Главная » История Франции

Внешняя политика Франции в конце XIX в.

Опубликовал в Август 5, 2013 – 10:55 дпНет комментариев

С начала 90-х годов XIX в. происходит эконо­мическое и политическое сближение самодержав­ной России и республиканской Франции, оформ­ленное в виде военного союза в 1891 —1893 гг. Еще в предшествующие десятилетия твердая позиция России неоднократно сдерживала германских милитари­стов, искавших удобного предлога для нового нападения на Францию.

Отнюдь не человеколюбивые цели преследовала царская ди­пломатия, оберегая безопасность Франции. Она превосходно понимала, что исход новой франко-германской схватки будет трагическим для Франции, и кайзеровская Германия после победы не замедлит бросить свои армии против России.

Правящие круги Франции со своей стороны также отдавали себе отчет в той роли, которую могут сыграть русские вооружен­ные силы в случае возникновения войны с Германией. Военные и дипломатические круги Франции не строили никаких иллюзий насчет исхода единоборства с могущественной и милитаризован­ной Германией. К тому же в Париже знали о военных соглаше­ниях Германии с Австро-Венгрией и Италией.

Соображения взаимной безопасности Франции и России явля­лись важными, но далеко не основными и определяющими. Обе страны нуждались не только в оборонительном союзе. Сближение между ними преследовало далеко идущие захватнические, импе­риалистические цели; правящие круги обеих стран мечтали о но­вых территориальных захватах, о новых рынках, о новых коло­ниальных владениях. Политические факторы подкреплялись вза­имными экономическими интересами.

Во второй половине 80-х годов французский капитал усиленно проникает в русскую экономику и французские инвестиции зани­мают одно из ведущих мест в промышленности России. Так, в 1890 г. из общей суммы иностранного капитала, вложен­ного в русскую промышленность 214,7 млн. рублей, на долю Франции приходилось 66,6 млн. рублей, а в 1900 г. соответ­ственно из 911 млн. рублей 226,1 млн. рублей. Помимо непо­средственных вложений французских капиталов в русскую про­мышленность важное значение в это время приобретает вывоз капитала в форме предоставления государственных займов под чрезвычайно высокие проценты. Французские финансовые круги умело использовали ухудшение русско-германских экономических отношений в конце 80-х годов и начали усиленно субсидировать царское правительство.

Российский золотой 4% заем 1889 г., выпущенный на сумму в 500 млн. франков, был размещен на 70% во Франции; с не­меньшим успехом прошли и новые займы 1889, 1890, 1891 гг. Всего Франция вывезла в Россию до 10 млрд. франков. Фран­цузские банкирские дома, и в первую очередь дом Ротшильда, по­лучали огромные барыши и подготовляли тем самым и «духов­ное сближение» между двумя государствами. Оживляются и торговые связи Франции и России. Продукты русского сельского хозяйства: пшеница, лен, мясо, кожи проникают на французский рынок. Франция, в свою очередь, вывозит в Россию все больше предметов роскоши, парфюмерии, мебели, вин и т. д.

В июле 1891 г. французская военная эскадра нанесла офици­альный визит в Кронштадт. Александр III вынужден был с не­покрытой головой слушать исполнение гимна Французской рес­публики «Марсельезы». Песня французской революции, гимн санкюлотов XVIII в. звучал у стен столицы самодержавной Рос­сийской империи.

Пышные торжества в России по случаю пребывания фран­цузских моряков проходили одновременно с секретными перегово­рами между начальниками генеральных штабов — генералами Обручевым и Буадефром.

Ссылаясь на возобновление Тройственного союза (Германии, Австро-Венгрии и Италии), обе державы — Франция и Россия — в августе 1891 г. договорились об установлении постоянного кон­такта между обоими государствами с целью разработать конкрет­ные меры для обеспечения взаимной безопасности. 17 августа 1892 г. военная конвенция была подписана.

Подобно другим аналогичным соглашениям между импери­алистическими государствами, франко-русская военная конвенция 1892 г. лицемерно указывала, что «единственной целью» догова­ривающихся сторон является стремление «… подготовиться к требованиям оборонительной войны, вызванной нападением войск Тройственного союза против одной из них. ..» Россия гаран­тировала Франции военную помощь в случае нападения на нее Германии или союзницы последней — Италии; Франция, со своей стороны, обещала помощь России, если последняя подвергнется нападению со стороны Германии или Австро-Венгрии, поддер­жанной Германией. Полностью франко-русский союз был оформ­лен в самом конце 1893 г.

Заключение франко-русского союза (1891 —1893 гг.) было положительно встречено во французских правящих кругах. Ре­акционные элементы во Франции полагали, что помимо выгод чисто военного и внешнеполитического порядка, наличие франко­русского альянса, сближение с монархистской Россией укрепит их внутриполитические позиции, явится дополнительным орудием в их борьбе против демократических сил. Более того, франко-рус­ский союз 1891 —1893 г. способствовал активизации французской колониальной политики; начался второй этап колониальной эк­спансии Третьей республики. В 90-х годах главным объектом ко­лониальных захватов Франции вновь становится «Черный мате­рик» (Гвинея, Дагомея, Центральная Африка). Еще в результате колониальной войны 1882—1885 гг. Франция установила про­-

текторат над Мадагаскаром, одним из крупнейших островов зем­ного шара. В начале 1895 г. там возобновились военные опера­ции. Упорное сопротивление местного населения (мальгашей) было в конце концов сломлено экспедиционными войсками и остров в 1896 г. был окончательно аннексирован Францией.

Захват Мадагаскара преподносился международному обще­ственному мнению как акт цивилизаторской миссии европейцев. Однако даже французские буржуазные публицисты были вынуж­дены признать, что к моменту оккупации острова там проживал народ, который «. . .имел единое правительство, администрацию, в высшей степени приспособленную к местным условиям и обы­чаям населения; финансовую систему—правда далеко еще не совершенную, но свидетельствовавшую о продуманности и ра­зумности организации; суды и судей, о которых быть может говорили дурного больше, нежели они того заслуживали; своды законов, принципы которых никто не посмел бы осудить и един­ственным недостатком которых было то, что они не были всеобъ­емлющими».

Накануне оккупации французами Мадагаскарского королев­ства на острове имелось 300 тыс. учащихся и значительная сеть школ. А через десять лет хозяйничанья французов, в 1906 г., в школах училось всего 63 678 детей.

Успехи французских колонизаторов в Африке тревожили «первую колониальную империю мира» — Англию, и в самом конце XIX в. дело дошло до крайне резкого обострения англо­французских отношений. Обе державы стремились овладеть вер­ховьями величайшей африканской реки — Нила. В июле 1898 г. французский отряд под командованием капитана Маршана, про­двигаясь с запада по направлению к Эфиопии, занял деревню Фашода (Судан). Вскоре к Фашоде подошел английский отряд под командованием генерала Китченера, поднимавшийся вверх по Нилу. Английское правительство в крайне резкой форме пред­ложило французам покинуть верховья Нила. Попытки Франции достичь какого-либо благоприятного для себя компромиссного решения не дали положительных результатов. Не рискуя пойти на вооруженный конфликт, в 1899 г. Франция была вынуждена отступить.

Фашодский инцидент, вызвавший в свое время много шума, явился наглядным проявлением обострившейся в конце XIX в. империалистической борьбы за раздел мира. В. И. Ленин отме­чал: «1898 г. Англия на волосок от войны с Францией (Фашода). Грабят («делят») Африку».

Подводя итоги внешней политики Франции за период 1871 — 1900 гг., следует отметить, что правящие круги смогли вывести государство из положения внешнеполитической изоляции, обес­печить его безопасность путем заключения франко-русского союза и создать колониальную империю, по масштабам и эконо­мическому значению уступавшую лишь Британской империи. В 1899 г. Франция владела колониальными территориями в 3700 тыс. кв. миль с населением в 56,4 млн. человек.

Основным направлением внешней политики Франции по-преж­нему оставалась подготовка к реваншистской войне против Гер­мании. Франко-германские противоречия являлись одними из важнейших империалистических противоречий, разрешение кото­рых могло произойти только на полях мировой войны. К этой войне усиленно готовились как страны Тройственного союза, так и партнеры по франко-русскому альянсу.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.