь впереди штурму­ющей пехоты, подготовить переправы через ров при помощи шанцевого инструмента и фашин.

Были проведены командирские рекогносцировки подступов к крепости, во время которых каждому офицеру было разъясне­но, где и как произвести атаку.

Стремясь обеспечить внезапность штурма, А. В. Суворов, как уже отмечалось, искусно и тщательно маскировал свои истинные намерения. Вводя в заблуждение противника, русские  под Измаилом ежедневно делали следующее: 1) вели огонь из близко расположенных от стен крепости осадных батарей, чем создавали у турок ложное убеждение в том, будто русские решили вести длительную блокаду; 2) находившаяся против Измаила на Дунае русская флотилия все время маневрировала и круглосуточно вела по крепости беспокоящий артиллерий­ский огонь; 3) с целью постоянно тревожить врага и, кстати, приучить его к сигналам русские каждую ночь пускали серии ракет.

Эти мероприятия русских ввели турок в заблуждение отно­сительно плана действий Суворова, а главное, в отношении численности русских сил. После прибытия А. В. Суворова турецкое командование гарнизона крепости Измаил подсчиты­вало, что силы русских были представлены: 50 000 казаков, 20 000 пехоты и 15 000 моряков Следовательно, турки почти в три раза преувеличивали в своем воображении численность рус­ских войск, полагая, таким образом, что войска и флот Суво­рова численно в два раза больше гарнизона Измаила.

Целеустремленная подготовка штурма являлась составной частью плана А. В. Суворова, разработанного им в результате личных рекогносцировок и изучения сведений о силах и распо­ложении противника, состоянии его войск и крепостных соору­жений. Эти сведения собирались различными способами: путем войсковой и агентурной разведки, тщательным опросом жите­лей, перебежчиков, пленных и т. д.

Одновременно с обучением сухопутных войск Суворов обу­чал моряков и десантные войска погрузке на суда и выгрузке, имея в виду быструю высадку десанта и стремительную атаку приречной стороны Измаила. Суворов говорил бойцам: «Наша служба легка, когда дружно подымают ее многие».

Помимо проведения инженерных мероприятий и чисто боевой подготовки войск к штурму крепости, А. В. Суворов особенно заботился о том, чтобы морально воодушевить солдат на выполнение боевой задачи.

Ежедневно посещая части и корабли, находясь в гуще сол­датской, матросской и казачьей массы, Суворов обращался к бойцам с горячим призывом взять Измаил. Не скрывая от них трудностей и опасностей предстоявшего штурма, полководец разъяснял необходимость овладения крепостью, напоминал о прежних замечательных подвигах русских воинов.

«Крепость сильна, гарнизон — целая армия, по ничто не устоит против русского оружия. Мы сильны и уверены в се­бе!» — говорил Суворов.

«Видите ли вы эту крепость? — указывая на Измаил, обра­щался он к солдатам, матросам и казакам.— Стены ее высоки, рвы глубоки, а все таки нам нужно взять её»

7 декабря в 2 часа дня А. В Суворов, выполняя приказание главнокомандующего фельдмаршала Г. А. Потемкина, пере­слал письмо последнего коменданту Измаила — сераскиру Айдозли-Мехмет-паше с предложением сдачи крепости.

В своем ответе  комендант Измаила писал, что он «ради глубокой осени и весьма суровой погоды, советует россиянам отступить, ибо они должны будут во всем терпеть нужду; гар­низон же всеми нужными вещами снабжен изобильно».

Тогда Суворов послал парламентера от себя и предложил коменданту Измаила сдаться без боя. Он написал Айдозли- Мехмет-паше такое письмо.

«Сераскиру, старшинам и всему обществу.

Я с войсками сюда прибыл.

Двадцать четыре часа на размышление — воля.

Первый мой выстрел — уже неволя.

Штурм — смерть.

Что оставляю вам на рассмотрение.

Суворов».

Сераскир в своем ответе писал высокопарным стилем, что «прежде остановится Дунай в своем течении, или небо преклонится к земле — нежели сдастся Измаил!».

Вечером 8 декабря из Измаила все же пришло предложение турецкого коменданта дать десять дней на размышление. Айдозли-Мехмет-паша рассчитывал оттянуть время и получить под­крепление. Но Суворов ответил, что если белое знамя не будет выставлено немедленно, то последует штурм.

Белое знамя не показалось.

А. В. Суворов приказал сообщить русским войскам и флоту дословный заносчивый ответ коменданта Измаила. Выслушав этот ответ, солдаты, матросы и казаки поклялись во что бы то ни стало взять Измаил — поддержать честь русского оружия.

Морально подготавливая солдат, матросов и казаков к штурму крепости, Суворов одновременно поднял также настрое­ние генералов, которые, как уже отмечалось выше, разувери­лись было в возможности победы.

Являясь определенным противником многословных совеща­ний на войне и обычных в то время продолжительных военных советов, А. В. Суворов все-таки считал целесообразным, учиты­вая сложившуюся под Измаилом обстановку, собрать военный совет, добиться единодушия и непреклонной решимости высшего командного состава взять штурмом крепость. Поэтому, открывая 9 декабря 1790 года заседание военного совета и предлагая на обсуждение вопрос о штурме крепости, он произ­нес такую речь:

«Дважды стояли русские перед Измаилом и дважды от­ступали от него; теперь, в третий раз, им ничего более не остает­ся, как взять крепость или умереть. Правда, трудности большие, крепость сильная, гарнизон ее— армия; но русской силе ничто не должно противостоять; и они, русские, тоже сильны, испол­нены решимости и — главное — до сих пер не отступали ни перед каким затруднением. Турки в своем высокомерии вообра­жают себе, что могут пренебречь ими за своими стенами. Поэтому — то именно и следует показать им, что русский воин сумеет всюду настигнуть их. Отступление произвело бы сильный упа­док духа в войсках, отозвалось бы во всей Европе и придало бы еще более высокомерия туркам и их друзьям . Если же Из­маил будет покорен, то кто впредь  будет противиться русским.

…Я решил,— закончил Суворов свою речь,— овладеть этой крепостью, либо погибнуть под ее стенами».

атаман М. И. ПлатоваВолнующая речь Суворова, напомнившего, что русские войска уже два раза отступали от крепости, отмстившего, что третье отступление резко отразится на моральном состоянии войск, и особо подчеркнувшего международное значение успеш­ного штурма Измаила в условиях назревавшей опасности коа­лиционной войны против России, убедила всех.

Выступив первым, в порядке опроса мнений, казачий бригадир М. И. Платов решительно воскликнул: «штурм!» За ним это слово, как боевой призыв, повторили все участники военного совета. Суворов горячо обнял и поцеловал Платова. Участники военного совета единодушно приняли решение взять Измаил приступом. Здесь же на заседании совета Суворов дал боевой приказ, содержание которого сводилось к следующему:

  1. Войска атакуют одновременно тремя группами; группа Павла Потемкина (7 500 чел.) атакует крепость с запада; груп­па Самойлова (12 000 чел.) — с востока; группа Дерибаса (9 000 чел.) высаживает десант и атакует с юга; кавалерия (2 500 чел.) — в резерве.
  2. Каждая группа делится на три отряда, являющихся штурмовыми колоннами.

В 1-й группе: отряд Львова (5 батальонов, 150 стрелков, 50 рабочих, 250 фашин) атакует между р. Дунай и Бросскими воротами и, захватив вал, следует к Хотинским воротам; отряд Ласси (5 батальонов, 128 стрелков, 50 рабочих, 300 фашин. 8 лестниц) атакует Бросские ворота и, заняв их, следует к Хо­тинским воротам; отряд Мекноба (5 батальонов, 128 стрелков, 50 рабочих, 500 фашин, 8 лестниц) атакует Хотинские ворота и следует далее к старым укреплениям. Этой группе надлежало овладеть Старой крепостью.

Во 2-й группе: отряд Орлова (3000 казаков, 150 стрелков, 50 рабочих, 600 фашин, 6 лестниц) атакует южнее Бендерских ворот и по занятии вала наступает на юг; отряд Платова (5 000 казаков, 150 стрелков, 50 рабочих, 600 фашин, 8 лест­ниц) атакует между Старой и Новой крепостями; отряд Кутузо­ва (5 батальонов, 1000 казаков, 120 стрелков, 600 фашин, 8 лестниц) атакует южнее Килийских ворот. Группе в составе отрядов Орлова и Платова надлежало участвовать в овладе­нии Старой крепостью. Отряд Кутузова должен был овладеть Новой крепостью.

В 3-й группе: бригада Арсеньева (3 батальона, 2000 каза­ков) высаживает десант у Новой крепости и содействует атаке Кутузова; бригада Чепеги (3 батальона, 1000 казаков) выса­живает десант между Старой и Новой крепостями и содействует атаке отряда Платова; бригада Маркова (5 батальонов, 1000 казаков) высаживает десант у Старой крепости и содей­ствует атаке отрядов Львова и Ласси.

  1. Каждый отряд выделяет резерв численностью не менее двух батальонов.
  2. Атака проводится с соблюдением
  • взаимодействия между отрядами (приказ указывал порядок взаимодействия).
  • Конница численностью до 2 500 чел. составляет общий резерв Суворова и делится на три отряда, которые должны стоять против Бросских, Хоти неких и Бендерских ворот.
  • Атака назначается на 11 декабря и начинается по сигна­лу ракет, примерно за 2—3 часа до рассвета, с тем чтобы засветло захватить вал.

Атака самого города начинается по особому распоряжению (этим обеспечивалось управление войсками в сражении в ре­шающий момент).

Захватив вал, войска сосредоточиваются по группам.

7 Артподготовка проводится 10 декабря всей артиллерией в составе 607 орудий (на 1 километр около 85 орудий).

  1. Штаб располагается на высоте, между группами Потем­кина и Самойлова.
  2. Приказ запрещал трогать стариков, женщин и детей, всех мирных жителей Измаила.

Штурмовые колонны Кутузова, Мекноба, Ласси, Львова и Маркова, согласно боевому приказу А. В. Суворова, состояли из пяти батальонов пехоты каждая В голове колонны должны были двигаться стрелки, за ними—рабочие с шанцевым ин­струментом, затем три батальона пехоты с фашинами и лест­ницами, а в конце резерв из двух пехотных батальонов. Штур­мовые колонны Платова, Орлова, Чепеги и Арсеньева были не­сколько меньшими, но строились по такому же принципу.

Идущему впереди каждой штурмовой колонны отряду стрел­ков ставилась задача: приблизившись ко рву крепости, рассы­латься («очищай колонны!») и открыть огонь по неприятелю, укрытому за бруствером вала («стреляй по головам!»), при­крывая действия штурмующих подразделений.

В боевом приказе Суворова особо характерными являются:

1. Расчет на использование внезапности нападения, а также быстроты проведения самого штурма.

2. Целеустремленное нанесение главных ударов (на суше — по флангам крепости—отборными войсками лучших генера­лов Кутузова и Львова и с Дуная десантом, который должна была высадить флотилия Дерибаса), являющееся образцом тактического взаимодействия сухопутных войск и флота.

В основе приказа Суворова о штурме крепости Измаил ле­жало его обязательное правило: «удивить—победить!».

В этом приказе весьма обстоятельно, отчетливо и ясно было изложено, кому, как и что делать Наступление вели три груп­пы войск и десанта, при подходе к стенам крепости делившиеся на девять колонн Каждая из этих колонн в свою очередь дели­лась на две части: боевую и резервную. В колоннах точно указывался порядок построения охотников, егерей, рабочих с фашинами и лестницами и штурмовых батальонов. Было пред­усмотрено, где и как нести средства для преодоления заграж­дений, крепостных стен и рвов, точно определялось количество всех этих средств технического обеспечения штурма и указыва­лись способы их применения. Были подробно обусловлены вре­мя выступления из исходного положения, время штурма, поря­док занятия внешней стены крепости, особо уточнен порядок и темп одновременной атаки города и т. д.

Все управление сражением А. В. Суворов полностью сосре­доточил в своих руках, имея при себе подвижной резерв из конницы. Штаб Суворова был невелик и состоял всего из 40 человек. Полководец предусмотрел, что для штурма внеш­ней стены понадобится только часть сил, и предназначил для выполнения этой задачи примерно половину бойцов. Суворов запланировал наращивание силы удара свежей половиной штурмовых колонн после овладения внешним обводом кре­пости. Зная противника, он предвидел, что турки предпримут контратаки, а поэтому приказал иметь в каждой колонне частные резервы.

А. В. Суворов, обучая свои войска на копии укреплений Измаила, точно подсчитал время, необходимое для преодоления заграждений, рвов и овладения стенами крепости. Благодаря этому полководец определил, что внешний обвод крепости будет захвачен в темное время суток, а с рассветом русские войска и десант моряков сумеют одновременно ворваться в го­род. Такая одновременная атака должна была затруднить командованию турок принятие решения о правильном исполь­зовании резервов и маскировала направление главных ударов русских.

Суворов требовал от войск и флота исключительной точно­сти действий и приказал всем сверить свои часы по его часам.

Понимая, что турки, получив предложение о сдаче, будут ждать штурма и что внезапность может быть достигнута лишь исключительными мероприятиями, Суворов решил добиться этого, во-первых, штурмом в необычное время — в 3 часа ночи; во-вторых, стремительностью атаки заранее обученных ночным действиям бойцов; в-третьих, своеобразной артиллерийской под­готовкой, которая должна была 24 часа вестись из всех 607 ору­дий боевыми снарядами, а с началом штурма продолжаться холостыми выстрелами всей артиллерии («а пустыми выстре­лами до самого рассвета») с целью обмануть турок, что арт­подготовка еще не кончилась.

Боевой приказ А. В. Суворова о штурме Измаила является поучительным образцом краткого, но предусматривающего все необходимые мероприятия, предельно ясного для исполнителей документа. В нем было указано все существенное для действий сухопутных войск, начиная от направления главных ударов и состава колонн и кончая числом фашин и длиною лестниц. Столь же подробно Суворов определил задачи флотилии, кото­рая должна была в двух линиях форсировать Дунай. В первой линии должны были идти 145 легких судов и казачьих лодок с десантными войсками; во второй линии — 58 тяжелых судов, в задачу которых входило прикрывать огнем судовой артилле­рии подход и высадку десанта.

Назначив атаку на ночное время, Суворов, помимо расчета на внезапность, преследовал этим и другую цель, ожидая упор­ного сопротивления противника, он хотел иметь больше времени в светлой части суток. Время штурма было назначено с рас­четом, чтобы до наступления сумерек окончательно овладеть городом-крепостью Измаил.

Для одновременности атаки был установлен условный сиг­нал из трех ракет. По третьей из них, в 5 час. 30 мин. утра, войска должны были идти на штурм. Для того, чтобы гурки не догадались о значении сигналов ракетами, Суворов приказал еще до штурма пускать ракеты в лагере каждую ночь

Соотношение сил оставалось в пользу турок: они имели 43 000 человек против 31 000 русских, из которых только поло­вину составляли регулярные войска. Артиллерия турок состояла примерно из 300 крепостных орудий, не считая пушек, находив­шихся на кораблях турецкого флота.

Суворов имел всего 40 полевых орудий, так как его пред­шественники успели отправить в Килию и Бендеры все тяжелые орудия. Со стороны Дуная на судах русской флотилии имелось еще 567 пушек и 20 мортир.

Таким образом, русские войска испытывали недостаток в полевой артиллерии и совсем были лишены осадной артилле­рии для штурма такой крепости, как Измаил. С целью воспол­нить нехватку полевой артиллерии Суворов чрезвычайно искус­но применил корабельную артиллерию Дунайской флотилии.

По приказанию Суворова на судах посредством загрузки одного из бортов и переделок лафетов были резко приподняты стволы пушек. Таким образом, корабельные орудия, которые раньше могли стрелять главным образом настильным огнем, получили возможность стрелять навесным огнем. Благодаря этому оригинальному приему многочисленная артиллерия Ду­найской флотилии могла обстреливать не только стены крепо­сти, но и успешно бомбардировать непосредственно город.

Несмотря па неравенство сил и средств, А, В. Суворов, вер­ный своему девизу: «Надо бить уменьем, а не числом» и следуя своему правилу: «Стояньем крепости  не возьмёшь », решил осу­ществить штурм Измаила без промедления.

Вся подготовка войск и флота к штурму, начиная со 2 де­кабря, когда было приступлено «к заготовлению осадных мате­риалов», продолжалась всего восемь суток и была завершена 9 декабря 1790 года.

Русские солдаты, матросы, казаки, офицеры и генералы обстоятельно изучили приказ А. В. Суворова о штурме Измаи­ла и его указания по технике самого штурма. Как всегда, Суворов положил в основу подготовки людей к выполнению боевой задачи свой замечательный принцип, выраженный в сло­вах: «Каждый воин должен понимать свой маневр».

По приказанию Суворова, за два дня до штурма флотилия адмирала Дерибаса внезапно напала на турецкие суда, бази­ровавшиеся в Измаиле. Русские моряки, умело действуя, раз­громили артиллерией, сожгли брандерами или взяли на абор­даж почти все корабли турок, окончательно лишив гарнизон крепости возможности использовать Дунай.

Незадолго до штурма Суворов получил письмо от главно­командующего фельдмаршала Г. А. Потемкина, который писал: «…если не уверен в удачном окончании своего предприятия, то лучше бы не отваживался на приступ». А. В. Суворов ответил Потемкину немногословно: «Мое намерение взято; два раза было уже Российское войско под Измаилом: стыдно будет, когда оно, не соверша дело, и в третий раз отступит».

Накануне штурма крепости турки получили от своих аген­тов, находившихся в русских войсках, точные данные о гото­вившемся наступлении Суворова. Гарнизон Измаила решил провести вылазку силами 16 тыс. янычарской пехоты и 6 тыс. конницы с целью уничтожить русскую осадную артиллерию и разгромить вагенбург  и главную квартиру самого Суворова. Однако турки не сумели осуществить своего намерения.

Русским войскам и флотилии перед штурмом был зачитан воодушевляющий приказ Суворова:

«Храбрые воины! Приведите себе в сей день на память все наши победы и докажите, что никто не может противиться силе оружия российского. Нам предлежит не сражение, которое бы в воле нашей состояло отложить, но непременное взятие места знаменитого, которое решит судьбу кампании и которое почи­тают гордые турки неприступным. Два раза осаждала Измаил русская армия и два раза отступала; нам остается в третий раз или победить, или умереть со славою».

Всю ночь перед штурмом Суворов лично проверял боевую готовность войск. Он хотел оставшееся до начала атаки время «употребить на внушение мужества и твердых мер к успехам». Офицерам полководец приказал еще раз сверить их часы по его часам на тот случай, если не заметят сигналов.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.