http://almiras.ru/userfiles/mysitemap.xml » Декабристы

Сергей Иванович Муравьев-Апостол

Опубликовал в Февраль 21, 2013 – 7:20 ппНет комментариев

Сергей Иванович Муравьев-АпостолСергей Иванович Муравьев-Апостол, подполковник черниговского пехотного полка, был обвинен в том, что «имел умысел на цареубийство, изыскивал средства, избирал и назначал к тому других; соглашаясь на изгнание императорской фамилии, требовал в особенности убиения цесаревича и возбуждал к тому других; имел умысел и на лишение свободы государя императора; участвовал в управлении Южным тайным обществом во всем пространстве возмутительных его замыслов; составлял прокламации и возбуждал других к достижению цели сего общества, к бунту; участво­вал в умысле отторжения областей от империи; принимал деятельнейшие меры к распространению обще­ства привлечением других; лично действовал в мятеже с готовностью пролития крови; возбуждал сол­дат, освобождал колодников, подкупал даже свя­щенника к чтению перед рядами бунтующих лже-катехизиса, им составленного, и взят с оружием в руках». Муравьев-Апостол поставлен был вне раз­ряда и осужден на смертную казнь четвертованием, что заменено было повешением. С. И. Муравьев-Апостол родился в октябре 1796 г. в Петербурге. Его отец, Иван Матвеевич, москвич по рождению, получил образование в одном из лучших московских пансионов того времени и поступил на службу в измайловский полк. Красивый, образованный, обладавший об­ширными познаниями в классических языках и литературах, Муравьев-Апостол переводом одной комедии в 1792 г. обратил на себя внимание Екатерины II и был назначен придворным кавалером к Александру и Константину Павловичам. Вскоре он женился  на Анне Семеновне Черноевич, дочери сербского выходца, и при Павле I был назначен министром-резидентом в Гамбург, а после был посланником в Мадриде, откуда был отозван в 1805 г.: тогда в России пре­обладало примирительное течение по отношению к Франции, и русский посланник в Мадриде должен был показывать особенное расположение к Наполеону. Муравьев-Апостол поселился в своем имении Хомутец, в Полтавской губ., перевел там «Облака» Аристо­фана и написал исследование о древностях Тавриды. Детство свое С. Муравьев-Апостол провел сначала в Гамбурге, а потом в Париже в пансионе Hix’а, где учился блистательно. Его латинские стихи обратили на него внимание всего училищного совета. Весь пансион, в котором было до 600 воспитанников, очень любил Муравьева. Подъезжая к России, дети очень обрадова­лись, увидев на границе русского казака. Мать сказала им: «Я очень рада, что долгое пребывание за границей не охладило ваших чувств к родине; но готовьтесь, дети,—я вам должна сообщить ужасную вещь—вы най­дете то, чего и не знаете: в России вы найдете крестьян-рабов!» В 1809 г. Муравьев поступил в институт инженеров путей сообщения и в 1811 г. выпущен от­туда прапорщиком. В этом институте все носило тогда французский отпечаток. В 1812 г. Муравьев был офицером генерального штаба, участвовал в кампании 1813 г., получил орден св. Владимира 4 ст. и зо­лотую шпагу за храбрость. Тогда он на время хотел оставить военную службу и учиться за границей, но отец был против этого желания. Муравьев, таким образом, должен был принять участие и в кампании 1814 г. В 1815 г. он поступать в семеновский полк. После расформирования семеновского полка Муравьев был отправлен на службу на юг, в виде наказания. Он оказался как бы закрепощенным на службе: как бывшего семеновца, его дважды обошли повышением в полковые командиры, несмотря на представления его ближайшего начальства, не давали ему отпуска, не позво­ляли выйти в отставку. При таком настроении он охотно вошел в Южное общество и, вместе с Бестужевым-Рюминым, был начальником Васильковской управы общества. Как человек, Муравьев был необыкновенно привлекателен: отличался любезностью, кротостью, имел высокий, благородный характер, чуж­дался всякой жестокости. Обстоятельства, можно сказать, помимо его воли поставили его во главе движения на юге. Решительные действия 4 офицеров, освободивших его, когда он был арестован жандармским полковником Гебелем,—заставили Муравьева по необходимости при­нять команду. Насильственное начало, ужасная сцена с Гебелем сильно поразили душу Муравьева; во все время похода, предпринятая с 970 солдатами и 5 офицерами, он был задумчив и мрачен, действовал без обдуманного плана. Отсюда произошла вообще медленность и неопределенность действий Муравьева в этом деле: отсутствие предосторожностей, незанятие важных пунктов, медленность в передвижении. Во время подготов­ки к походу в Василькове с 30—31 декабря, когда все офицеры были заняты приготовлениями, Муравьев сидел и что-то писал всю ночь. Он как бы вовсе вообще не приготовлялся к восстанию и не думал о нем. В последнем письме к отцу, написанном на изящном французском языке, Муравьев просить про­стить его, поручает его заботам своих воспитанников, высказывает любовь и уважение самого нежного сына. В последнем письме к брату, Матвею Ивано­вичу, он раскрывает свои христианские чувства, которые помогли ему примириться с судьбой, и всячески убеждает не питать мысли о самоубийстве. О каком-либо раскаянии по поводу своего участия в последних событиях он не упоминает ни одним словом. В последние часы жизни Муравьев-Апостол проявил глубокое спокойствие духа. «С отеческим чувством он наставлял в ночь перед казнью, говорить его биограф, юного Бестужева-Рюмина, говорил о Христе, о бессмертии души. Ночь была светлая, июльская. Твердость духа его доходила до поразительной стойкости. Андреев, сидя рядом с ним в куртине, сказал ему: «Пропойте мне песню: я слышал, что вы превосходно поете». Муравьев ему спел. «Ваш приговор?» спросил Андреев. «Повесить!» ответил тот спокойно. «Извините, что я вас побеспокоил»… «Сделайте одолжение! Очень рад, что мог доставить вам это удовольствие». По уходе протоиерея Мысловского Муравьев еще утешал Бестужева-Рюмина, читал ему Новый Завет и места из пророков. Идя с Бестужевым на место казни, Муравьев сказал протоиерею, что он очень жалеет, что на долю его пришлось вести их, как разбойников… Протоиерей отвечал словами Христа… С. И. Муравьев-Апостол скончался 13 июля 1826 г. в 5 ч. утра.

Je passerai sur cette terre

Toujours reveur et solitaire

Sans que persone m’aie connu.

Ce n’est qu’au bout de ma carriere,

Que par un grand trait de lumiere

On verra ce qu’on a perdu…

 

еще задолго раньше сказал он о себе почти проро­чески.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.