Главная » Альбом картин по географии Европы

Восточные Альпы

Опубликовал в Июнь 4, 2013 – 8:50 дпНет комментариев

Горы Веттерштейн и город ПартенкирхенВ Восточных Альпах гораздо резче, чем в Швейцарии вы­ступает деление всей горной системы на три пояса: в долинах Инна и Эннса с одной стороны и в долине Дравы — с другой проходят границы центрального кристаллического пояса Альп. Наибольшей вы­соты последний достигаете в Швейцарии, где мы и находим грандиоз­ные ледники; наоборот, в Баварии и Австрии мы можем наблюдать самые прихотливые формы известковых Альп.

Иннсбурк и южная цепь Карвендельских гор.Длинные параллельные цепи Веттерштейна и Карвенделя , с их зубчатыми вершинами, разбросанными по всей Баварской возвышенности, дают нам вполне ясное представление о характере и строении северных известковых Альп. Переберемся же на северные пологие склоны их и, остановившись в живописном местечке Партенкирхене, бросим взгляд на всю окрестность, усеянную цепями зубчатых скал .

На самом рубеже оживленной долины поднимаются закругленные куполообразные холмы, склоны которых одеты альпийскими лесами. До высоты 1000 м. нас сопровождает флора, свойственная долинам и равнинам. Внизу преобладают стройные высокие буки и светлая зелень их дает гостеприимный приют многочисленным пернатым певцам. Наряду с буками, настоящим украшением альпийских лесов, являются клены с их широкими ветвями и зубчатыми листьями. Далее появляются все в большем и большем числе хвойные деревья, и наконец сосны и ели являются настоящими царями леса. На высоте в 1400 м. буки совершенно исчезают, унылые же хвойные леса тянутся еще до высоты в 1900 м. Далее и эти деревья попадаются все реже; только туте и там появляются одинокими группами сосны, лиственницы и кедры Кедр; наконец, исчезает и последний представитель леса—ель, и мы вступаем в область альпийских лугов. С трудом поднимаемся мы на крутые скалы, цепляясь за ветви карликовых сосен , которые кольцом обрамляют высшие области гор. Количество цветковых растений, из числа встречавшихся в равнинах, сократилось на две трети, но за то огромное множество споровых, — папоротников и грибов—осталось позади нас в лесу; благодаря этому, в об­ласти альпийских лугов цветковые преобладают над споровыми.

Чем выше мы поднимаемся, тем проще становится строение господствующих здесь растений. Вечный холод снежных областей кладет резкий отпечаток на слабые проявления растительной жизни: листья становятся меньше, но приобретают особенную твердость; в большинстве случаев они покрыты мелким пушком, который защищает их от холодного воздуха. Но зато цветковые растения, выросшие на тучном черноземе горных высот, достигают огромных размеров и приносят громадные ярко окрашенные цветы; причиной этого является сильная влажность почвы и воздуха и продолжительное действие прямых солнечных лучей. Немало чарующей прелести этой пе­строй флоре придает сильный аромат многих цветов. С каким чувством приветствует путешественник в первый раз появление первой альпийской розы! Ярко-красные колоколообразные цветы их, выступающие среди сочных зеленых листьев, производить поистине волшебное впечатление. И этот восхитительный царь альпийских цветов окружен не менее блестящей свитой: подле него на зеленой траве растут великолепные горчанки, самых разнообразных цветов и форм.

Карликовые сосны в известковых АльпахМы поднимаемся еще выше. Растительность становится все беднее, все чаще выступает на поверхность голый камень, и наконец снег подавляет всякую жизнь. Еще на высоте в 2300 м. то тут, то там попадаются среди известковых скал островки сочного дерна, усеянные огненно-красными цветами. Но скоро и эти оазисы исчезают в бесконечной снеговой пустыне. Нагие, холодные, гордо высятся к небу белые гребни и отвесные скалы Веттерштейна; на этих высях в грандиозных размерах разыгрываются процессы разрушения: ветер, горные обвалы, лавины и особенно вода, расширяющаяся при замерзании, неутомимо работают над изменением и разрушением горных пород.

Из обширной котловины Цугшпица спускается сверкающий своею белизной Хёллентальский ледник; длина его 1700 м., а ширина 900 м. Еще огромнее Платтахский ледник, величайший из всех глетчеров Баварии. Длина его достигает 3 км. и ширина 2.5 км. Сравнительно незначительные размеры их фирновых полей являются причиной того, что ледники эти в противоположность глетчерам Швейцарии, не переходят границы вечных снегов. По этой причине ледники извест­ковых Альп окружены целым поясом больших и малых снежных островков, которые лежать в узких ущельях, ямах и в других хорошо защищенных от солнца местах. В Веттерштейне они в огромном числе встречаются на высоте 2000 м., а р. Партнах питается даже снегами и лавинами, скопляющимися на высоте 1430 м.

Поднявшись в высочайшие области известковых Альп, мы можем познакомиться с расчленением этих гор. Горы Веттерштейн начинаются у Миттенвальда на левом берегу Изара и обладают высотою приблизительно в 2000 м.; по направлению к западу они становятся все выше и выше, и вершина Цугшпиц (2960 м.) является высшею точкой всей цепи. В этом месте последняя круто поворачивает к востоку, огибая окованный ледниками Платтах (2000—2400 м.). Третья наиболее короткая цепь, с своею башнеобразною вершиной Вахсенштейном (2319 м.), идет параллельно двум предыдущим и напра­вляется к Гарнишской котловине. Параллельность горных цепей ха­рактерна для Баварских и Северо-Тирольских Альп. Параллельно Веттерштейну уже в пределах Австрии тянется Мимингская цепь (2600 м.), а в соседних горах Карвендель, ограниченных реками Изаром, Инном и Ахенским озером, мы насчитываем не менее пяти цепей, идущих с востока на запад; из них самая южная у Ин­сбрука подходить к самой долине Инна .

Дахштейн с его фирновыми полями и озера ГозауМежду гигантскими стенами Веттерштейна лежит самая величе­ственная из всех долин в немецких Альпах. По ней мчится бурная река Партнах. Это типичный пример своеобразной реки из­вестковых Альп. Грозным потоком вырывается она из заваленного снегами ущелья, далее с ревом низвергается с величественного уступа до 100 м. высотой, промывает три глубоких теснины, из кото­рых последняя принадлежит к числу наиболее красивых уголков Баварии, а местами совершенно теряется в огромных массах щебня, принесенных ею самою. В двух местах голубовато-зеленые воды Партнаха разливаются в широкие озера, окруженные величественным природным парком. Количество воды в реке подлежишь значительным колебаниям: зимою она вьется едва заметной серебряною нитью, а ко времени таяния снегов или в дождливое время мчится по долине величественною, дикой и грозной рекой,

Хотя северные известковые Альпы в общем обладают одинаковым характером, тем не менее восточная часть их, Берхтесгаденские или Австрийские известковые Альпы суще­ственно отличаются от Баварских Альп. Здесь не замечается резкого расчленения на отдельные цепи и того обилия долин, которое так характерно для Альп между Лехом и Заалахом. Наоборот, вместо целого ряда складок, вытянутых с востока на запад, мы находим здесь обширный известковый массив. Границей между восточной и западной частями северных известковых Альп служит р. Заалах; к востоку от нее тянутся уже обширные карстовые поля восточных Альп.

Огромные горные массы окружают также живописную котловину Берхтесгадена со всех сторон: на севере высятся одинокие массы Рейтеральма, Латтенских гор и Унтерсберга (1975 м.), на юге — сливающиеся друг с другом массивы, — Хундстодт, Каменное море, Высокий Гёль (2519 м.) и Хагенские горы. Точно какие то стены подни­маются эти горные массивы приблизительно на 2000 м. над уровнем моря и на 1000 м. над соседними долинами. На тех высотах, где в Швейцарии раскинулись сочные луга, здесь тянутся безграничные мертвые, лишенные всякой влаги каменные пустыни; в беспорядке громоздятся на них серые известковые массы, а между ними виднеются воронкообразные впадины и ямы, и все имеет вид окаменелого волнующегося моря. Скудные клочья травы и низкие тощие деревья покрывают бесплодную почву, и только редко-редко среди этой страшной пустыни встречается лужайка, пригодная, чтобы пасти на ней скот. Неприветность этих диких мест еще более увеличивается широким распространением карровых или шраттовых полей , среди кото­рых гибнут уже всякие проблески жизни. Причиною этих поразительных явлений служить с одной стороны почти вертикальное падение слоев, с другой стороны — состав пород, образующих эти горы. В восточных известковых Альпах преобладаете кровельный известняк. Атмосферная влага, выпадающая в виде дождя, быстро уходить в тре­щины, прорезывающие эту породу, и циркулирует под землей. Для образования долин необходимо действие проточных вод, а скопление последних возможно только при условии водонепроницаемости пород, образующих поверхность. Поэтому в Восточных Альпах почти отсутствуют речные долины, а вода, циркулирующая под землей, при­водить к образованию воронкообразных углублений, подземных пустот, слепых долин и т. п., — словом, создает все своеобразный особенности карстовых областей.

Линдау на Боднском озере. Вдали виднеются Альгауские Форарльбергские АльпыСовершенную противоположность этим мертвым пустыням представляют зеленые Альгауские горы, к северному концу которых подъезжает путешественник, направляющийся из Кемптена в Линдау (на бе­регу Боденского оз.). Чудные альпийские луга, покрытые роскошными цветами, тянутся до самых вершин этих гор, получивших в народе меткое название Травяных гор (Grasberge); бесчисленные деревушки и усадьбы украшают склоны, тучные стада рогатого скота пасутся на свободе. Резкая противоположность картины обусловливается свойствами почвы, которая состоит из богатых глиной легко выветривающихся  мергелей. Трещиноватые известняки Берхтесгаденских Альп подобно губке всасывают в себя все атмосферные осадки; наоборот, здесь воды текут по поверхности глинистой почвы и в широких размерах производить размывание. Вследствие этого Альгауские Альпы распа­даются на целый ряд небольших цепей и гребней, которые разбегаются во все стороны и не имеют никакого преобладающего направления. Последним и объясняется недостаток особых названий для отдельных частей этих гор. Только в восточном крыле Альгауских Альп на значительном протяжении выступает доломит, образующий такие же крутые обрывы, какие мы находим в Баварских Аль­пах. Здесь лежать и высочайшие вершины: Хохфогель (2600 м.) и Меделе-Габель (2650 м.)., По своему общему характеру зеленые Альгауские горы обнаруживают более сходства с Форарльбергскими и Северошвейцарскими Альпами, чем  с Баварскими; точно также и население представляет переход от баварских швабов к швейцарским аллеманам.

Замок Хохеншвангау и его окрестностиЖивописные озера в изобилии разбросаны в северной части известкового пояса восточных Альп. На переднем плане располагаются низкие цепи широких куполообразных гор, одетых густым лесом и состоящих из сланцев, песчаников и известковых пород. Среди них раскинулись прелестные озера у Хохеншвангау ,— сильно заросшее Кохельское озеро, пользующееся огромною известностью среди путешественников Тегернское озеро и наконец, идиллически прекрасное озеро Шлир. Резкая противоположность живописного зеленого предгорья с крутыми обрывами и прихотливо изрезанными пира­мидами доломита, выдвинувшимися на южном берегу, придает особен­ную прелесть верхнебаварским краевым озерам. Зеленые склоны усеяны множеством домиков; в средние века ютились здесь богатые монастыри, и теперь в миловидных деревеньках так и кипит са­мая разнообразная жизнь.

В глубине гор среди доломитов и кровельных известняков расположились котловины озер Планского, Аахенского, Вальхейского и Королевского. Тесно нагромоздились здесь горные массы, и вся картина носить грозный характер. Местами прибрежные скалы падают отвесными обрывами, которые спускаются глубоко под поверхность вод. Только тут и там, где берега более или менее пологи, является раститель­ность, и темная зелень хвойных лесов еще более увеличивает мрач­ность и грозность картины. Какой нибудь одинокий домик, какая ни­будь часовенка, да рыбак со своим челноком, скользящий по поверх­ности озера, — вот и все проблески человеческой жизни, которые здесь встретит путешественник.

Совершенно исключительное место среди альпийских озер занимает Боденское озеро : верхняя часть его (Верхнее озеро), к берегам которой подходят отроги Форарльбергских и Альгауских Альп, обладает характером описанных выше краевых озер; наоборот, нижняя часть (Нижнее озеро) со своими слегка волнистыми бере­гами, усеянными холмами моренного происхождения и одетыми зеленью фруктовых садов и виноградников, обладаешь свойствами озер, какие мы обыкновенно встречаем на возвышенных равнинах. Боль­шая часть котловины этого озера лежит среди холмистой местности; этим объясняется обилие селений, раскинувшихся на его берегах и оживленность торгового движения по озеру. На берегах его теснятся местечко около местечка, вилла около виллы. Замки и парки разбро­саны всюду. На западной окраине его, точно цветок лотоса, подни­мается из вод озера город Линдау; это — немецкая Венеция с бесчисленными башнями и обширным портом. Удобное географическое положение озера в том месте, где сходятся границы пяти культурных государств, доступность его со всех сторон, густая населен­ность берегов, усиленный наплыв иностранцев в летнее время, богатство произведений природы (вино, фрукты, всевозможный овощи, хлеб), — все эти разнообразный условия способствуют тому, что Боден­ское озеро является наиболее оживленным среди всех альпийских озер, не исключая и Женевского. Великолепные пассажирские паро­ходы, тяжело нагруженный барки и бесчисленные лодки рыбаков прорезывают озеро во всевозможных направлениях. Торговая жизнь в портах Линдау, Брегенца, Фридрихсгагена, Констанца и др. предста­вляешь для путешественника огромный интерес.

Последнюю группу своеобразных альпийских озер представляют те небольшие водоемы, которые лежать на высоте более 1000 м., в верхних концах долин, в котловинах водораздельных гребней; таковы например озера Гозау у Дахштейна . Окрестности их пустынны. Кругом поднимаются безжизненные скалы, валяются без числа обломки кам­ней, остатки лавин и обломки ледяных масс, обрушившихся с соседнего ледника. Только кое-где приютился на песке мох, и среди его зеленого ковра тут и там выросли цветы. Ранним летом озеро покрыто еще твердою ледяною корою; она оттаивает лишь на короткое время, и достаточно бываешь одной морозной осенней ночи, чтобы лед снова оковал воды озера. Ни одного стада не пасется на его берегах, только ловкие серны, греющиеся на солнце, сурки и могучий орел оживляют мертвый ландшафт. Сюда заглянет иногда натуралист во время своих экскурсий или охотник в погоне за добычей; еще реже заби­рается в эти пустыни простой любитель горных путешествий.

Пастерцкий ледник у ГроссглокнераШвейцарские Центральный Альпы продолжаются к востоку от Рейна, образуя гнейсовые и сланцевые массивы Тироля, Каринтии и Штирии. Высота их здесь сильно уменьшается, и отдельные цепи рас­ходятся в разные стороны. С уменьшением высоты и с удалением от Атлантического океана, доставляющего влагу для Альп, значительно уменьшаются в своем развитии ледники, что можно наглядно видеть по той высоте, до которой они спускаются. Так например “Ледяное Море” у Шамуни спускается до высоты 1050 м.; конец же Пастертцкого ледника у Гроссглокнера , лежит на 1000 м. выше (1950 м.).

Монтекристалло у Шлюдербаха и озеро МисуринаНаибольшей красоты восточные Альпы достигают в южно-тирольских Доломитовых горах. “Кто видел когда нибудь такие фантастические формы?”—восклицает Карл Витте, замечательный знаток этой местности. Среди зеленых лугов, точно башни, подни­маются к небу отвесные скалы, голые, раздробленные. На их по­верхности нет ни травы, ни мха, и даже быстроногая серна не заглядывает на их вершины. Эти огромные скалы, на первый взгляд сплошные и неразрывные, на самом деле состоят из огромного мно­жества столбов, колонн, обелисков, и наше обычное представление о гористой местности здесь совершенно изменяется. Чарующая прелесть этих фантастических скал увеличивается еще прихотливой игрой света самых разнообразных оттенков от белого и светло-серого до красного. В ясные дни при восходе и закате солнца здесь выступает такое разнообразие красок, что даже чарующие ландшафты Сицилии не могли бы поспорить с красотою этих мест. Да, в эти ми­нуты кажется, будто пылает вся внутренность горы, и из недр ее выры­вается зарево пожара. Порой изумленный путник затрудняется решить, сверкает ли то причудливым сияньем мертвая скала, или выплывает на горизонте месяц. Тот, кому приходилось видеть эти дивные картины, не забудет их никогда. А когда на вечернем небе появляется легкий туман, тогда над причудливыми столбами и обелисками распространяется точно розовое покрывало с фиолетовым оттенком на краях трещин. Потому то эти мраморно-белые скалы народ и называет “садом роз”.

Земляные пирамиды вблиз БоценаПопробуем составить представление о строении этой замечательной местности. Для этой цели мы покинем Боцен (259 м.) и среди виноградников и фруктовых садов, минуя знаменитые земляные пира­миды , поднимемся к деревне Обербоцену (1166 м.). Беглый обзор местности показывает, что мы находимся на обширном волнистом уступе громадной возвышенности, в которую врезались до­лины Эча и Эйзака с их плодородными берегами, приютившими такие центры виноделия, как Трамин, Терлан, Лана и др. Почва этой воз­вышенности слагается из древневулканических пород (порфиров), в виде покрова распространившихся по долине. В эти лесистые про­хладные места бегут во время жаров обитатели долин.

Шлерн у Боцена и Сейский АльпВторой, — туфовый уступ, также вулканического происхождения, — представляет Сейский Альп . Это — волнистая площадь в среднем около 1000 м. высоты, расположенная между Эйзаком, Грёденской долиной и Шлерном. Вышеописанный порфировый уступ ле­жит в лесной полосе, здесь же мы вступаем уже в область альпийских лугов. Таких роскошных и пышных трав не найдем мы во всей области Альп и даже знаменитые Альгауские луга бледнеют перед ними. “Сейский Альп”, говорить Витте в своем восторженном описании, “настоящий рай, — полный душистых и редких альпийских растений. Как должно радоваться сердце ботаника при виде этого разнообразия растительности! Но и простой турист с наслаждением вдыхает аромат цветов. Среди зеленых лугов раскинулось около 470 пастушьих лачуг, и летом вы видите здесь более 1000 голов рогатого скота. Какая жизнь кипит здесь в августе или сентябре, когда со всех сторон по скалам бредут косари и когда обычная тишина этих мест вдруг оглашается звяканьем кос”! Сейский Альп до­стигает в окружности 16 часов ходьбы.

Грац и восточные остроги АльпТретий самый высокий уступ, так называемый Доломитовые горы, сильно расчлененный и разорванный, представляют полную противопо­ложность только что описанной картине. Это — ряд одиноких горных масс, распадающихся на бесчисленное множество столбов и башен. Дикие отвесные утесы и гребни прихотливых форм, усыпанные бес­численными обломками, выдвигаются среди зеленых лугов второго уступа, точно скалы среди моря. Разнообразие форм, преобладающая на­клонность доломитов распадаться на столбы и башни, фантастически — прихотливые зубцы, которыми  заканчиваются гребни гор, — все это вместе придает такую очаровательность горным картинам южного Тироля, что даже самые живописные уголки северных известковых Альп, каковы например, Цугшпиц, Ватцман и др., бледнеют перед ними.

Напрасно стали бы мы искать какой нибудь правильности в рас­положены этих возвышенностей. Как мы уже знаем, доломиты северных Альп распадаются на целый ряд отдельных цепей, которые следуют главному направлению центральных Альп и тянутся от Рейна до Дуная. Наоборот, в южном Тироле мы не находим и следа параллельных цепей. Сколько нибудь подробная карта этой местности показываешь, что горные массы, — разбросаны здесь в беспорядке и отделены друг от друга широкими седловинами. Каждый такой массив является самостоятельною возвышенностью, — и это составляет главную орографическую особенность всей местности: разбросанность южно-тирольских Доломитовых гор ведет к полному отсутствию той правильности в расположены долин, которая свойственна северным известковым и центральным Альпам.

Зеекопф и Волайское озеро в Карнийских АльпахВосточным продолжением южно-тирольских Доломитовых гор служат Карнийские Альпы , Караванкские горы, Юлийские Альпы и,    наконец, обширная область Карста ; последняя представляет уже переход к Динарским Альпам, расположенным в западной части Балканского полуострова, и возвышенности ее отвесными уступами падают в воды Триестского залива и Адриатического моря . Карст — классическая страна пещер (Адельсбергский грот, грот св. Канциана), подземных рек (гроты Рекка у С. Канцьяна), периодически исчезающих озер (Циркницкое озеро), обширных равнин, усеянных голым камнем и так называемых “доллин”. Лес совершенно отсутствует, и только местами началось в последнее время искусственное его раз­ведение. Карстовый ландшафт близ С. КанцьянаНа ряду с каррами и штраттами характерной особенностью этих мест являются доллины, воронкообразные углубления самой разнообразной величины, покрывающие всю поверхность этой дикой мест­ности. Только благодаря доллинам, пустыни Карста, хотя местами ока­зываются годными для заселения. Возвышенности, обрамляющие эти во­ронкообразные углубления, служат зашитой от грозного северо-восточного ветра, все уничтожающего на своем пути и известного под названием “бора”; на склонах их лежит плодородная земля, и здесь то раскинулись культурные поля и деревни.

Берег у Каттаро в ДалмацииОба известковых пояса Альп продолжаются в соседних возвышенностях, южный — в горах Далмации, северный — в Карпатах. Центральный пояс кристаллических пород Альп заканчивается огром­ными сбросами, и только отдельные купола гнейсов и сланцев выдви­гаются среди новейших образований Венгерской низменности. Сбросы, которыми заканчиваются Центральные Альпы, имеют форму котловин и носят название котлообразных сбросов; таковы Венская котловина, Нейзидльское озеро в Венгрии и Грацкая котловина .

СерныКак ни различны отдельные части Альп, тем не менее все вместе они образуют одно величественное целое, положившее резкий отпечаток на животный и растительный мир. Выше уже мы пытались бегло набросать картины альпийской растительности . К числу характерных представителей животного мира Альп относятся: серны , каменный баран, распространение которого ограничи­вается почти только Савойскими горами, сурки , чаще всего встречающиеся в окрестностях Королевского озера, и горный орел,  обитатель Швейцарии и Альгауских гор.

СуркиДаже венец творения—человек не избежал могучего влияния Альп. Самые разнообразные проявления его жизни и истории находятся в тесной зависимости от особенностей этой горной страны. Представляя много удобных проходов и перевалов, Альпы не могли служить полной преградой для движения народов. В этом отноше­ны с ними не могут сравняться никакие другие горы всего земного шара. Всякие попытки сделать эти горы естественной границей могучего государства оказались несостоятельными. Горный орелИ всемирная империя Римлян, и Священная Римская империя должны были пасть. Тем не менее Альпы и до сих пор отделяют народы разных национальностей, и потому то в альпийских странах мы встречаемся с таким огромным множеством языков и наречий. Каменистая почва и суровый климат препятствуют развитию земледелия в Альпах; здесь может только процветать скотоводство и лесное хозяйство. В виду этого плот­ность населения незначительна, если не считать глубоких долин южных Альп с их мягким и теплым климатом. Деревни почти отсутствуют; преобладают отдельные хутора и усадьбы.

Зальцбург и УнтерсбергГорода, как и в других странах, располагаются на больших торговых путях. Только торговля создает города. Поэтому наиболее значительные альпийские города лежат на концах важнейших про­ходов,—таковы Инсбрукк, Боцен, Люцерн, Тур,—или же у края гор, где может происходить живой обмен разных продуктов, — таковы Зальцбург , Грац , Розенгейм, Куффштейн, Фюссэн, а также Вена , развитие которой, впрочем, имело и другие причины; другие города располагаются в центрах ожи­вленной промышленности, как напр., Берхтесгаден, Партенкирхен, Грёден, Эйзенерц Ступенчатая разработка Рудной горы в Эйзенерце, в Штирии. Горный склон состоит из шпатового железняка, который добывается разработками в несколько этажей; в Швейцарии они лежат по берегам больших краевых озер, представляющих единственные торговые пути; таковы Цюрих, Женева, Люцерн; наконец, наиболее живопис­ные и благоприятные в климатическом отношении уголки дали приют городкам, привлекающим многочисленных гостей в летнее время. Таковы Интерлакен  и Понтрезина. Лучшим среди всех альпийских городов является Вена. Она лежит на перекрестке важнейших железнодорожных путей: одни идут с запада на восток и соединяют Швейцарию, Францию и Нидерланды с южной Германией и Австрией; другие направляются с севера на юг, от Триеста в область Судетов и Карпатов к Одеру и Висле, в северную Германию и Россию. С давних времен Вена была главным немецким городом, а с 1867 года сделалась столицей Австрии. Местопребывание двора и правительственных учреждений, город наук и искусств, крупный фабричный центр, средоточие торговли, простирающейся далеко на восток, Вена издавна занимает выдающееся положение первого го­рода монархии. Естественно-исторический музей в ВенеВ последнее время предместья города слились в одно целое с его центром и вокруг него кольцом потянулись великолепные улицы, на которых громоздятся друг подле друга чудные здания . И, не теряя своей прежней славы, наиболее деятельного и промышленного немецкого города, Вена приобретает известность красивейшего из городов мира. Его обаятельность увеличивается живопис­ностью окрестностей. В Вене в настоящее время насчитывается около полутора миллиона жителей; вследствие политических и экономических причин по густоте населения этот город должен уступить пальму первенства более молодому и менее прекрасному Берлину.

Новое здание  ратуши,городского театра и биржи в ВенеО том, какое влияние оказывает природа Альп на занятия жи­телей, на склад их жизни, на их внешний облик, на религию, искусства и поэзию, о том, как способствует она развитию горячей любви к родине, — обо всем этом писалось слишком много. В самом способе по­стройки жилищ, в преобладании своеобразной деревянной архитектуры, с галереями, маленькими окнами, плоской крышей , видно приспособление человека к особенностям окружающей при­роды. Нельзя не упомянуть здесь, какое огромное значение имело изучение Альп для искусства и науки, в особенности для геологии и географии. Наконец, нельзя забывать благодетельного влияния Альп па тело и дух человека, истомленного сутолокою городской жизни и ищущего обновления среди живописной и здоровой горной природы.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.