http://foto-ivanteevka.ru/upload_picture/asus-w5f-drayvera-410.xml » Отечественный Пантеон

Ярополк , Олег , Владимир

Опубликовал в Март 11, 2013 – 1:00 ппНет комментариев

Ярополк , Великий Князь Киевский. 972 — 980.Обилие во всем, и братское согласие были повсеместны в России, когда великий князь Святослав оставил ее и прельстился красотою страны чуждой. Россия тосковала ; но утешилась , когда вместо одно­го, три князя обратили на нее внимание. Киевляне хвалились добродушием князя своего Ярополка ; Древляне превозносили Олега за его любовь к охоте и смелость при нападении на зверей ; Новгород­цы не уступали им, и спорили, что их князь Владимир превосходить их князей и добродушием и смелостью. Так спорили Киевляне, Древляне и Нов­городцы на торговых съездах, и мирные братья от одной матери России — не редко расставались с недружелюбием.

Любовь к государям есть основа любви обще­ственной, она соединяет все сословия общими выго­дами; но и отчуждает от тех, которые повинуют­ся другой верховной воле. Последнее произошло в России после ее разделения, и по кончине Святосла­ва. Свенельд вооружил мирного Ярополка против Олега, и Киевляне раздружились с Древлянами. Владимир ненавидел Ярополка, и Новгородцы охо­лодели к Киевлянам. Таково было следствие первого разделения России.

Лют, сын Свенельда, не разделявший, как вид­но, трудов своего отца, во время его походов, жил, как сын богатого боярина, в Киеве, и любил одну охоту. Не довольствуясь лесами Киевской области, он с ловчими заехал в землю Древ­лянскую, и в заповедный лес, в котором охо­тился один только князь Олег. Лесничие , оберегавшие княжеский зверинец, говорили ему, что ни­кто посторонний, из другого княжества, не может бить зверей в лесах Древлянских ; но гордый Лют отвечал им с презрением , что вся земля Русская принадлежит великому князю Ярополку. Лесничие—Древляне, оскорбленные неуважением к их князю, гордостью и наглостью Киевлян, заставили собою дорогу в зверинец, и употребили силу. На­чалась драка. Лют со своими ловчими, был слаб против тех, которые привыкли побеждать медведей и других сильных зверей в рукопашном бою. Древляне одолели, и Лют израненный, и из­битый, полумертвый был спасен его ловчими. Он рассказал отцу своему, что, проезжая мимо Древлянского леса, встретился с Олегом , который, узнав, что он сын Свенельда , первый поразил его бердышом, и грозился не только истребить весь дом их, но и свергнуть Ярополка с великокняжеского престола.

В Полоцке, где, тихая Двина напояет берега и цветущие поля, жила Рогнеда, дочь Полоцкого князя Рогвольда. Болтливая молва разнеслась повсюду о красоте княжны Полоцкой, и ее говор слышан быль и в Киеве и в Новгороде. Ярополк искал себе подругу добрую, нежную. Пылкий и любостра­стный Владимир хотел иметь красавицу. Оба пред­ложили Рогвольду желание иметь за собою Рогнеду. Княжна Полоцкая, гордая, как Нордманка, зная происхождение, а больше нрав обоих князей, объяви­ла согласие быть женою Ярополка, а посланным от Владимира отвечала: «не хочу повиноваться сыну рабыни Малуши.» Несчастная не предвидела ужасных последствий для себя, для своего отца, братьев и для всего Полоцка. Владимир обиделся, услышав ответ гордой Рогнеды ; он сказал яростным голосом : «волею, или неволею будешь моею, Рогнеда и почувствуешь на себе крепкую руку Владимира!»

Престарелый Свенельд забыл милости великого князя Святослава, чувствовал только скорбь осиротевшего отца, и помнил последние слова умиравшего сына. Блуд, друг его, коварный и властолю­бивый любимец Ярополка, условился с ним воспользоваться смертью Люта, как удобнейшим, единственным случаем овладеть княжеством Древлянским, и, изгнав Владимира из Новгорода, восстановить единодержавие, а самим, но доброте великого князь, управлять Россией. Убедительные внушения и доказательства их на умысел Олега:

овладеть Киевом, победили добрые и миролюбивые наклонности Ярополка. Он не внимал добрым и спасательным советам своей матери : не поднимать меча на единоутробного брата ; но за убиение знатного Киевлянина в земле Древлянской, объявил кня­зю ее войну. Олег оправдывался, что не имел ни­какого участия в этом деле, и убеждал не разрывать союза по случаю, который не нарушал об­щественная спокойствия и не охлаждал любви меж­ду братьями. Мстительный Свенельд и властолю­бивый Блуд, погасили последнюю искру братской любви; брат восстал на брата. Ярополк выступил против Олега с войском.

Олег, не думавший иметь себе врага в родном брате, с малою дружиною встретил его недалеко от Овруча, не для битвы, а для мирных переговоров. Мстительный Свенельд яростно ударил на неосторожных. Древляне смешались ; побежали в беспорядке, и увлекли с собою князя. Преследуемые Киевлянами, они стеснились на деревянном мосту, и обломили его. Несчастный Олег обрушился с своим конем ; за ним повалились все, и подави­ли его своею тяжестью. Свенельд торжествовал. Ярополк с горестным чувством вступил в Овруч, не при радостных и приветливых криках народа, но ехал по опустелым улицам к тере­му княжескому, и не встречал никакого сопротивления. Два сына Олега были в своих уделах: Судислав во Пскове, Позвизд в Берестовте, а жи­тели Овруча или разбежались, или скрылись в домах.

Унылый звук труб раздался по главной улице Овруча, и дал знать о печальном шествии. Древлянские воины несли на щитах своего князя, погибшего несчастным образом, и положили его перед Ярополком, сидевшим с растерзанным сердцем на дворе княжеском. Ярополк любил Олега, он наклонился над обезображенным телом брата, зарыдал, и слезы его полились на раздавленное и окровавленное лицо брата. «Вот твоя жертва ! » сказал он Свенельду —« князь погиб за Киевлянина !» « Кровь за кровь ! » отвечал бесчувственный старик. Добрый и пораженный участью князь, и, как бы предчувствуя свою погибель, Ярополк не мог быть при погребении Олега, и в мрачной думе возвратил­ся в Киев ; мать встретила его с горькими сле­зами; он заперся в своей храмине ; предался му­чительному воспоминанию ; но хитрый и сладкоречи­вый Блуд утешил его лестною властью над всею Россиею. Свенельд заставил Древлян, покориться великому князю Киевскому, и платить ему дань.

Надежды двух зломыслящих вельмож Блуда и Свенельда, вполовину исполнились. Оставалась одна Новгородская область независимою от Киева. Там княжил Владимир, которого изгнать, казалось им, весьма не трудно. Единодержавие спасительно ; но меры честолюбцев пагубны. Они убедили Ярополка послать в Новгород повеление , чтобы Новго­родцы отказались от своего князя, как рожденного от Ольгиной ключницы, и признали бы над собою власть великого князя Киевского. В противном случае войска всей южной России явятся пред Новгородом и Владимира постигнет Олегова участь.

Новгородцы, покойные под рукою любимого ими князя, поколебались. Добрыня, брат Малуши мате­ри Владимира, узнав опасность со стороны Киева и расположение Новгородцев, советовал ему на время удалиться за море. Варяги не изменили Владимиру, и он с дружиною их оставил Новгород, и поспешил увидеть отечество предка своего Рюрика.

Ярополк сделался единодержавным, и послал Блуда наместником для управления Новгородскою областью. Новгородцы смирились пред Ярополком. Два года великий князь Киевский покоился на ложе тишины. Владимир не дремал, и не забывал оскорбления и потери. Мужественный вид и кре­пость тела заставили Варягов признать его вождем своим, и помогать ему в войне против Ярополка. С такой преданной дружиной Владимир приближался к Новгороду; Блуд, зная нрав кня­зя, и не видя расположения к себе Новгородцев, бежал. Добрыня, с почетнейшими гражданами, с радостью встретил возвращающегося с чужбины князя. Тишина должна была восстановиться в России, но слова :  сын гражданки Новгородской, сын рабыни уязвляли сердце Владимира, а властолюбие Ярополка не давало ему покоя. Он решился же­стоко отмстить гордой Рогнеде и жениху ее князю Киевскому.

Однажды престарелый Рогволод, сподвижник Святослава в войне с Козарами, и отец своих подданных, сидел у окна, обращенного к западу, и в задумчивости сравнивал себя с охладевшим и закатывавшимся за лес, светилом. Два сына его, служившие примером юношеству, возвратились с охоты с добычею, и приказывали слугам сделать из нее приготовление к столу. Рогнеда, обреченная невеста Ярополка, образец ума и красоты, занима­лась рукоделием, и готовила какой-то подарок жениху своему. Вдруг поднялась страшная пыль, на дороге к востоку, вот уже засветились и берды­ши от лучей солнечных. Мирный Рогвольд не ожидал ничьего нашествия, он не имел врагов, но смутился.

Владимир приказал Варягам, под начальством другого воеводы , идти по дорог к Киеву, а сам с Добрынею, ведя Новгородцев, пошел к Полоц­ку, и горел от нетерпения отмстить невинной Рогнеде самым лютым образом.

«Вольница новгородская и с своим князем!» кричали жители Полоцка , бегавшие по улицам в смятении. Рогвольд не знал, что делать. Он узнал причину нечаянного нападения Владимира. Рукоделие выпало из рук Рогнеды. Она побледнела, затрепетала и упала. Ея братья хотели остановить бегущих, собрать дружину, и встретить неприятеля; но напрасно. Окруженный Полоцк запылал со всех сторон, и новгородская вольница, с обнажен­ными мечами и тяжелыми бердышами , скакала по всем улицам. Рогвольд, два его сына были схва­чены жестоким Добрынею, и изрублены перед глазами полумертвой и бесчувственной уже Рогнеды. Объявив себя князем Полоцким, Владимир поспешил к Варяжскому войску, которое вступало в землю Северян, и послал к Ярополку, чтобы он приготовился дать отчет в умерщвлении Оле­га, в своевольном присвоении верховной власти над всею Россиею, и утвердить право свое оружием.

Ярополк оробел, оробели и Киевляне. Они зна­ли, что Варяги, искусные в военном деле, превозмогут их на поле брани, а Новгородская воль­ница покажет всё свое неистовство в стенах Киевских. Один только Блуд оставался спокоен. Для низкой души его было всё равно служить Ярополку, или Владимиру, он умыслил предать князю Новгородскому своего князя и благодетеля. Верный Ярополку, но мало уважаемый отрок Варяжко, знал коварство и измену Блуда; советовал Ярополку уда­литься из Киева к Печенегам; составить из них и верных Киевлян войско, и сразиться с Владимиром. Блуд представил последствия советов Варяжка в ужасном виде ; убедил слабого князя укрепиться в город, и держаться в нем, пока не примирится Владимир. Спасительное предостережение верного раба осталось без внимания. Предатель близок был  к своей цели. Владимир, уверенный в своем успехе, обложил город. Блуд представил Ярополку невозможность удер­жаться в Киеве, и советовал с преданной дру­жиной удалиться в город Родню. Победитель вступил в Киев, и расположился на Берестове , в тереме Святослава. Сильный отряд войска окружил город Родню.

Блуд связал уже сети для своего государя, он давал знать Владимиру обо всем , и всё делалось по его желанию. Томительный голод и нестерпи­мая жажда убивали и воинов и граждан. Беда аки в Родне ! долго говорили Русские во время не­урожая хлеба. «Не иди, князь, к брату своему в Киев!» говорил верный слуга Варяжко, когда Ярополк, по совету предателя Блуда, не внимая рыданиям своей супруги, готовившей уже наследника великокняжескому Киевскому престолу , собирался ехать к Владимиру. «Там наше спасение ! » сказал грозно Блуд, и указал верноподданному на свой меч. Варяжко замолчал перед сильным вель­можею.

Звук труб дал знать о прибытии великого кня­зя Киевского на Берестов. Владимир, окруженный Варягами, державшими в руках длинные копья, сидел на высокой скамье в той самой храмине, в которой Святослав принимал изменника Калокира. Два Варяга, исполины ростом, вооруженные с ног до головы, с обнаженными мечами стояли по обе стороны двери. Предатель Блуд отворил и затво­рил ее с поспешностью , чтобы никто не вошел в нее. Ярополк ступил за порог, и сильные Ва­ряги подняли его на мечи, Блуд подошел к Владимиру, и поздравил его с совершенною победою. Владимир, при всей своей жестокости, видя перед собою умирающего брата, отворотился от предателя.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.