Главная » Отечественный Пантеон

Владимир (Василий ), Великий Князь Киевский

Опубликовал в Март 15, 2013 – 10:12 дпОдин комментарий

Владимир (Василий ), Великий Князь Киевский , 980- 1015Рукою, обагренною в крови доброго Рогвольда, невинных сынов его и родного своего брата, осквер­ненною похищением Рогнеды и гречанки, жены Ярополковой, Владимир-идолопоклонник возложил на себя венец великокняжеский; но он скоро омыл­ся в воде  всеочищающей, спасительной.

Пагубный раздел России, ненависть и междоусоб­ная война между братьями были для Мечеслава, короля Польского, лучшим временем возвратить Червенские города, завоеванные Олегом, но не вошедшие еще в крепкий состав России. Владимир, сделавшись обладателем многих народов, не мог терпеть этой потери. С великою ратью наступил он на Волынь; покорил ее; пронес оружие свое до гор Карпатских, и богатая Галиция признала власть его над собою. Счастливый в победах и над другими народами , Владимир славно начал свое царствование. Воспитанный в идолопоклонстве, он поставил богатый кумир Перуна, и хотел принести ему в жертву двух Христиан : Феодора и сына его Иоанна. Презрение их к идолам, и христианская твердость в мученическом страдании поколебали Владимира в его поклонении; по бунт и усмирение Радимичей, война с Камскими Болгарами заняли его, как славолюбивого воителя. Заключив выгодный мир с последними, Владимир возвра­тился в Киев успокоиться от военных трудов, и усладиться приятностями жизни Рогнеда, лишившаяся нежности своего супруга, оплакивала отца, братьев ; с тоскою воспоминала об Ярополке, кротком женихе своем, и, за всегдашние слезы и горесть названа Гореславою. Владимир удалил ее от себя, и она с сыном своим Изяславом жила в уединении, в особенном тереме, построенном на реке Лыбеди. В один жаркий день Владимир, утомясь на звериной ловле, заехал в терем Рогнеды. Усталость заставила его отдох­нуть и забыться в крепком сне. Оскорбленная Рогнеда давно ожидала случая отмстить убийце ее родных. Она изострила нож, и уже готова была поразить грудь неверного; но как говорят—силь­ный удар грома разбудил спавшего Владимира. Он затрепетал, взглянув на разъяренную жену, и удержал руку, поднятую на его поражение. Не внимая справедливым жалобам и укоризнам Рог­неды, Владимир приказал ей одеться в лучшее платье, и ожидать смерти от руки его. Отчаянная Рогнеда твердо исполнила волю повелителя своего. Сын ее , юный Изяслав , взял меч  , которым и учился уже действовать, и стал подле своей мате­ри. Крепкие и скорые шаги яростного судьи слышны были издалека. « Не робей, Изяслав! ты внук храброго Рогвольда, и сын великого князя ! » сказала спокойно Рогнеда.

С пылающими от гнева глазами, Владимир вбежал к Рогнеде, и обнажал уже меч на ее поражение. Изяслав стал между ним и своею матерью, и подавая свой меч, сказал : « этот острее твоего, родитель! отруби им голову мне! не хочу видеть смерти моей матери!» Спокойный и светлый взгляд невинности поразил сердце Владимира, тихие детские слова были оглушительным для него громом. Оп опустил меч и вышел из терема. На другой день призвав бояр, рассказал им всё случившееся, и требовал от них суда над Рог­недой. «Виновна Рогнеда, князь, но пусть совесть твоя , а не наша , произнесет приговор над нею!» отвечали бояре. Владимир сознался сам в себе, что он виновнее Рогнеды , и согласился на советь бояр: дать Изяславу в удел Полоцк, как собственность деда его Рогвольда, и таким образом, без народных толков, удалить от себя опасную Рогнеду.

Пример, великой в благочестии, Ольги; мучени­ческая, но торжественная смерть Феодора и Иоанна ; смирение Христиан Киевских; буйное приношение жертв безобразным идолам, даже невинная твер­дость юного Изяслава, занимали Владимира, и погружали его в глубокие думы. Часто входил он в молитвенную храмину своей бабки; смотрел святые иконы; припоминал, с каким благоговением пра­ведница преклоняла пред ними колена, и выходил с сердцем, бьющимся от непонятного для него чувства. Предвечное Солнце начинало согревать его лучами благодати.

Наконец, получив чудесным образом отвращение к идолам, Владимир созвал бояр на двор княжеский, и, после ласкового привета, говорил им с каким-то вдохновением: « верные мои сподвиж­ники ! давно уже в Киеве и во всей России есть подданные мирные, верные князьям; но они не верны Перуну и другим нашим богам. Еще в княжение Рюрика научены они от Греков покланять­ся единому Богу, и Сыну Его, распятому на кресте. У них не горят  дубы перед Перуном, и не льется кровь на алтарях других наших богов, а курится благоухание, и вместо криков и пляски вокруг кумиров, они, при тихом и согласном пении, молятся своему Богу, и целуются при словах: Возлюбим друг друга. Аскольд был поражен их Богом, и не покланялся уже Перуну. Мудрая бабка моя Ольга не напрасно оставила нашу веру, и поклонилась Распятому ; твердость Федора и сына его Иоанна, и смирение всех Христиан заставляют меня думать, что вера во Христа лучше веры в идолов. Бояре задумались. «Поклонимся Богу Христиан!» отвечали они Владимиру. «Друзья! продолжал Владимир — много вер на земле. Есть вера Иудейская; но Иудеи за грехи рассеяны по всей земле; есть вера Магометова, но она обещает добрым на Небе то же , чем мы пользуемся на зем­ли, есть еще Католическая-Христианская ; но папа , глава этой Церкви, хочет быть главою всех госу­дарей, а я великий князь Российский.»  « Не надобно нам ни Жидов, ни Магомета, ни Папы ! Русские приняли веру от Греков, прими и ты ее от них, а мы все за тобою! » раздались восклицания на дво­ре княжеском.

Ольга княгиня , как кающаяся , долго ожидала приема от императора , и терпеливо сносила неуважение от гордых Греков. Как обладатель всего почти севера, и победитель многих народов, Владимир, расположился принять Крещение прилично великому князю. С сильным ополчением всту­пил он в Тавриду ; взял город Корсунь, и потребовал от Греческих императоров , Василия и Константина сестру их Анну себе в супружество, с угрозою воевать против Греков, в случае от­каза. Предложение было ужасно для обоих братьев. Выдать Христианку за идолопоклонника значило вооружить против себя святую Церковь: но князь Российский был силен, императоры слабы. Они ре­шились принести жертву, спасительную для всей Греции. Отечество, находившееся в опасности, идолопоклонник жених, неизвестная, варварская стра­на, всё смущало царевну: но упование на Бога, устроившего всё ко благу , надежда обратить неверующего ко Христу , давали ей мужескую твердость и не земную силу решиться на всё.

Корабль быль уже готов. Патриарх благословил жертву для спасения Греции, и для счастья Се­вера. Анна прибыла в Тавриду. Тамошние жители встретили ее, как посланницу с неба. Владимир был поражен красотою царевны. Она предстала пред ним со всею важностью императорского до­стоинства, и с величием Христианки. Владимир знал Греческий язык , как и многие Киевляне, по сношению с Греками — но не мог приветствовать царевну, как приветствует всякий жених свою невесту. Он только указал на место, против себя. « Князь ! ты требовал жертвы ; она пред тобою. Я обрекла себя за кровь многих. Повели вести меня к алтарю, но только не к идольскому , а к Христианскому.

Владимир смутился. Всё прошедшее представи­лось ему в самом ужасном виде. « Нет, царев­на ! отвечал он , не поведу тебя к идольскому алтарю, я поклянусь кровью, проливаемою на нем, обратить ко Христу детей и всех моих подданных. »

В одежде крещаемого, окруженный свитой своей, Владимир приближался к церкви. В притворе для оглашенных слушал начало литургии; но его не вывели , как оглашенного. Митрополит с священным собором вышел в притвор, омыл просвещавшегося водою очищения, провозгласил его именем Василия ; ввел в церковь верных, и сподобил принятия Тела и Крови Христовой. На другой день в той же церкви совершен брак, и в палатах княжеских празднован со всею пышностью Русских князей того века.

Не желая боле видеть зловонных кумирниц и безобразных идолов, просветившийся Владимир послал в Киев Добрыню (Дмитрия в крещении), чтобы он истребил в нем всё, что могло напомянуть ему слепое заблуждение ; чтобы из казны княжеской наградил он бывших жен и любимиц, и отпустил их без всякого оскорбления. Добрыня-христианин исполнил повеление: капища сожжены, идолы скатились с горы в Днепр, и унесены водою. На Берестове остались одни только дети великого князя; в церкви Св. Ильи воспето: Тебе Бога хвалим.

В доказательство благодарности к Византийскому престолу , Владимир послал императорам часть своей дружины, которая под начальством импера­тора Василия разбила бунтовщика Склира, который хвалился победою, одержанною им над Святославом при Адрианополе. Отрожденный и усмиренный святою верою, Владимир ласково обращался с жи­телями Корсуня, и заставил их любить себя, от­казался от Тавриды. Многие иноки , готовившиеся проповедовать веру во Христа на Севере знали Славянской язык. Они с благочестивою радостью согласились отправиться в Киев с Владимиром. Благолепие церкви требовало украшения иконами, и прочей необходимой утвари. Владимир приказал сделать образцы поставцев для икон. Трудно было везти иконы, писанные на досках крас­ками, великий князь повелел снять с них рисун­ки в уменьшенном виде, и вылить из меди для писания их на досках в Киеве. Медные иконы и поныне в великом уважении у старообрядцев, а писание с них называется Греческим. Новопросвещенный князь всем жертвовал Церкви. Золото и серебро было употреблено на сосуды, кресты и прочую утварь. Великая княгиня Анна сама шила священнические ризы, и убирала их жемчугом и дорогими камнями.

Киев был уже очищен от капищ и кумиров. Владимир, изготовив всё нужное для церкви , приняв благословение от митрополита, и простившись с народом, отправился в путь со святынею и со священным собором, состоявшим из иноков и иереев. Жители Тавриды далеко провожали князя христианина. Гонец возвестил в Киеве о приближении государя. Киевляне встретили его с восторгом, и на другой же день были готовы к крещению. Берег Днепра, нового Иордана, покрылся тол­пами народа обоего пола. Великий князь, омыв детей своих водою крещения, сопровождаемый священным собором, прибыл к ожидавшим просвещения. Воды Днепра в первый раз (988) освятились троекратным погружением креста, и после­довало совершение таинства Святого Крещения.

После такого святого дела, Владимир обратил внимание и на земное. Киев был многолюден; поклонников Христу-Спасителю родилось множество. Храм Св. Ильи был тесен, и великий князь Василий построил другую деревянную церковь во имя св. Василия на том месте, где им же поставлен был кумир Перуна, а вскоре каменную Богомате­ри там, где пролилась кровь Феодора и Иоанна. Достоинство христианина доставляется твердым знанием догматов веры. Князь повелел строить учи­лища, собирать в них детей, даже взрослых, и научать их закону Божию.

Хищные Печенги, в кроткое правление Владимира, сделали четыре набега на землю Русскую. В первый сам князь встретил врагов на р. Трубеже, и одержал над ними победу поединком Яна усмаря-кожевника с каким-то печенежским великаном; второй был неудачен для Владимира. Он спасся от плена под мостом , на р. Стугне, близь Василёва, и в память дня своего избавления, это случилось в 6 Августа — построил храм Пре­ображения Господню в Василёве. Причина несчастия для Русских очевидна. Печенеги напали на них в то время, как они , окружив походную церковь, благоговели при совершении литургии. Третий набег произведен был тогда, как Владимир находился в Новгороде. Жители Белгорода, осаж­денные Печенегами , готовы были уже сдаться; но неприятель отступил, поверив , что в колодезях Белгородских накопляется не одна вода, но и достаточно пищи. Четвертый набег был незадолго до кончины великого князя. Он по болезни своей не мог сам действовать против врагов, а поручил войско любимому своему сыну Борису, князю Ростовскому.

Любовь Владимира к своим детям, и надежда, что они, как христиане, сохранят между собою братской мир и согласие, заставили его дать им города с принадлежащими волостями с тем, что­бы они зависели от князя Киевского. Ярослав, получивший Новгородскую область, смежную с Полоц­кой, первый открыл последствие пагубного раздела. Он объявил себя независимым; выслал из Нов­города сановников своего отца, и отказался от взноса положенной дани. Пораженный такою вестью Владимир, приказал собирать ополчение , чтобы на­казать неблагодарного ; но заболел и скончался в 1015 году, 68 лет рождения.

Один комментарий »

  • Bassilevs:

    Знатные князья были в те времена. Именно благодаря им и их действиям мы живем сейчас так, в великой стране. Да, мы всегда были самыми лучшими, сильными, непобедимыми и все благодаря нашим правителям.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.