Главная » История Франции

Политическая борьба в эпоху Реставрации

Опубликовал в Август 5, 2013 – 10:02 дпНет комментариев

Главной опорой правительства в палате депута­тов была партия роялистов-конституционалистов, считавшая монархию Бурбонов идеальным строем и стремившаяся примирить дореволюционную Францию с Францией революционной. Во главе конституционных роялистов стояли герцог Ришелье ( Период эмиграции Ришелье провел в России, имел чин генерал-лей­тенанта русской службы, участвовал во взятии Измаила, ряд лет был ге­нерал-губернатором Одессы и Новороссийского края ) и видный оратор палаты депу­татов Руайе-Коллар.

Хартия Людовика XVIII вызвала крайнее недовольство пар­тии ультрароялистов, выражавшей взгляды крупных помещиков и высшего духовенства. Большинство ультрароялистов состав­ляли недавно вернувшиеся во Францию эмигранты. Они стреми­лись восстановить в неизменном виде абсолютную монархию, не хотели никаких демократических свобод, никакой конституции, требовали либо возвращения помещикам и церкви потерянных во время революции имуществ, либо полной компенсации за эти потери, считали необходимым ввести жестокую цензуру для га­зет, журналов и книг и полностью восстановить могущество церкви, поставив школу под контроль духовенства.

Партию ультрароялистов возглавлял младший брат короля — граф Д’Артуа, упрямый и ограниченный человек, хваставший тем, что только он один совершенно не изменился с 1789 г. Идеоло­гами этой партии выступали реакционеры-мракобесы виконт де Бональд и граф Жозеф де Местр. Ультрароялисты, как тогда говорили, были большими католиками, чем сам папа римский, и большими роялистами, чем сам король. Несмотря на свою мало­численность, эта партия оказывала большое влияние на политику правительства.

Существовала в палате депутатов левая оппозиция, впрочем весьма умеренная. Это были либералы, выражавшие взгляды средней и крупной торгово-промышленной буржуазии. Они счи­тали Хартию недостаточно либеральной, настаивали на необхо­димости выработки конституции самим парламентом, требовали действительных, а не формальных «индивидуальных свобод», но не для всего населения, а только для буржуазии, выступали про­тив ультрароялистов и клерикалов-церковников. Идеалом либе­ралов была конституционная монархия, в которой господство при­надлежало бы буржуазии, а не дворянству. Лидером и идеологом либерализма был Бенжамен Констан.

Таким образом, парламентская оппозиция была очень слабой. Зато вне парламента существовала мощная оппозиция антина­родному режиму — к ней по сути дела примыкал весь француз­ский народ. Широкое распространение в 20-х гг. XIX в. получили тайные общества карбонариев, многие из которых стремились не только к устранению династии Бурбонов, но и к провозглашению республики. На 1 января 1822 г. карбонарии назначили все­общее восстание, но их планы были раскрыты полицией, и мно­гие были казнены. Главной ошибкой карбонариев была их заго­ворщическая тактика, отсутствие связи с массами.

Сразу после падения империи ультрароялистские банды на­чали чудовищный белый террор, особенно на юге страны (Мар­сель, Тулуза, Авиньон); они зверски истребляли бонапартистов и всех тех, кого подозревали в сочувствии Наполеону или рес­публике. Наряду с этим нелегальным, но не встречавшим сопро­тивления правительства белым террором, происходил также ле­гальный белый террор — судебные процессы над сторонниками империи. Большое недовольство во всей стране вызвала судебная расправа с одним из талантливейших маршалов Наполеона — маршалом Неем — он был расстрелян за переход на сторону Бо­напарта во время Ста дней. Был издан указ о высылке из страны «цареубийц», т. е. лиц, голосовавших в Конвенте за казнь Лю­довика XVI.

Выборы в палату депутатов в 1815 г. происходили в обста­новке свирепого белого террора. Неудивительно, что они принесли большинство ультрароялистам, стремившимся одним ударом по­кончить со всеми завоеваниями революции. За короткий срок ультрароялистская «бесподобная» палата провела ряд террори­стических законов, а созданные по ее решению чрезвычайные три­буналы вынесли 9 тысяч обвинительных приговоров, причем мно­гие обвиняемые были приговорены к смертной казни. Жестокий террор «бесподобной» палаты вызвал тревогу даже у руководи­телей «Священного союза». В сентябре 1816 г. Людовик XVIII распустил «бесподобную» палату. Новые выборы обеспечили большинство конституционным роялистам, наступило некоторое ослабление террора.

Число либералов в палате депутатов постоянно увеличива­лось. В 1819 г. депутатский мандат получил аббат Грегуар, изве­стный тем, что он первый предложил в Конвенте отменить коро­левскую власть и предать суду Людовика XVI. Ненависть народ­ных масс к Бурбонам ярко проявилась в феврале 1820 г., когда ремесленник-седельщик Лувель ударом кинжала убил в оперном театре наследника престола, старшего сына графа Д’Артуа, гер­цога Беррийского.

Эти события вызвали новое наступление ультрароялистов. Они свергли умеренное министерство Деказа и добились изменения избирательного закона: в июне 1820 г. по их настоянию был про­веден закон о «двойном вотуме», который предоставлял крупным земельным собственникам два голоса при выборе депутатов. Бла­годаря этому закону в течение ближайших 2—3 лет представи­тели либерального крыла были почти полностью вытеснены из палаты.

Внешняя политика Франции также была реакционной. Она примкнула к «Священному союзу», а в декабре 1822 г. взяла на себя позорную миссию организовать интервенцию против революционной Испании. В апреле 1823 г. стотысячная французская армия под командованием герцога Ангулемского вторглась в Ис­панию, задушила революцию и восстановила на престоле нена­вистного народу Фердинанда VII, «прославившегося» чудовищ­ными репрессиями против собственного народа. Позорная испан­ская экспедиция вызвала возмущение французов, которые еще помнили времена, когда французская армия несла народам осво­бождение, а не рабство.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.