Главная » Греция

Законодательство Солона

Опубликовал в Март 18, 2015 – 4:36 ппНет комментариев

Сначала Афины, несомненно, были монархией. Эта монархия перешла в республику не в силу внезапного переворота, а благодаря ряду постепенных захватов и подрывов. Имя царя никогда, правда, не исчезало в Афинах, но носивший его сановник был во время Перикла одним из наименее важных представителей государства. Указанные захваты производились в интересах не всего народа, а только привилегированного класса знати (евпатридов). По рассказу сомнительного предания, первая перемена с монархией произошла по смерти царя Кодра. По-видимому, изменилось только название, и правитель государства сталь тогда называться архонтом, хотя занимал должность пожизненно и принадлежал к царскому роду. Следует предполагать, что знать принимала некоторое участие в выборе лица, занимавшего это место. В 752 году срок должности архонта был ограничен десятью годами; в 712 году она была открыта всем евпатридам. Самая важная перемена была произведена в 683 г. Место одного архонта заступили девять человек, выбиравшихся из евпатридов и занимавших должность только один год. Значение этих перемен вполне ясно: монархия постепенно исчезла, и её место заняла олигархическая диктатура.

Но в конце Хll в. до Р. X. долгое господство знати подвергнулось нападению с двух сторон. В Элладе этот век был богат переменами. Это было время основания колоний. Города, превратившиеся теперь в жалкие деревни, высылали колонии вплоть до Черного моря и Сицилии. Развились морские сношения, быстро расширилась торговля, появилась чеканная монета. Жизнь греков вполне утратила тот патриархальный характер, какой она носит в поэмах Гомера. Для всех государств Греции VII век был временем брожения. В Аттике оно имело два источника.

Во-первых, с развитием торговли, рядом с евпатридами, богатство которых заключалось в — земле, появился класс торговцем, по понятиям того времени богатый. Этот новый класс оказался лишенным всякого участия в управлении государством и потому сталь роптать. Еще более оснований роптать имели крестьяне Аттики. С появления среди греков чеканной монеты, она стала необходимой для всех классов. Сначала крестьяне могли получать ее только путем займа у богатых сограждан. Занимали они за огромные проценты, отдавали в залог свои земли, и во многих местах Аттики можно было видеть залоговые столбы. Но затем бывало и еще хуже: если земли не хватало на покрытие долга, сами крестьяне становились рабами заимодавцев, и это случалось нередко. Многие граждане, некогда вольные крестьяне и собственники земли, теперь или обрабатывали земли в качестве рабов заимодавцев, или были продаваемы в рабство на чужбину. Такое широкое недовольство, отчасти политическое, но главным образом социальное, встречалось и в других греческих государствах. Там оно часто вызывало установление тирании. Под именем тирана греки разумели не жестокого человека и не притеснителя, а просто правителя, власть которого основывалась на распоряжении физическою силой, не поддерживалась законом или обычаем и не была обставлена ограничениями или условиями. Такое положение в Мегарах, в Сикионе, в Коринфе заняли люди, выдававшие себя за защитников недовольных, а затем силой удерживавшие за собою положение, приобретенное обманом. Подобная попытка была уже сделана в Афинах. Килон при помощи иноземных наемников захватил акрополь и, казалось, достиг своей цели; но против него восстал весь народ. Он принужден был бежать, а его приверженцы были преданы смерти (620 г.). Это не устранило недовольства, и возобновление попытки с лучшим успехом представлялось очень вероятным.

Если эта попытка не была сделана, то объясняется это целиком высокими личными достоинствами Солона, который во всех отношениях представляется самым замечательным из греческих законодателей. Он принадлежит тому времени, когда религия пользовалась в Греции неоспоримой властью, когда неизбежное наступление критицизма еще не отняло у Греции её центральной духовной власти. Его реформа получила одобрение дельфийского оракула. Время специализации еще не наступило. Солон является землевладельцем и торговцем, философом и политиком, поэтом и атлетом. Нет такой области греческой жизни, на которую он не обращал бы своего внимания. Кое-что из его стихов дошло до нас у Плу-тарха, но больше в недавно открытом произведении Аристотеля. В своих стихах он дает нам отчет о своей законодательной деятельности в Афинах. Написаны они постоянно возвышенно и с достоинством, но в них нег ничего такого, чего впоследствии нельзя было бы выразить в прозе. Вся его реформа носит отпечаток чистейшего патриотизма. Она не преследовала интересов отдельного класса и не доставила ему лично ни богатства, ни власти.

В 594 г. он был выбран в архонты с особыми полномочиями для издания законов и устранения несогласий в государстве. Друзья убеждали его завладеть тиранией; эту мысль поддерживал даже дельфийский оракул. Искушение было сильно, а цель легко достижима; но Солон остался верен той задаче, для которой был избран. Всего тягостнее была социальная неурядица, и Солон прежде всего уничтожил все долговые обязательства. По современным понятиям, это представляется большой несправедливостью; но проценты были так высоки, а ожесточение против заимодавцев так сильно, что мера эта, по-видимому, была проведена легко. Затем он запретил впредь всякие займы, в которых ручательством уплаты служила личность заемщика.

Более важны для нас его политические установления. Во — первых, он так распределил права и обязанности, что на богатых падали самые тяжелые повинности и они же пользовались наибольшей властью. Население уже было разделено на четыре класса сообразно размеру поземельной собственности. Это разделение Солон положил в основу своей конституции. Все граждане имели одинаковый голос при избрании сановников; но на высшую должность архонта могли избираться только члены высшего класса, а низшему был закрыт доступ ко всем должностям. Но если бедность не допускала до должностей, то она освобождала также от налогов, распределенных так, что богачи не только платили всего больше, но и платили большую часть своего дохода, чем бедные граждане. Низший класс был вполне освобожден от налогов.

Дальнейшим произведением гения Солона был совет 400-т. Свободное население Аттики уже было разделено на четыре колена (филы). Солон установил, что каждое из них должно ежегодно выбирать для службы в совете сто членов; в эту должность могли избираться только граждане трех высших классов. В руки этого совета было отдано настоящее управление государством. Он, или некоторая часть его, заседал круглый год. В его руках находилось заведывание внутренними и иностранными делами, финансами и полицией.

Остается упомянуть еще о двух учреждениях афинского государства. Сначала мы обратимся к народному собранию. Подобное собрание должно было существовать всегда, даже во времена монархии и бесспорного господства знати. Нам неизвестно, какие изменения ввел в устройство его Солон. Но так как в это время все должности стали выборными, то действительное значение народного собрания должно было очень возрасти.

Наконец, мы должны упомянуть о почтенном совете Ареопага. В Афинах не было места более богатого воспоминаниями, чем скалистый холм Ареопага, почти примыкавший к акрополю с западной стороны. Там стояли лагерем амазонки, когда осаждали акрополь; там бог войны, Арес, был привлечен к суду Посейдоном, богом моря; там был оправдан голосом богини Афины Орест, обвиняемый в убийстве своей матери Кли-темнестры. У подножия холма находилась пещера мстящих фурий. На скалистом холме, освященном, таким образом, преданием, с незапамятного времени заседал совет, охранявший государство. Уже до Солона он состоял из людей, раньше занимавших должности архонтов. Лица, вступавшие в совет, сохраняли за собой места пожизненно. Солон не изменил способа пополнения его, но так как архонтов стал теперь выбирать народ, то, очевидно, характер совета значительно изменился. В чем именно заключались его обязанности, не известно; но ему, несомненно, принадлежало разрешение известных дел, в частности дел об убийстве, и общий надзор надо всем городом. Современное нам общество, с его сложной жизнью и многочисленным населением, не имеет, да и не может иметь ничего, похожего на эту цензорскую власть. Но в древнем мире, где жизнь была проще, а города меньше, где жречество оказывало мало влияния на общий ход жизни людей, подобная цензорская власть существовала всюду и, вероятно, влияла очень благодатно.

 Члены совета называются «наблюдателями за добрым порядком и приличием». Их задачей было преследование роскоши, порочности и праздности, и в этом отношении они пользовались неограниченным правом налагать штрафы и выражать порицание. Роскошь в одежде или столе, распущенность в поступках или словах приводили виновных к решетке совета, наказывавшего их денежным штрафом или публичным порицанием. Эти два совета Солон считал двумя якорями государства. Опираясь на них,— говорил он,— оно меньше будет терпеть от бурь.

Сказанного достаточно для выяснения общего характера реформы Солона. Он не установил демократии в греческом смысле слова. Он не служил страстям и интересам отдельного класса. Он стремился установить и определить взаимные обязанности различных слоев населения. Его устройство не уцелело вполне. Ему не удалось предупредить тиранию, а, когда она исчезла, подъем демократической волны скоро сорвал корабль с брошенных Солоном якорей. Но он представил Греции образец симпатии, руководимой разумом, и примирительной политики, какой она не видела вновь; его репутация стояла так высоко даже в глазах людей наиболее уклонившихся от его начал, что его считали всегда основателем афинской демократии.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.