http://sravni-divan.ru/archive/image/skayrim-mod-na-jretsa-751.xml » Крестьянские войны

Восстание на Яике

Опубликовал в Август 4, 2013 – 8:36 ппНет комментариев

Предыдущие три крестьянские войны начинались на окраинах России: первая — на юго-западных (правда, первые вспышки борьбы появились в Подмосковье, осо­бенно в западном), вторая и третья — на Дону. Причем различие между ними состояло в том, что первая охвати­ла не только эти окраины, но и самый центр Европейской России, где восставшие держали в осаде даже столицу го­сударства, а вторая и третья — в той или иной степени приближались к этому центру. Здесь сказалась возросшая мощь централизованной государственной власти феодалов в эпоху формирования российского абсолютизма. Процесс еще большего возрастания этой мощи, укрепления пози­ций дворянства в XVIII в. имел своим следствием дальней­шее смещение первоначального очага Крестьянской войны на восток — на этот раз в пределы Яицкого казачьего войска.

Яицкие казаки, как и другие казаки русских окраин, являлись выходцами из социальных низов центральных и других областей страны — то крестьян и дворовых людей, городских жителей и работных людей, мелких, служилых, бурлаков и ярыжек и т. д. На окраины страны беглецы приносили порядки и настроения крестьянского мира или посадской общины. Вольные казачьи порядки с кругами- сходками и выборными властями, несмотря на то, что они развивали традиции мирского крестьянского самоуправле­ния, отличались от них одним (но не единственным) важным пунктом — отсутствием власти феодала, барина. И это обстоятельство так сильно притягивало взоры и помыслы угнетенных всей России, что в годы классовых столкнове­ний они стремились установить у себя, в своей деревне или волости, порядки по «казачьему обычаю», называли себя казаками и надевали казацкое платье.

Правда, па казачьи вольности, сложившиеся исстари, наступали царская власть и российские феодалы. В среде самих казаков выделялись, богатая верхушка и голытьба, голь перекатная, развивались имущественное неравенство, эксплуатация бедноты «прожиточными» казаками, стар­шиной, превращавшейся с течением времени в феодализирующуюся верхушку. Однако положение казаков все же намного отличалось в лучшую сторону от положения русских крепостных и других угнетенных. Поэтому казац­кий строй был идеалом в глазах всех, кого притесняли и обирали дворяне и чиновники.

Казачество, трудившееся и боровшееся с врагами, внешними и внутренними, в обстановке постоянной воен­ной опасности, обладало замечательными военными каче­ствами — смелостью и неустрашимостью, инициативностью и свободолюбием. Важнейшее значение имели военная  организация казаков, профессиональные навыки, боевой опыт, наконец, их связь с теми народными масса­ми, из которых они вышли и к которым принадлежали. Кроме того, они были сравнительно хорошо вооружены.

Положение казачьих областей в XVIII в. было неодинаковым. Запорожская Сечь доживала последние годы — ее уничтожение совпадает во времени с поражением последней Крестьянской войны. На Дону царская власть навела порядок по-своему: казацкую старшину они превращала в дворян и чиновников, наделяя соответствующи­ми правами и привилегиями рядовых казаков — освобо­дили от подушной подати и обязали к военной службе, причем в их ряды зачисляли только «прожиточных», а остальных к таковым не относили и облагали податью. Так создавалось привилегированное сословие донских ка­заков, отделяемых от остального трудового населения, бу­дущих «иногородних», «мужиков»; появлялись условия для разжигания розни между ними и использования в бу­дущем казаков в качестве полицейской силы, душителей народных движений.

Это наступление царизма на казачьи области затронуло в XVIII в. и «Яик — золотое донышко с серебряной кры­шечкой», как говорили и пели о своей реке яицкие казаки. С беспокойством и ненавистью следили они за тем, как власти лишают их старинных прав. Ловлю рыбы и добычу соли власти объявили монополией государства. Войскового атамана назначало правительство, а не избирал круг. Все­ми делами Яицкого казачьего войска ведала петербургская Военная коллегия. Судили казаков царские чиновники. Тяжелой была служба в пограничной линии по Яику, на которой, т. е. па территории Яицкого казачьего войска, воз­водились города и крепости. Центром этой укрепленной линии был Оренбург.

В яицком казачестве выделялась старшина. Ее пред­ставители эксплуатировали труд казаков — бедняков и всякого беглого люда, получали чины офицеров, богатели; они владели крепостными — челядью. «Послушной сторо­не», т. е. войсковой верхушке, противостояла «непослуш­ная сторона» — рядовые казаки «войсковой руки». Зло­употребления яицкой старшины во главе с атаманом А. Бородиным, связанные с откупом у казны рыбных промыслов, доходов с таможен, вина, продажи соленой ры­бы, привели к посылке на Яик в 60-е годы ряда комиссий. По решению властей Бородина сместили. Однако злоупот­ребления не прекращались.

Новый атаман Тамбовцев (с 1767 г.) продолжал курс на защиту интересов яицкой старшины. Служебные тяго­ты и притеснения привели к новому недовольству «непо­слушной стороны». Казаки посылают в Петербург челобит­чиков с жалобами. Но их преследовали, подвергали аре­стам.

30 декабря 1771 г. на Яике появилась очередная комис­сия, целью которой, как и предыдущих, было приведе­ние казаков к послушанию. Ее возглавлял генерал-майор Траубенберг. По его приказу наказали и отправили в Орен­бург семерых казаков, особенно решительно отказывавших­ся ехать на службу (предполагалась посылка яицких каза­ков в Кизляр). Но отряд казаков напал на конвой, сопро­вождавший арестованных, и отбил шестерых из них. Ка­заки покидают Яицкий городок и разъезжаются по хуторам.

10 января следующего года из Петербурга возврати­лись челобитчики — сотник И. Кирпичников и еще 16 ка­заков. Они находились там с июля 1771 г., но не добились ничего. Встретившей его толпе казаков (до полутысячи че­ловек) глава депутации предложил: «Если старшин не отрешат, положенного штрафа не взыщут и войско жало­ваньем не удовлетворят, то поступим воинским отпором». Казаки выразили согласие.

Траубенберг и старшина попытались арестовать Кирпичникова, но это им не удалось. Казаки войсковой сторо­ны 13 января собираются на Кабанкиной улице у дома Толкачева. Их вожаки — М. Шигаев, А. Перфильев и И. Кирпичников — пытались вступить в переговоры с ка­питаном Дурново, членом комиссии. Но в ответ каратели Траубенберга открыли огонь из пушек. Солее ста казаков было убито, многих ранили. Но другие казаки бросились к пушкам, захватили их и повернули против солдат. Восстав­шие открыли огонь из пушек, из ружей, затем пошли в атаку. Каратели были разгромлены, от рук восставших погибли Траубенберг, атаман Тамбовцев, ряд старшин, Дур­ново тяжело ранили. Восставшие разгромили старшинские дома и уничтожили делопроизводство комиссии.

14 января по приговору войскового круга казнили еще некоторых старшин. Восставшие конфискуют деньги, оружие, сено у богатых казаков, отпускают ка волю крепостных казаков. А в казаки записывают немало работных людей и других жителей неказацкого происхождения. На командные старшинские должности в форпосты по ниж­нему Яику назначают представителей «непослушной стороны».

Казаки-повстанцы направили в Петербург челобитную императрице, доказывая, что во всем происшедшем вино­ваты Траубенберг и яицкая старшина, а они только обо­ронялись. А в конце мая власти послали из Оренбурга в Яицкий городок войска генерала Фреймана. Назревала серьезная угроза. На круге 28 мая многие казаки предла­гали дать вооруженный отпор Фрейману, а затем, если они одержат верх, всем казачьим войскам идти в Россию, «за­хватя все воинское оружие», и «возмутить помещичьих людей на побег и принимать их в свое войско». Таким об­разом, яицкие повстанцы, среди которых было немало бу­дущих пугачевцев, планировали сделать то же самое, что поставили своей целью в следующем году Е. И. Пугачев и его сподвижники.

Между тем правительственные войска приближались. 3 июня у реки Ембулатовки превосходящие силы застави­ли казаков отступить. Этому способствовала измена «со­гласной стороны», старшин. 8 июня каратели вступили в городок. Начались аресты и расправы. Войсковой круг и войсковую канцелярию ликвидировали.

После следствия 85 казаков, наиболее активно проявив­ших себя в январском восстании, жестоко наказали и со­слали в Сибирь. На остальных повстанцев наложили огромный штраф. Им запретили выезд из города, в их до­ма поставили солдат для присмотра.

Но казаки не смирились, а только на время притихли. Они готовились к новому восстанию, чтобы отомстить сво­им недругам, виновным в их мучениях и страданиях, и осуществить те еще не совсем ясные и отчетливые планы, о которых, говорили многие из них на майском круге в Яицком городке. Новое выступление начинается в следую­щем году.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.