Главная » Пираты

Странные Пираты и Пиратки

Опубликовал в Октябрь 15, 2012 – 7:27 ппНет комментариев

Странные Пираты и ПираткиНеобычной фигурой в пиратском мире был, без сом­нения, майор Стеде Боннет, который некоторое время был сообщником пирата Тича. Почти год продолжалось это странное партнерство, прежде чем Боннет, после эпи­зода у острова Топсейл, вновь смог вернуться на борт корабля, которым когда-то командовал.

Боннет, происхождение которого так и осталось неиз­вестным, принимал участие в войнах между Францией и Англией и дослужился до чина майора. Уйдя из армии, он отправился в Вест-Индию, намереваясь поселиться на острове Барбадос и стать плантатором. Он был богат, образован и имел на острове хорошую репутацию. При­чины, по которым Боннет покинул свои плантации и стал пиратом (по-видимому, в 1717 году), нам неизвестны. Некоторые современники характеризуют его как воль­нодумца, другие считают, что он был душевнобольным, а третьи утверждают, что он стал пиратом из-за скан­дального характера своей жены. Ясно одно: он не имел ни малейшего понятия ни о море, ни о пиратском про­мысле. Шлюп, имевший десять пушек и 70 человек команды, он оборудовал на собственные деньги и назвал его «Месть». Это название не проливает никакого света на мотивы действий Боннета, так как называть корабль «Месть» или «Месть за кого-то или за что-то» считалось у пиратов хорошим тоном. Поначалу занятие пиратством принесло бывшему майору успех. В североамериканских водах у побережья Виргинии он захватил семь кораблей. В отличие от других пиратов он брал с захваченных ко­раблей только отдельные, нужные ему товары, не трогал команду и пассажиров и обычно отпускал свои жертвы, давая им возможность продолжать плавание. Правда, вскоре у Боннета испортились отношения с командой. Он не соблюдал пиратских обычаев и традиций и считал, что их можно заменить муштрой. Так как Боннет был абсо­лютным невеждой в области навигации и судовождения, он был вынужден прибегать к помощи других, и это вы­зывало на борту его корабля большие волнения. Очевид­но, в этом и состояла причина, по которой Боннет вре­менно отказался от командования кораблем и стал наб­людателем при Тиче.

Когда в 1718 году Боннет вновь обрел самостоятель­ность, он переименовал свой корабль в «Роял Джеймс», а себя стал называть капитаном Томасом. Боннет напра­вился в Северную Каролину и получил там королевскую амнистию. Он выпросил у губернатора каперское свидетельство для борьбы с испанскими судами. Однако Боннет не ограничивал свои действия рамками каперской грамоты, а вскоре вновь стал захватывать все суда без разбора, в том числе и английские. Только вел он себя при этом чрезвычайно своеобразно. Например, с одного корабля он забирал весь провиант, оставляя нетронутым остальной груз; в качестве компенсации он отдавал капи­тану судна рис и старый такелаж. На других судах он брал то ром, то перец, то мясо или табак.

«Роял Джеймс» после длительного плавания стал да­вать течь, и, кроме того, возникла необходимость очис­тить дно корабля от ракушек; Боннет приказал посадить судно на грунт в устье реки. Когда о присутствии пиратов стало известно в Чарлстоне, губернатор направил про­тив Боннета два восьмипушечных шлюпа под командо­ванием полковника Рета. 26 сентября 1718 года Боннет после короткого сражения выбросил белый флаг и был взят в плен вместе со всей командой и доставлен в Чарл­стон. Незадолго до начала судебного процесса, он, под­купив «с помощью большого количества серебра» одного из стражников, сумел бежать из дома тюремщика, где его содержали отдельно. Однако вскоре Боннет был вновь пойман полковником Ретом.

Адмиральский суд в Чарлстоне приговорил Боннета и 26 из 30 его сообщников к смертной казни. Так как на процессе Боннет держался так же двойственно, как и в своих пиратских делах, председатель суда Тротт пред­ставил подробное обоснование приговора. Он, в частнос­ти, заявил: «Майор Стеде Боннет, суд присяжных нашел вас виновным в занятии пиратством. Вас достаточно об­винить только в двух преступлениях. Вы ведь знаете сами, что с тех пор, как вы появились в Северной Каро­лине, вы захватили и частично разграбили по меньшей мере 13 кораблей. Поэтому уличить, вас можно в 11 и бо­лее преступлениях, которые вы совершили после приня­тия королевской амнистии, когда вы дали обещание по­кончить со своей позорной жизнью». И далее: «Сколько невинной крови пролито людьми, которые оказали сопро­тивление вашему беззаконному насилию? Мы этого не знаем, но мы знаем, что вы лично убили 18 человек и мно­гих ранили, когда вас хотели захватить из-за ваших раз­бойничьих действий». После многочисленных ссылок на библию (Тротт, по всей видимости, хорошо знал ее), рас­считанных на то, чтобы вызвать у Боннета чувство вины и раскаяния, судья в заключение произнес: «Исполнив таким образом свой долг христианина, я выполняю те­перь свой долг судьи. Приговор, предусмотренный зако­ном для вас и для ваших преступлений и выносимый на­стоящим судом, таков: вы, Стеде Боннет, должны отпра­виться в то место, откуда вы прибыли, и там вас отведут на эшафот, чтобы повесить, пока не наступит смерть. Да благословит бог в своем вечном сострадании вашу душу».

10 декабря Боннет был повешен. Немного раньше та же судьба постигла и 26 членов его команды. Оставлен­ное каждым из них богатство не превышало нескольких фунтов. Действительно, быть пиратом под началом майо­ра Боннета не имело большого смысла…

Высокообразованный француз Миссон, став пиратом почти за столетие до Французской революции, руковод­ствовался примитивными представлениями о свободе, ра­венстве и братстве. Миссон был в свое время офицером французского военно-морского флота и плавал на борту корабля «Виктуар» («Победа») под командованием сво­его родственника графа Клода де Фурбена, самого удач­ливого корсара в Средиземном море. Во время стоянки в Неаполе молодой Миссон получил разрешение побы­вать в Риме. Там он познакомился с монахом-доминикан­цем Караччиоли, который, став атеистом, отвергал част­ную собственность и провозглашал права человека. Мис­сон и Караччиоли подружились. Караччиоли ушел из мо­настыря и поступил на французский корабль. Во время длительного плавания в водах Вест-Индии друзья подробно обсудили свои вольные идеи и даже заразили эти­ми взглядами часть команды. В одном из кровопролит­ных сражений с английским военным кораблем «Винчелси» погиб командир французского судна. Тогда-то оба друга и решили, что наступил подходящий момент для осуществления их давно задуманного плана.

Миссон и Караччиоли, проявлявшие в бою особую храбрость, выступили перед командой с пламенными ре­чами. Ссылаясь на пример Мухаммеда, действовавшего с помощью нескольких погонщиков верблюдов, и Дария, завоевавшего Персию с горсткой воинов, Караччиоли предложил выбрать Миссона новым капитаном и создать под его руководством плавающую республику. Команда восторженно приняла предложение. Офицерам, которые не были согласны с решением команды, было обещано, что их высадят в ближайшем порту. Начала с того, что решили выбрать флаг корабля. Некоторые из членов команды предложили поднять черный флаг, однако Миссон заявил, что они не пираты и что их цель — завоевать для других людей свободу, данную всем богом и приро­дой. Наконец остановились на белом флаге с вытканны­ми золотом латинскими словами «За бога и свободу». Они захватили свой первый трофей и взяли на нем толь­ко запас рома, не тронув ни товаров, ни личных вещей команды. А так как странные пираты оставили часть рома капитану и команде подвергшегося нападению ко­рабля, то последние приветствовали их на прощание громким «ура».

Затем был остановлен голландский корабль, на бор­ту которого находились рабы-негры и груз золотого пес­ка. По указанию Миссона, выступившего с речью и осу­дившего рабство как занятие, недостойное людей, негры были освобождены. Они получили одежду павших в бою и были приняты в полноправные члены команды. Во вре­мя плавания по Атлантике команда корабля «Виктуар» не пропускала ни одной возможности сразиться с военны­ми судами, с превосходящим по силе противником, и при этом всегда выходила победительницей благодаря свое­му мужеству и презрению к смерти. Однако скоро Миссон и его команда привыкли жить за счет награбленного, Миссон придумывал различные лозунги: «Смерть тира­нам», «Покончить с порабощением и нищетой», «Права и свободы народа» и другие в этом роде. То, чем занима­лись Миссон и его люди, не было обычным пиратством. Они отвергали всякое личное обогащение. На свой лад они хотели обеспечить себе существование и забирали на кораблях только самое необходимое для своего судна и находящихся на нем людей. В 1690 году они высадились на острове Анжуан (Коморские острова). В войне, кото­рую Анжуан вел против соседнего острова Мохели, Мис­сон поддержал правительницу Анжуана. Вместе с коман­дой «Виктуар» он провел несколько победоносных сра­жений против царька Мохели и принудил его к миру. Пос­ле этого Миссон женился на сестре анжуанской царицы, а Караччиоли взял в жены ее племянницу. Многие мат­росы корабля также женились на местных женщинах.

Но Миссон и Караччиоли желали большего, чем просто заниматься пиратством, действуя со своей базы на острове Анжуан. Они отправились на Мадагаскар и на северной оконечности острова, там, где сегодня нахо­дится город и порт Диего-Суарес, образовали свою соб­ственную республику, которую назвали «Либерталия».

Ими была выработана конституция, преследовавшая со­циально-утопические цели. Миссона избрали на три года президентом, а Караччиоли — государственным секрета­рем. Когда на острове высадился Тью, он присоединился к республиканцам и был выбран командующим флотом. В Либерталии существовала только общественная соб­ственность. Сообща были построены жилые дома, пра­вительственное здание, доки и крепостные сооружения. Дома запрещалось отгораживать друг от друга. Продук­ты распределялись в натуральном виде, деньги имелись только в общественной кассе.

Республика просуществовала, видимо, всего несколь­ко лет — точных сведений об этом нет. Известно лишь, что однажды поселение подверглось нападению туземцев, пришедших из внутренней части острова, и было ими разрушено. Большинство либертальцев погибло, среди них — Караччиоли. Миссону и 45 другим гражда­нам республики удалось уйти в море на двух небольших парусных лодках. Однако они были застигнуты урага­ном. Миссон и остальные члены экипажа утонули.

В истории пиратства известны также две женщины, выделявшиеся особой отвагой. По воле случая они ока­зались на борту одного пиратского корабля. Это были Анна Бонни и Мэри Рид. Их жизнь довольно хорошо из­вестна, за исключением нескольких моментов.

Анна Бонни родилась в 1690 году вблизи города Корк, в Ирландии. Она была внебрачным ребенком известно­го адвоката. После смерти жены адвокат женился вто­рично на своей бывшей служанке, матери Анны, и уехал в Америку. После короткой адвокатской практики он приобрел в Южной Каролине плантацию, стал богатым и влиятельным человеком. Руки Анны просили многие молодые люди из богатых семей, но она влюбилась в простого моряка Джеймса Бонни и вышла за него замуж против воли отца. Молодожены, отправились в Вест-Ин­дию, на остров Нью-Провиденс, так как Джеймс Бонни надеялся найти там хорошее занятие. И он нашел его, став пиратом.

На острове Нью-Провиденс Анна познакомилась с пи­ратским капитаном Джеком Рэккамом по кличке Калико-Джек. Рэккам уговорил Анну сопровождать его, пе­реодевшись в мужское платье, во время предстоявшего плавания в водах Вест-Индии. Уже во время этого пер­вого плавания Анна почувствовала вкус к пиратской жизни. Но так как она ждала ребенка, то Рэккам выса­дил ее на Кубе, где она находилась под присмотром его друзей. Когда Анна родила, она вновь вернулась на ко­рабль к своему возлюбленному. Они плавали у побе­режья Северной Америки, побывали на Бермудских ост­ровах и, наконец, направились на Нью-Провиденс, где Рэккам принял амнистию короля.

На берегу у них быстро кончились деньги, и они на­нялись на каперское судно, которое губернатор Роджерс оснастил для борьбы против испанских кораблей. Не ус­пели они выйти в море, как Рэккам организовал на борту бунт и захватил командование кораблем. Он дал кораб­лю новое имя: «Дракон» — и с большим успехом коман­довал им в период самого жестокого преследования пи­ратов.

На борту «Дракона» находилась и Мэри Рид, тоже переодетая мужчиной. Когда Анна однажды стала про­являть симпатию к этому красивому моряку и отважно­му пирату, Мэри была вынуждена ей открыться. Обе женщины крепко подружились.

Мэри Рид родилась, очевидно, в 1677 году в Англии. Ее мать, жена моряка, когда муж пропал без вести, ос­талась с годовалым сыном на руках и попала в трудное положение, так как снова ждала ребенка. Поэтому вре­менно она переехала в деревню к подруге. Сын умер, и она воспитывала родившуюся у нее дочь Мэри как маль­чика. Возвратясь через четыре года в Лондон, она выда­ла девочку за своего сына Мака. Уже в 14 лет Мэри на­нялась юнгой на военный корабль, затем служила каде­том в британском пехотном полку во Фландрии, после чего перевелась в кавалерию и вышла замуж за фла­мандского драгуна. Уйдя из армии, молодожены открыли таверну в Бреде, которую посещали многие офицеры гар­низона. Вскоре после заключения мира, когда гарнизон покинул Бреду, муж Мэри умер. Мэри рассталась с та­верной, снова облачилась в мужской костюм и нанялась на голландский парусник, который должен был отпра­виться в Вест-Индию. По пути корабль был захвачен ан­глийскими пиратами. Так как в корабельных бумагах Мэри числилась англичанином, ее, как мнимого моряка, вставили на борту для усиления команды. Благодаря своей храбрости она скоро стала уважаемым членом пи­ратской команды. Когда пираты услышали о проклама­ции короля, обещавшей амнистию, было решено отпра­вится на остров Нью-Провиденс и просить губернатора Роджерса об амнистии, освобождении от наказания. Од­нако, как и многим другим пиратам, Мэри было трудно добывать свой хлеб на острове мирными занятиями. По­этому, как только Рождерс стал оснащать каперские ко­рабли для борьбы с испанцами, она нанялась на один из них. Мэри была в числе первых среди тех, кто примкнул к мятежу Рэккама и вновь обратился к пиратству.

Вот как случилось, что на борту «Дракона» находи­лись две женщины.

А когда Мэри влюбилась в штурмана одного из зах­ваченных у голландцев кораблей, то на пиратском судне были уже две любящие пары. Говорят, что, поскольку принадлежность пираток к прекрасному полу скрыть не удалось, среди команды велись большие споры из-за обе­их женщин. Была спровоцирована ссора, и один из пира­тов вызвал на дуэль возлюбленного Мэри. Как только Мэри узнала об этом, она намеренно оскорбила зачин­щика так сильно, что тот был вынужден вначале драться с нею. В сабельном поединке Мэри убила своего против­ника и тем избавила своего дружка от необходимости принимать участие в дуэли, которая должна была про­изойти на два часа позже.

После многочисленных успехов Рэккам завершил свою пиратскую карьеру захватом крупного испанского военного корабля. По имеющимся сведениям, пираты, отмечавшие успех этой последней операции попойкой, продолжавшейся целый день, были застигнуты врасплох английским военным кораблем. И сам Рэккам, и его команда были так пьяны, что почти без сопротивления оказались в руках англичан.

Обе дамы сопротивлялись до последней возможности и даже стреляли в своих убегавших товарищей. Однако в конце концов были схвачены и они. Спустя 14 дней, 16 ноября 1720 года, в городе Сантьяго-де-ла-Вега, на Ямайке, состоялся, судебный процесс. Рэккама и почти всех членов его команды приговорили к смертной казни.

Очевидно, Мэри тоже освободили бы, так как судьи поверили ее заявлению, будто она ненавидит пиратскую жизнь. Однако вскоре после этого выяснилось, что она в действительности думает. На вопрос о том, что она, соб­ственно, находит в этом ремесле, занимаясь которым она не только постоянно рискует жизнью, но и, попав в плен, встретит позорную смерть, Мэри ответила: «Я не боюсь смерти или виселицы. Если бы пиратам не грозила петля, все трусливые подонки в этом мире, которые сейчас об­манывают на берегу вдов и сирот, примкнули бы к пира­там и стали бы безнаказанно грабить. Тогда честный пи­ратский промысел перестал бы скоро существовать». Пе­ред приведением приговора в исполнение судья спросил осужденных, нет ли у них причин для отсрочки казни. Анна и Мэри заявили, что обе они готовятся стать мате­рями. Врач подтвердил их показания, и исполнение при­говора было отложено.

Мэри Рид вскоре тяжело заболела и умерла в тюрь­ме, так и не успев стать матерью. Анны в 1721 году уже не было в тюрьме. По всей вероятности, она родила ре­бенка, а впоследствии отцу Анны удалось добиться ее ос­вобождения.

Комментирование закрыто