Главная » Греция

Соперничество Афин и Спарты

Опубликовал в Март 18, 2015 – 4:48 ппНет комментариев

Солон, Писистрат, Клисфен—вот главные имена в политическом развитии Афин до времени Перикла. Но развитие Греции содействовали и другие влияния, кроме политических или конституционных. О влиянии религии уже была речь. Другим важным двигателем было влияние персидских войн.

Размеры нашей книги неизбежно устраняют всякий пересказ этой великой борьбы; но на следствиях её нужно несколько остановить. Из всех войн истории немногие были так богаты благодетельными результатами. Для доказательства этого нет необходимости низко оценивать высокие достоинства персов и их государства. Достаточно сказать, что эта борьба действительно угрожала задушить европейскую цивилизацию в её колыбели. Нашему времени мысль о подавлении цивилизации варварством представляется вполне невероятной, так как основы её распространяются больше чем на три материка и научные средства, по-видимому, обеспечили народам, достигнувшим высокого умственного развития, неизбежное превосходство над народами менее успевшими. Мы видим без всякого удивления, как полк солдат, обученных и вооруженных по-современному, производить страшную резню среди орды храбрых варваров, лишенных усовершенствованного оружия и обучения. Но знание и порох доставили цивилизации такое военное превосходство над варварством, подобного которому мы не находим в V веке до Р. X. Было много случаев, когда народы, некогда деятельные и победоносные, усвоивши привычки оседлой жизни, становились добычей диких орд. Высокое развитие греческой цивилизации могло представиться скорее опасным, чем полезным. В одно и то же время на нее напали и с востока, и с запада силы, далеко превосходившие ее по численности и до того почти непобедимые. Если бы Греция пала в этой борьбе с варварской силой, развитие цивилизации было бы остановлено в самом начале. Она, конечно, появилась бы снова в другом месте, но как много потеряло бы человечество, если бы были утрачены сокровища греческой науки, искусства, философии! Невозможно думать, чтобы какая-либо другая нация могла внести столько вкладов во всемирное искусство и знание!

Греков спасли не только их таланты. Когда Персия напала на них, она начала склоняться к упадку, и великому завоевателю, основавшему персидское царство, наследовал сластолюбец. Насколько иначе пошли бы дела, каков бы ни был их исход, если бы походом против Греции руководили, вместо Ксеркса, Кир или Дарий!

В то время, как грозная туча явно надвигалась с востока на кучку мелких государств, которую мы называем Грецией, там царило смятение и беспорядок. Вражда Аргоса и Спарты, Фив и Афин, а также и других государств друг с другом лишала Грецию возможности обороняться соединенными силами. Если бы Дельфийский оракул смело высказался за национальную оборону, это не преминуло бы оказать сильное влияние на ход войны и на его последующее значение; но оракул то давал двусмысленные ответы, то прямо советовал не надеяться на успех и покориться. В этом кризисе, если оставить на время в стороне слабости и безрассудство персов, Грецию спасли главным образом две силы. Во-первых, устройство Спарты обеспечило ей в Греции такое преобладание, что ни одно государство не считало для себя оскорбительным следовать её руководству. Во-вторых, в это время Афины проявили редко встречавшееся среди греков отсутствие мелкого тщеславия и общеэллинский патриотизм, вместе с замечательной деятельностью и дальновидностью. Преобладание Спарты доставило Греции то слабое единство, какое она обнаружила в этой борьбе; из Афин выходили постоянно способнейшие вожди и лучшие идеи.

Так Греции удалось выдержать бурю. Тяжесть первого нападения обрушилась на Афины, в 490 г и они одни, если не считать не особенно значительной помощи, оказанной Платеями, выиграли битву при Марафоне. В 480 и 479 гг., несмотря на упорное отстранение Аргоса, Фив, Фессалии и других областей, большинство греческих государств подчинилось руководству Спарты и приняло участие в славных битвах при Фермопилахъ, Саламине, Платеях и Микале. В этих последних битвах Греция вышла победительницей из борьбы. Прежний страх перед оружием персов перешел в пренебрежение, и хотя между востоком и западом происходили постоянные столкновения вплоть до того времени, когда, через полтора века, Александр Великий разрушил персидское царство, но никогда больше Персия не грозила гибелью греческой цивилизации. Следствия персидских войн позволили греческому миру спокойно передать последующим векам его искусство, науку и философию. Вот в чем великое значение этой борьбы.

Также сильно и важно было её влияние на внутренние дела греков. В течении её Афины из подчиненного государства превратились если не в руководителя всех греков,—им все еще была Спарта,—то были признаны самым предприимчивым и деятельным государством. Они обратили на себя всеобщее внимание. Вместе с тем эти войны яснее, чем когда-либо показали необходимость единства для Греции. Следя за ходом их, мы замечаем, как слабы были связи, соединявшие греческие государства, как основательны были надежды персов на то, что им удастся при помощи подкупа привлечь большинство государств на свою сторону. В 480 г. собрание уполномоченных патриотических государств дало клятву наказать все государства, перешедшие на сторону персов без явного принуждения. Клятва эта подчеркнула не признававшуюся до того обязательность общеэллинского патриотизма, но не сделала ничего для установления какого-либо единства. Когда при Платеях персы дали и проиграли последнюю битву на материке Греции, а греки впервые освободились от гнета грозившей им опасности, решено было принять меры для образования национального союза. Крайне важно указать, что тогда было сделано, так как это служить точкой отправления для международной политики греков во время Перикла. Руководил делом дельфийский оракул. Оттуда принесен быль огонь, чтобы зажечь снова огни, погашенные потому, что они считались оскверненными персидским владычеством. Был воздвигнуть особый алтарь Зевсу- Освободителю. В память битвы было установлено атлетическое празднество, происходившее раз в четыре года. Платеи, по образцу Олимпии, были объявлены священным городом. Павшим в битве положено было ежегодно оказывать общественные почести, и на город Платеи была возложена обязанность следить за их оказанием. Вплоть ДО первого века по Р. X. главный сановник государства отправлялся раз в год к памятникам убитых и совершал возлияние в честь «людей, погибших за свободу греков». Далее, по предложению афинянина Аристида, было постановлено, что ежегодно в Платеях будут собираться уполномоченные от всех государств, и что для войны против персов будет содержаться наготове войско из 10.000 пехоты, тысячи всадников и сотни кораблей. Это не было образованием союза всех греческих государств в законченном виде; но это было началом, из которого могло вырасти нечто очень важное. Была образована постоянная общая армия, по крайней мере, в теории. Было положено начало собраниям, которые могли развиться в союзный совет Греции. Крупная и успешная война вызвала наружу все, что было хорошего в Греции, вызвала неизвестное прежде грекам стремление к единству.

 За исключением немногих противившихся государств, которые были теперь унижены и старались незаметно перейти на сторону патриотов, Греция на короткое время составила под главенством Спарты единое целое. Но было много условий, делавших продолжение такого порядка вещей настолько же затруднительным, насколько оно было желательно. Мысль о подчинении общему вождю противоречила международным понятиям греков. Ни одно государство не представлялось способным меньше Спарты руководить союзом; она была лишена совершенно необходимой для этого предприимчивости и примирительности. Наконец, от Афин нельзя было ожидать, чтобы они охотно взяли на себя подчиненную роль в союзе. Для установления действительно прочного союза греческих государств нужен был бы постоянный гнет войны с персами.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.