Главная » Занимательные истории.

Утонула в грязи.

Опубликовал в Февраль 7, 2013 – 11:18 дпОдин комментарий

«Старая Москва. Улица в Китай-городе начала XVII века»Москва в те времена считалась очень большим городом. Иностранцы находили, что она больше Лондона и Парижа. Но если тогдашнюю Москву сравнить с теперешней, она покажется очень малень­кой.

В XVII веке всю Москву окружал земляной вал.

Теперь на месте этого земляного вала идет кольцо Садовых улиц. Один кусок Садовой и до сих пор на­зывается Земляной вал.

На трамвае Б всю тогдашнюю Москву можно бы объехать в один час десять минут, а пешком обойти не спеша—в четыре часа. Длиной земляной вал был около шестнадцати километров.

Теперь Москву не обойдешь и за день. В окруж­ности у нее больше шестидесяти километров. Если в день идти семь с половиной часов, по четыре ки­лометра в час, то на такую прогулку придется по­тратить два дня.

Из конца в конец Москвы, например от Воробьевых гор до Марьиной рощи — больше шестнадцати кило­метров по прямой линии. От Ходынки до Черки­зова почти столько же.

В XVII веке Ходынское поле было за семь ки­лометров от города. Москвитяне устроили на речке Ходынке подхожий стан или подворье и нарочно задерживали там все иностранные посольства, чтобы они издали полюбовались богатством и роскошью нашей столицы. Вид оттуда на Москву всегда по­ражал иностранцев. Сияли золотом купола бесчис­ленных храмов, сверкали яркими цветами стены Кремлевских дворцов.

С Ходынского поля дорога в Москву шла, вдоль теперешнего Ленинградского шоссе. Но только тогда это было не шоссе, а грязная, прегрязная дорога. Колеса по ступицу вязли в топкой грязи или под­нимали клубы черной пыли.

Ближе к городу начинались убогие домишки ремесленников. Тут наперебой стучали молоты куз­нецов, там поодаль визжали пилы слесарей, еще даль­ше черный дым застилал избушки гончаров. В те времена ремесленники селились обыкновенно рядом, слободами: кузнецы с кузнецами, плотники с плот­никами. Тем, кто работал с огнем — в городе жить не разрешали. От этих загородных слобод сохрани­лись названия у теперешних улиц: Гончарная, Та­ганка, Котельническая.

Наконец добирались и до границы города — зем­ляного вала. Вал был высокий, сажен в восемь вы­шиной и около пяти сажен толщиной. В разных местах в нем было проделано десять ворот с башнями.

На ночь все эти ворота запирались и при них стояли караульные. Они никого не впускали в город.

Вот Иван Миронов отправился после обеда в Котельничью слободу за котлом, отданным в починку. Пришел, а котел не готов. Котельник говорит:

—    Погоди, сват, живым делом облажу. До вечерен кончу.

Вечерни отошли, а котельник все клепал, да клепал. Наконец кончил, когда уж смеркаться стало.

Пока Миронов до города добрался, ворота уж были на запоре. Посулил он караульному деньгу (полкопейки), да тот недавно был батогами бит за то, что плохо караулил, и слушать не стал. Пришлось Ми­ронову назад в слободу тащиться и у свата заноче­вать. Очень ему это не на руку было, да ничего не поделаешь. Таков царский указ.

Но днем ворота были открыты. Все путешествен­ники и иностранцы въезжали в город на теперешнюю Тверскую.

Кончалась утомительная дорога, и они попадали наконец в великолепную столицу Московии. С Ходынского поля они долго любовались ею. Но где же пышность, где богатство?

На улицах все та же непролазная грязь. Местами настоящие болота, с такими же гатями, как в глу­хих лесах. Бревна иной раз просто плавают в за­гнившей воде. А оступишься, так провалишься выше колена. Осенью и весной или после дождя по многим улицам пешком и не пройдешь, можно только про­ехать верхом.

В одном месте, ближе к Кремлю, грязи, правда, не было и идти было мягко, как по ковру. Там стригуны и брадобреи прямо на улице стригли всех желаю­щих и бросали волосы на землю. Волос никто не убирал, они копились, сбивались, и, наконец, полу­чился из них настоящий войлок. Место это так и называлось «Вшивая Горка». Но это уже было около Красной площади. А в Земляном городе на улицах было настоящее болото. Там, впрочем, и улиц — то не было. Домишки были разбросаны как попало по обе стороны дороги. Между ними растянулись большие огороды, луга и просто пустыри.

Да и хорошо, что дома были редкие, а то пожалуй и не продохнуть бы от вони. Хозяйки все отбросы выбрасывали прямо на двор или на улицу, туда же выкидывали и павших животных. Об уборке улиц никто и не думал. Разве перед приездом послов пошлют божедомов (стариков и калек из богадельни) с метлами размести мусор с главных улиц по пере­улкам и оврагам. А если оврага близко нет, грязь сметают просто в кучи на той же улице. И куча растет себе и растет годами.

В одном казенном плане того времени так и зна­чится: «От саду до навозной кучи 34 сажени». И это не на окраине, а в самом центре города, неподалеку от Кремля, где теперь Неглинный проезд.

На набережных было немного почище. Там мусор сбрасывали прямо в реки или пруды, О том, что вода заражается, никто и не думал. Рек и речек тогда в Москве было очень много. Москва, Яуза, Неглин­ная и множество их притоков. Все мелкие речки и самую Неглинную забрали теперь в подземные тру­бы. Остались только Москва и Яуза.

Для пешеходов эти реки представляли большие трудности. Вот как описывает мост через Москву реку член австрийского посольства Иоанн Корб:

«По городским улицам, запруженным со всех сто­рон бесчисленным количеством народа, добрались мы до берегов Москвы реки. Переправа через нее была далеко не безопасна. Деревянный мост занимал только середину реки и не доходил ни до того, ни до другого берега. Поэтому и подъем на него и спуск представляли значительное затруднение. Но опас­ности от подобных плохо устроенных мостов для московитов кажутся или ничтожными или во всяком случае пустыми, хотя они подчас и губят не мало людей, обманутых неожиданным обрывом».

Часть здания Госторга на Мясницкой ул.Безопаснее всего было переправляться в брод. Благо речки были неглубокие. Кто ехал верхом или в повозке, тот и не задумывался — правил прямо к привычному броду.

При въезде в Москву иностранным посольствам приходилось переезжать только один Спасский мост через Неглинную. Их путь шел все по Тверской до самого Кремля. Сначала они пересекали Земляной город, где селилась беднота, крестьяне, ремесленники, мелкие торговцы. Убогие домишки строились тоже кучками, а между ними тянулись огороды и пустыри. На этих пустырях не всегда безопасно было ходить.

Вон Мелеха Исаков зашел на Николу Вешнего к куму вина пить, а как от него домой пошел, на пусты­ре, за Никитой на крови, напали на него мно­гие люди и начали его бити и увечити и сынишку его вовсе испробили и бороду у него всю выдрали и грабежом взяли платье и денег 3 алтына. И сколько он, Мелеха, ни кричал, ни откуда ему помоги не было. Так и пролежал на пустыре, где его разбойные люди кинули, до самого свету, пока мужики на базар по­ехали, да его подобрали.

Теперь на этих самых пустырях сверкают ог­нями Дмитровка, Не­глинная, кипит деловая Мясницкая.

Вместо убогих из­бушек—каменный дво­рец Госторга, знамени­тый небоскреб «Изве­стий». «Известия» пере­росли даже купола Страстного монастыря,— гордость старой Москвы.

Земляной город опо­ясывал нешироким коль­цом всю Москву. Про­ехать его было недолго. Опять ворота, на этот раз уже в настоящей стене, белой, каменной. От нее и город дальше назывался Белым городом.

В Белом городе жили бояре и купцы-богатеи. Там дома уже были двухэтажные, с резьбой, с распис­ными воротами. Но мостовые были не лучше, все из тех же круглых бревен, и плавали бревна в такой же грязи. Эта грязь везде больше всего поражала ино­странцев.

А русским тогда и в голову не приходило, что город можно держать в чистоте. Они считали, что улица — та же мусорная яма, — туда можно бросать всякую дрянь. Вот бы они удивились, если бы узнали, как чистится теперешняя Москва. И сколько в ней тратится денег на уборку всяких отбросов и не­чистот.

Один комментарий »

  • Зимина Виктория:

    Никогда бы не подумала, что в те времена Москва была такой грязной. Да и ее маленькие размеры поражают. Я была в Москве всего 1 раз, и если бы не навигатор, я бы там заблудилась

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.