Главная » Багратион

Суворовское отступление. Теория «ретирады»

Опубликовал в Август 12, 2013 – 7:00 дпНет комментариев

Суворовское отступление. Теория «ретирады»В деревне Мутенталь 29 сентября 1799 г. Суворов из­ложил Багратиону, Розенбергу, Милорадовичу и другим командирам новую, ещё не писаную главу своей «Науки побеждать», главу о тактике отступления.

Когда надо спасать армию, отступление безусловно необходимо, говорил Суворов.

Но отступление необходимо только для сохранения и концентрации живой силы, это лишь этап в подготовке наступления, как решающего момента войны.

Отступление обрекает на огромное напряжение арь­ергард, но спасает армию. Арьергард может отступать лишь тогда, когда обеспечено безопасное отступление всей армии, до того он стоит непоколебимо на месте. Арьергард может умереть, но должен задержать врага. И даже умереть он может только после того, как задер­жит врага.

Суворовскую армию, отступавшую от деревни Мутен­таль на Гларус, преследовал с количественно превосхо­дящими и свежими силами сам генерал Массена. Первая атака французов была для них неудачной: усталые, го­лодные, оборванные русские солдаты арьергарда не только задержали французов, но опрокинули и отбро­сили их более чем на 4 километра.

Вторая атака французов была опрокинута русской пехотой; казаки гнали разбитого врага до самого Швица. В плен было взято много французов, среди них ге­нерал Лекурб. Суворовская теория «ретирады» претво­рилась в практику арьергардных боёв. Арьергардные бои спасли армию, которая уходила на Гларус.

Дорога на Гларус была в руках французов. Усталые русские солдаты захватывали по дороге один пункт за другим. Во главе авангарда шёл Багратион. Суворовская армия отступая наступала. 1 октября Суворов вступил в Гларус и в его окрестностях не нашёл ни одного австрий­ского солдата. Армия опять оказалась в западне.

Все дороги на северо-восток и на восток, к долине реки Рейн, были в руках французов. У Суворова оста­вался только один путь: на юг, к верховьям реки Рейн.

Этот путь пролегал через высокий угрюмый горный хребет Паникс, один из труднейших альпийских хребтов.

Такой переход казался невозможным. Массена был уверен в неизбежном разгроме Суворова.

С подходом арьергарда в 3 часа утра 5 октября Су­воров начал поход через Паникс. Предстоял 30-километ­ровый путь по горным обледенелым кручам в октябрь­скую вьюгу, в гололедицу, в сырой осенний снегопад. Только самоотверженные действия арьергарда могли обеспечить такой переход.

Командиром арьергарда был назначен князь Багра­тион.

Авангард Милорадовича тем временем шёл к Паниксу.

Высокие обрывистые скалы, острые камни, глубокие ущелья и пропасти. Сырой густой туман, повыше—дождь, а ещё выше — хлопья тяжёлого мокрого снега и холод­ный ветер. Люди валились с ног. Верхом на старой ло­шади, в синем старом плаще, в треуголке с опущен­ными полями ехал Суворов. Его мучила лихорадка. Два казака вели под уздцы лошадь. «Ничего, ничего. Русак — не трусак. Пройдём!» — подбодрял и себя, и дру­гих Суворов. При спуске к деревне Паникс люди скаты­вались вниз по обледенелой круче как могли. Много ге­роев погибло в горных пропастях. Из 20 тысяч человек пропали без вести 5 тысяч. К полудню 7 октября армия подтягивалась к деревне Паникс.

Суворов спас армию. Он вывел её из под французских ударов. Арьергард прикрывал переход. 5-тысячный фран­цузский авангард обрушился на 2-тысячный отряд Багратиона. Завязался смертный бой. Багратион и его бойцы расстреляли патроны и затем штыками осадили врага. Французы преследовали арьергард до предгорий, а затем махнули рукой, решив, что русские всё равно погибнут в ущельях сурового Паникса. Между русской армией и французами пролегли неприступные для французов Альпы.

Русская армия в Паниксе жаждала заслуженного от­дыха. Суворов задумывался о том, чтобы «обновить кам­панию», что на суворовском языке обозначало не только возобновить кампанию, но и вести её так, как вели её рус­ские под Нови. Суворов и здесь каламбурил: он хотел не только «обновить», а и «обновить» кампанию. Но в это время уже определился разрыв России с Австрией; про­изошёл наполеоновский переворот 18 брюмера 1799 г. во Франции, и Суворов получил предписание возвратиться в Россию. Русская армия в январе 1800 г. двинулась «к пре­делам благословенного отечества», как писал Суворов.

За боевые действия в Италии и Швейцарии Суворов представил Багратиона к награде, как «отличнейшего ге­нерала, достойного высших степеней». Павел I наградил этого генерала суворовской школы тремя орденами и по­жаловал тремястами душ крепостных. Позже он был назначен шефом лейб-гвардии егерского полка.

Но дороже всех царских наград и царских милостей была Багратиону старинная суворовская шпата, получен­ная ещё в Италии: он с нею никогда не расставался.

Две недели швейцарского похода стоили многих лет теоретической учёбы.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.