Главная » Пираты

Проникновение флибустьеров в Тихий океан

Опубликовал в Октябрь 15, 2012 – 6:37 ппНет комментариев

Проникновение флибустьеров в тихий океанТихий океан, или Южное море, как его называли в XVI—XVII веках, после успешных действий Моргана у побережья Панамы стал с большой силой притягивать к себе флибустьеров. Обычно разбойники длительному морскому плаванию вокруг мыса Горн предпочитали бо­лее короткий, хотя и чрезвычайно трудный сухопутный путь. Большинство этих операций остались неизвестны­ми, только о нескольких сохранились упоминания в пу­тевых заметках, описаниях и дневниках.

Совместную экспедицию к западному американско­му побережью предприняли в 1680 году французские и английские флибустьеры. Выйдя соответственно с Тортуги и Ямайки, они объединились в Дарьенском заливе.

Флибустьеры, заключив союз с индейцами племени москито и продвигаясь на запад, взяли форт Санта — Мария, воздвигнутый испанцами для защиты перешейка. На 35 индейских лодках-каноэ, преодолевая бесконеч­ные трудности, они продолжали свой путь сквозь джунг­ли и 19 апреля, полуживые от жажды и совершенно обес­силенные, достигли Панамского залива. Им удалось, действуя на своих каноэ, захватить два небольших ис­панских парусника. На этих двух кораблях и на каноэ флибустьеры подошли к Панаме, которая была Отстро­ена заново в семи километрах к западу от развалин, ос­тавленных десятилетие назад Морганом. Атака флибу­стьеров на испанские военные корабли, стоявшие на яко­ре, провалилась. Правда, они сумели захватить два не­больших судна, однако остальные пять кораблей отбили нападение. После этой неудачи мнения предводителей о дальнейших действиях разделились. Одна часть фли­бустьеров возвратилась через перешеек в Карибское мо­ре, другая — направилась на северо-запад, чтобы огра­бить город Гранаду, расположенный на берегу озера Никарагуа. Оставшиеся пираты избрали своим вожаком Ричарда Соукинса, проявившего большую храбрость во время захвата испанских военных кораблей у берегов Панамы. Однако Соукинс не стал вторично брать Пана­му, а направился со своими кораблями на остров Тобаго. Отсюда он осуществил захват нескольких испанских су­дов, направлявшихся в Панаму с ценным грузом. Добы­ча, составившая сумму около 50 тыс. реалов, была охот­но выкуплена испанскими купцами.

Во время похода на Пуэбло-Нуэво испанцы, которые были уже осведомлены о появлении пиратов на западном американском побережье, неожиданно оказали упорное сопротивление. Потеряв в бою своего предводителя Соуниса, понеся большие потери и не взяв добычи, фли­бустьеры вынуждены были отступить. Между ними вновь возникли разногласия, и снова часть пиратов через Па­намский перешеек возвратилась на восточное побережье.

При таких отходах после удачных предприятий соб­людался определенный порядок. Добыча к этому време­ни была распределена, каждый флибустьер получил свою долю, он мог распоряжаться ею как угодно: проиг­рать в кости, поменять серебро на золото и жемчуг. Во время длительного обратного пути, растянувшегося на сотни километров, награбленные ценности много раз ме­няли владельцев, и часто дело доходило до кровопролит­ных стычек между проигравшими и выигравшими. Обес­силенные и больные не могли нести свой багаж, а иногда и сами были не в состоянии передвигаться. Поэтому, что­бы не умереть в джунглях, они доверяли свою поклажу товарищам, а порою упрашивали нести и себя. За эти услуги брались те, у кого уже ничего не оставалось из собственного багажа, но требовали при этом большое вознаграждение. Если такому отряду, совершающему отход, не удавалось заручиться поддержкой индейцев, то до цели добиралась в лучшем случае десятая его часть. Один из таких ужасных маршей сквозь джунгли описы­вает в своих путевых заметках, вышедших в Париже, гу­генот де Луссан, бывший участником перехода флибустьеров через перешеек в конце XVII века.

Оставшиеся на побережье Тихого океана флибустье­ры сели на единственный сохранившийся у них корабль и поплыли на юг, к чилийскому побережью. Под коман­дованием вновь избранного капитана Шарпа они совер­шили несколько удачных нападений на суда. Однако их налеты на города не имели успеха. Так, например, окон­чилась неудачей попытка овладеть городом Арика. Ос­новным стимулом продвижения корсаров на западное американское побережье было то, что, по их представле­ниям, здесь они найдут богатые и незащищенные тран­спорты и города. Поэтому каждая неудача вызывала кризисы в руководстве. Шарп был смещен и временно даже закован в цепи. Новым капитаном избрали старого буканьера по имени Джон Уотлинг. Однако удача, на  которую так надеялись, не пришла и на этот раз. Внача­ле пиратам пришлось спасаться от трех небольших ис­панских кораблей. Когда по совету Уотлинга они вновь атаковали Арику, то были наголову разбиты. Много фли­бустьеров, и в их числе сам Уотлинг, пали в бою. Тогда вновь разгорелись жаркие споры между пиратами, же­лавшими оставаться на тихоокеанском побережье, и фли­бустьерами, требовавшими немедленно возвратиться в Карибское море. В результате был достигнут компро­мисс. Обе стороны согласились на том, что в течение шести месяцев флибустьеры остаются в Тихом океане, а затем, обогнув мыс Горн, переместятся в Атлантику.

При минимальном большинстве голосов капитаном был вновь избран Шарп.

И теперь к Шарпу пришла удача. 19 июля 1681 года на широте мыса Франциско он захватил корабль «Санта- Росарио». Позднее Шарп писал: «На этом корабле я об­наружил испанский документ огромной важности. В нем давалось описание портов, подходов, бухт, отмелей, а также скал и мелководья тихоокеанского побережья Южной Америки. Документ содержал указания о том, как проводить корабли в каждый порт. Они (офицеры за­хваченного корабля) хотели выбросить его за борт, но, к счастью, мне удалось их опередить. Когда книга оказа­лась у меня в руках, у испанцев вырвался крик ужаса».

Вскоре после этого, в августе, флибустьеры решили возвратиться в Карибское море. Они обогнули мыс Горн и на всех парусах направились к восточному побережью Южной Америки. Положение здесь сильно изменилось не в пользу флибустьеров. Это проявилось при подходе к острову Барбадос, где губернатор не разрешил им войти в порт. Они были вынуждены продолжить свое плавание на север до острова Невис, где команда была распуще­на. Шарп и несколько его офицеров сели в качестве пас­сажиров на первый же корабль, отплывающий в Англию, где они передали правительству захваченные испанские документы. Уже в октябре 1682 года английскому коро­лю был вручен экземпляр первого английского издания этого ценного атласа.

Другая группа флибустьеров во главе с капитаном Джоном Коксом стала пробиваться морским путем в Ти­хий океан. К этой экспедиции Кокс привлек большое ко­личество известных и дельных людей Вест-Индии. Одним из них был Уильям Дампир, совершивший впоследствии кругосветное плавание и ставший знаменитым. Едва выйдя в море, флибустьеры захватили первый трофей. Так как захваченный парусник оказался быстроходнее и имел более сильное вооружение, чем их собственный ко­рабль, пираты пересели на него. На новом корабле в ян­варе 1684 г,ода Кокс прошел Магеллановым проливом и, продолжая двигаться на север вдоль Тихоокеанского побережья, начал совершать свои пиратские акты. Так он дошел до широты Панамы. Во время ремонта судна на Кокосовых островах Кокс скончался. Новым капита­ном флибустьеры избрали Эдварда Дэвиса. Так как к Дэвису примкнули флибустьеры, а кроме того, несколь­ко кораблей еще раньше присоединились к Коксу, пира­ты располагали теперь флотом, команда которого сос­тавляла 1 тыс. человек. Они намеревались подкараули­вать испанские суда, идущие в Панаму из Лимы с гру­зом перуанского серебра. Однако, как только испанский транспорт появился на горизонте, флибустьеры увидели, что он идет под сильной охраной военных кораблей. Вместо того чтобы попытаться быстрой атакой обеспе­чить себе успех и захватить купеческий корабль, Дэвис проявил нерешительность и упустил эту единственную возможность. Флибустьеры обменялись с испанцами нес­колькими орудийными выстрелами и, оказавшись с под­ветренной стороны, прекратили бой.

В отличие от некоторых других флибустьерских ка­питанов Дэвис не был хорошим флотоводцем. Флибусть­ерский флот был распущен, и Дэвис с переменным успе­хом курсировал в одиночку у тихоокеанского побере­жья, пока в 1688 году, обогнув мыс Горн, не вернулся после четырехлетнего отсутствия обратно в Вест-Индию. Он воспользовался амнистией короля Якова II, отбыл в качестве пассажира в Англию и, отойдя от дел, пожинал плоды своей пиратской деятельности.

Упомянутый уже Уильям Дампир, который после не­скольких неудач расстался с Дэвисом, совершил круго­светное плавание, во время которого разведал острова Батан и неизвестное до того времени северо-западное побережье Австралии. Результаты своего плавания, окончившегося в 1691 году и сыгравшего важную роль в развитии судоходства, он изложил в книге, озаглавлен­ной «Новое путешествие вокруг света», которую опубликовал в Лондоне в 1697 году.

Дампир оказался непосредственным участником со­бытий, которым мы обязаны появлением одной из самых знаменитых книг мировой литературы. Эта книга — про­изведение Даниэля Дефо «Жизнь и удивительные прик­лючения Робинзона Крузо, моряка из Йорка».

Правительство Англии поручило Дампиру вести ка­перскую войну против французских и испанских судов во время войны за испанское наследство. Однажды на борту корабля «Пять портов», сопровождавшего Дампира, возник спор между боцманом Александром Селькирком и его капитаном Штредлингом. После этой ссо­ры Селькирк в 1704 году был высажен на одном из без­людных островов группы Хуан-Фернандес.

В 1708 году Дампир, на этот раз с капитаном Род­жерсом, вторично отправился в каперское плавание в Ти­хий океан. Среди матросов начались массовые заболева­ния цингой, что вынудило капитана подойти к островам Хуан-Фернандес. Когда корабль приблизился к остро­вам, на острове Мас-а-Тьерра были замечены какие-то огни. Вступив на берег, Дампир и Роджерс обнаружили там человека, одетого в козьи шкуры; это был Александр Селькирк.

Капитан Роджерс пишет о нем в своем дневнике: «Он имел кремневое ружье, немного пороху, дроби, табак, то­пор, нож, котел, Библию, несколько предметов обихода, а также математические инструменты и книги… Раки там такие большие, как наши омары, и очень вкусные. Иног­да он их варил, а иногда жарил, так же как и козье мя­со. …Он записал, что во время своего пребывания на ост­рове убил 500 коз…»

История Селькирка побудила Дефо написать роман, который вышел в Лондоне в 1719 году, а затем был пе­реведен на множество языков, выдержал огромное коли­чество изданий и до сих пор читается во всем мире с ог­ромным интересом.

Комментирование закрыто