Главная » Русские земли в XIII—XV веках

Зигзаги ордынской политики

Опубликовал в Май 3, 2013 – 7:00 дпНет комментариев

В 1273 году приходили «царевы татары» и разоряли города Северо-Восточной Руси.Наступило время, ознаменованное систематически­ми вторжениями ордынских войск в пределы Северо-Восточной Руси, являлись одна за другой ордынские рати и разоряли Русскую землю.

Выше говорилось, что хан Батый, его окружение, его преемники готовились черпать средства для своего обогащения из русских земель, что они были заинтере­сованы в «выходах» большой дани, которые не мог дать разоренный край. Поэтому Орда поддерживала княже­скую власть. Не изменились ли намерения преемни­ков хана Батыя и первых волжских ханов? В чем причина разбойных нашествий, только ли в желании пограбить и окончательно подавить на Руси всякую мысль о воз­можности сопротивления?

Желание грабить никогда не иссякало в недрах феодально-разбойничьего строя Орды, но открытый грабеж в набегах не мог восполнить то, что давал систе­матический сбор дани.

Вот далеко не полный перечень важнейших ордын­ских нашествий.

В 1273 году приходили «царевы татары» и разоряли города Северо-Восточной Руси.

В 1275 году татарская рать погромила на пути из Литвы южные русские города.

В 1281 году приходили Кавгадай и Алчедей, опять же на Северо-Восточную Русь.

В 1282 году ордынская рать Турантемиря и Алыни опустошила земли вокруг Владимира и Переяславля.

В 1288 году ходила рать по Рязанской, Муром­ской и Мордовской землям.

До сих пор, до наших дней по деревням Калужской, Рязанской и Владимирской областей бабушки пугают расшалившихся внучат «дюдюкой». «Дюдюка», дес­кать, придет и заберет неслуха. В народной памяти особо сохранился приход в 1293 году «Дедюневой ра­ти». Погром, по оценке летописцев, был ничуть не меньшим, чем нашествие Батыя. В какой-то мере даже страшнее. Ордынцы научились вылавливать людей в лесах. Летопись отмечает: «Людей из лесов изведоши». Ограблены и опустошены были все крупные горо­да Северо-Восточной Руси вплоть до Волока-Лам­ского.

В 1297 году еще одна рать.

Историография обычно объясняла, что приход ор­дынских ратей породила княжеская междоусобица. Однако исторический процесс обязывает взглянуть на это явление несколько шире.

Факты говорят о том, что не русские князья были инициаторами нашествий Орды, а Орда использовала русских князей в своих целях в усложнившейся внутри- ордынской обстановке.

Конечно же, попытка Андрея Ярославича поднять Русь против ордынского владычества не могла не встревожить ханов, но эта попытка была слишком слабой, и не она пугала ордынских правителей. Начался разлад в самой Волжской Орде. Отражением этого разлада и было превращение Северо-Восточной Руси в своеобразный полигон столкновений внутриордынских сил.

В шестидесятых годах XIII века произошли важные политические перемены в жизни бывшей империи Чин­гисхана, что не могло не отразиться на характере ордыно-русских отношений. Начался ускоренный распад империи. Правители Каракорума перебрались в Пекин, улусы империи приобрели фактическую самостоятель­ность, независимость от великих ханов, и сейчас же между ними усилилось соперничество, возникли ост­рые территориальные споры, началась борьба за сфе­ры влияния. В 60-е годы улус Джучи втянулся в затяж­ной конфликт с улусом Хулагу, владевшим территори­ей Ирана. Казалось бы, Волжская Орда достигла апогея своего могущества. Но тут и внутри нее начался неиз­бежный для раннего феодализма процесс распада. Началось в Волжской Орде «расщепление» государственной структуры, и сейчас же возник конфликт в со­ставе правящей элиты.

В середине 60-х годов в Северное Причерноморье был послан из Сарая темник Ногай. Он закрепился в устье Дуная и, располагая значительными военными силами, обособился от ханов. Этому способствовали и расстояние и действия центробежных сил в недрах ордынского феодального строя. Ногаю на первых порах не потребовалось открытого бунта, он начал проводить свою сепаратную политику во взаимоотно­шениях с соседями и особенно с русскими княже­ствами.

Grekov1-83В 70—80-х годах он сумел создать свою сферу влия­ния на территории Юго-Западной Руси, она находилась, видимо, в треугольнике между городами Галичем, Курском и Новогородком. Ногай ревниво охранял эту область от влияния ханов Волжской Орды и тем самым вынудил их временно отказаться от общерусских масш­табов ордынской политики.

Это обязывает нас зафиксировать тот факт, что Са­рай теперь мог распоряжаться судьбами княжеских до­мов лишь в Северо-Восточной Руси. Темник Ногай рас­поряжался судьбами Галицко-Волынского княжества, не имея, правда, возможности влиять на ход событий в Новгороде.

Каждая из сторон старалась добиться перевеса не только в центре, но и на периферии. Ногай стремился «внедриться» в сферу влияния Волжской Орды, ханы Волжской Орды старались вытеснить Ногая с земель Юго-Западной Руси. К обычной политике сталкивания русских князей, к политике «разделяй и властвуй» при­мешивается борьба между ордынскими группировка­ми; русский князь уже не только «улусник», он и заман­чивая фигура на роль союзника в ордынской междо­усобице.

Так мы подходим к парадоксу, о котором говори­лось выше. Ханам Волжской Орды для пополнения сво­ей казны нужны были земли неразоренные, а власть князей-данников должна была быть реальной, иначе к чему было бы вести переписи населения и все расчеты «выходов» в Орду. И вдруг в разлад логике — один за другим грабительские походы на Русь.

И летописи и историография обвинили русских кня­зей в том, что они в своей междоусобной борьбе нача­ли «называть» на Русь ордынцев, как некогда «называ­ли» на Русь половцев. Но при этом не принимался во внимание тот факт, что от половцев русские князья ни в чем не были зависимы. Орда же поставила русские княжества в прямую и постоянную зависи­мость.

Борьба народов нашей страны против ордынского нашествия. XIII век.У летописцев, а вслед за ними и у многих историков сложилось мнение, что виновником приглашения ордынских войск («царевы татары») на Русь в 1273 году был костромской князь Василий Ярославич. В действи­тельности инициатива этой политической и военной акции исходила от хана Менгу-Темиря, а костромской князь Василий был лишь прикрытием действий ордын­ского правителя. Менгу-Темирь стремился подавить нашествием влияние Ногая в городах Северо-Восточной Руси. Он же позаботился и о том, чтобы противо­поставить Василию костромскому энергичного и често­любивого соперника, тверского князя Святослава (сын убитого в Орде князя Ярослава Всеволодовича). Князей стравили в борьбе за влияние в Новгороде.

Считая, что позиции Орды в Северо-Восточной Руси таким образом укреплены, сарайский правитель попытался в 1274—1275 годах осуществить прорыв на литовско-русские земли. Летописи сообщают, что ему удалось тогда собрать большую группировку западно-русских князей во главе с Львом Даниловичем галиц­ким и двинуться на территорию Литовско-Русского кня­жества. Естественно, что действия Менгу-Темиря не могли вызвать одобрения Ногая: используя свои связи с галицко-волынскими князьями, он сделал все, чтобы дезорганизовать ход кампании.

Менгу-Темиря очень обеспокоили неудачи литов­ского похода. Он разгадал игру Ногая и поспешил себя обезопасить от влияния правителя Дунайского улуса в пределах, подвластных Волжской Орде. На обратном пути он погромил южные города в регионе Курска, а затем устранил с политической арены в Северо-Восточной Руси Василия костромского и Святослава тверского, опасаясь, что в своем соперничестве они будут искать поддержку не в Орде, а у Ногая. Заменил он их в то время малозначащей фигурой переяславского князя Дмитрия (сын Александра Невского). Однако именно на Дмитрии переяславском мы и можем проследить, как развертывалась борьба Ногая и ханов Волжской Орды за влияние в Северо-Восточной Руси.

Ногай организовал под своим руководством боль­шой поход западно-русских князей в Литву, который прошел вполне успешно и укрепил его позиции на литовско-русских землях. Казалось бы, этим было прове­дено строгое разграничение сфер влияния: Ногаю — Южная Русь и литовско-русские земли, Волжской Ор­де — Северо-Восточная Русь.

Выше уже говорилось, что это разделение не было непреодолимым барьером. Естественно, что попытки проникновения в чужие сферы соперничающих ордын­ских правителей не оставляли равнодушными тех или иных русских князей. Мы не располагаем указаниями в источниках о каких-либо контактах Ногая и князя Дмитрия Александровича до 1281 года. Но события 1281 года наводят на мысль, что между Ногаем и кня­зем Дмитрием, когда он княжил во Владимире по ярлыку Менгу-Темиря, были какие-то контакты. Не исключено, что и князь Дмитрий искал между соперни­чающими правителями Орды сильнейшего и обратил свои взоры на Ногая.

Во всяком случае, сразу же после успешного похода Ногая на русско-литовские земли Менгу-Темирь отоб­рал ярлык у князя Дмитрия и передал владимирский стол городецкому князю Андрею Александровичу. Князь Дмитрий «эмигрировал» в 1281 году к Ногаю. Не исключено, что князь Дмитрий надеялся, что теперь, после смерти Менгу-Темиря (1 280 год), Ногай подчинит себе и Волжскую Орду.

Преемник Менгу-Темиря, хан Телебуга, испуганный такой откровенной формой «сотрудничества» русского князя с Ногаем, поспешил организовать несколько карательных походов на Русь (все те же ордынские рати теперь уже начала 80-х годов). Есть все основания полагать, что эти рати были направлены не столько про­тив русских городов, сколько против влияния Ногая в Северо-Восточной Руси.

Серебряный кубок. Белореченский курган.В 1282 году после рати Турантемиря и Алыни, опус­тошивших земли вокруг Владимира и Переяславля, переяславский князь Дмитрий Александрович возвра­тился из «эмиграции» и, казалось бы, совсем неожиданно получил вновь из рук хана Телебуги Великое Владимирское княжение на целых десять лет (1283—1293).

Волжская Орда как бы переманила к себе «дисси­дента», но нельзя терять из виду и того соображения, что и князь Дмитрий, видимо, с присущей ему дальновидностью предугадал исход борьбы между Ногаем и Волжской Ордой в пользу ордынских ханов. Нельзя не отметить здесь и некоторого компромисса. Ханы Волжской Орды не могли не понимать, что их рати ведут к разорению Русской земли, и поэтому пош­ли на союз с перебежчиком, дабы погасить оппозицию и нейтрализовать сторонников ориентации на Ногая в северо-восточных русских городах.

Однако Ногай не оставлял своих замыслов овладеть положением и подчинить Волжскую Орду. В 1287 году он организовал поход западно-русских князей, нахо­дившихся от него в зависимости, против Польши и Венгрии и пригласил участвовать в походе хана Телебугу. Условие: войска каждого улуса действуют самостоя­тельно.

В результате этот поход кончился для Ногая вполне благополучно, а для Телебуги обернулся катастрофой; его армия, заблудившаяся в заснеженных Карпатах (возможно, не без дезориентирующей «подсказки» са­мого Ногая), полностью погибла. «Про се,— писала летопись,— межю ими (возникло) большее нелюбие: зане баястася оба: сий сего, а сей сего».

Наметившееся к концу 80-х годов преобладание Дунайского улуса над Волжским позволило Ногаю уст­ранить Телебугу с помощью хана Тохты, который был его тайным союзником в Волжской Орде. Однако, став во главе Волжской Орды, хан Тохта очень скоро из со­юзника Ногая превратился в его врага. Тохта вступил с ним в борьбу по всем линиям, имея в виду устране­ние самого Ногая, крушение его улуса, а также лик­видацию сферы его влияния на западно-русских землях.

Поливная чаша. Сарай-Берке.Не исключено, что хан Тохта не мог простить и пере­яславскому князю Дмитрию Александровичу — тогда обладателю владимирского стола — его политических контактов с Ногаем. В 1293 году с согласия хана Тохты против князя Дмитрия неожиданно выступил претен­дент на Владимирское княжение городецкий князь Андрей Александрович. В том же 1293 году хан Тохта санкционировал крупномасштабное вторжение татар­ских войск на Северо-Восточную Русь. Это была печаль­но знаменитая «Дедюнева рать».

Князь Дмитрий бежал в Псков, но Орда не собира­лась оставлять во Владимире городецкого князя полновластным хозяином положения. Уже в 1294 году она возвратила князя Дмитрия из Пскова в Тверь, а потом и в его родной Переяславль. Орда хотела вновь его про­тивопоставить городецкому князю Андрею, но в 1294 году Дмитрий умер. Тогда хан Тохта выдвигает план ослабления князя Андрея с помощью целой коалиции князей Северо-Восточной Руси — в составе Ивана Дмитриевича переяславского, Даниила Александрови­ча московского и Михаила Ярославича тверского.

Костяные накладки на колчаны из поволжских погребений кочевников золотоордынского времени. XIII—XIV века.Внешнеполитический курс Волжской Орды стал еще более последовательным, еще более масштабным пос­ле полного торжества хана Тохты над темником Нога­ем, что произошло, как мы знаем, в 1300 году. Горо­децкий князь Андрей был вскоре лишен владимирско­го стола (в 1304 году умер), но и его политические противники недолго праздновали свою победу, недол­го сохраняли единство своих рядов.

В истории Русской земли наступил новый этап, озна­менованный не только длительным противоборством Московского и Тверского княжеств, но и выходом их противоборства на общерусскую политическую арену.

От сложной политической и военной жизни Восточ­ной Европы второй половины XIII века не была ограж­дена и жизнь русской церкви. Волжская Орда и улус Ногая в 60—90-х годах XIII века сохраняли церкви те же льготы, которые были ей предоставлены Ордой еще в 40—50-х годах XIII столетия. Однако в церков­ной политике двух улусов на протяжении 60—90-х го­дов все же существовали кое-какие различия. Правите­ли Волжской Орды, создавшие еще в 1 261 году в своей столице особую Сарайскую епископию, превратили ее позднее в важный инструмент политики прежде все­го в Северо-Восточной Руси, а также и в специальную инстанцию, которая имела возможность поддержи­вать связи не только с Константинополем, но и с Киев­ской митрополией через свой «филиал» в Переяславле- Киевском.

Ногай, женившийся в 1273 году на побочной дочери византийского императора Михаила Палеолога, обла­дал, видимо, большими возможностями, чем сарайские ханы, воздействовать на жизнь православной церкви Юго-Западной Руси и особенно на деятель­ность киевских митрополитов всея Руси Кирилла и Мак­сима, считавших во второй половине XIII века своей постоянной резиденцией Киев. Митрополит Максим (1283—1304) долгое время имел своей постоянной резиденцией город Киев, однако он признал необходимым переехать на постоянное жительство в город Владимир лишь после ликвидации улуса Но­гая  в 1300 году.

Такими сложными тенденциями характеризовались взаимоотношения двух ордынских улусов в 60—90-х годах XIII века, а вместе с тем и взаимоотношения искусственно изолированных друг от друга Северо-Восточной Руси и Руси Юго-Западной.

Здесь мы оказываемся еще перед одним истори­ческим парадоксом. Казалось бы, «расщепление» вла­сти в Орде должно было благоприятно сказаться на по­ложении русских земель, ослабить ордынский гнет. Этого не случилось. Русь еще не залечила раны от Ба­тыева погрома, в ней еще не свершились те внутренние процессы, которые сто лет спустя привели к Кули­ковской победе. Вражда улусов Волжской Орды уже­сточила ордынское владычество. После серии ордын­ских ратей над Русью воцарился мрак ордынского ига.

Торжеству таких тенденций в развитии ордыно-русских отношений способствовали внутриполитиче­ские процессы, происходившие в Ордынской держа­ве на протяжении первой половины XIV века, утверж­дение центростремительных сил в Волжской Орде при хане Тохте (в последние годы его правления, 1300— 1312 годах), а особенно при ханах Узбеке (1313— 1342) и Джанибеке (1342—1357). В этот период Орда достигла зенита своего могущества, добилась заметных успехов в хозяйственном развитии.

В условиях утвердившейся централизации Волжской Орды восточноевропейская политика ордынской дипломатии стала более масштабной. Использование Ор­дой противоречий между центробежными и центростремительными силами в системе всех русских кня­жеств теперь стало дополняться, а иногда и заменяться использованием противоборства между формировав­шимися тогда крупными государствами Восточной Европы, в частности, антагонизма между Владимир­ским и Литовско-Русским княжениями.

Эти новые веяния восточноевропейской политики Орды породили и новую, во многом осложненную тактику. Так, стремясь поддерживать постоянную на­пряженность в отношениях между Москвой и Вильно, ордынские правители форсировали тенденции смыка­ния территориально-политических границ между дву­мя великими княжениями и вместе с тем содействова­ли сохранению пояса «нейтральных» княжеств в качестве арены соперничества и даже вооруженной борьбы. (Прежде всего это касалось Новгорода и Тверского княжества.)

Подобная тактика тогдашних ордынских правителей естественно давала свои результаты: она укрепляла политические и экономические позиции Орды в Восточ­ной Европе. Факт значительного усиления ордынской державы в правление ханов Узбека и Джанибека приз­нается многими историками, однако такого единоду­шия нет у историков, изучавших политические судьбы Ордынской державы в эпоху Мамая.

Мозаика. Фрагмент. Сарай-Берке.Исследователи политической истории Золотой Ор­ды второй половины XIV века, опираясь на восточные и русские источники, много говорят о торжестве в это время феодальной анархии. Для таких утверждений у них есть некоторые основания: с 1359 по 1381 год на золотоордынском престоле побывало около 25 ханов, что, естественно, свидетельствовало о неустойчивости ханской власти в Сарае, о наличии симптомов полити­ческой дестабилизации. Однако, признавая правомер­ным этот общий вывод, мы все же не можем преуве­личивать масштабы анархии и распада власти и пере­оценивать его значение в политической жизни Восточ­ной Европы в целом.

Дело в том, что, несмотря на обилие ханов, доволь­но рано самой влиятельной, «доминантной» полити­ческой фигурой Ордынской державы оказался прави­тель Мамай. Еще при хане Бердибеке (1357—1359) он стал вторым человеком в Орде, заняв наиболее важ­ную при ханском дворе должность беклярбека, обес­печивавшую ему руководство всей дипломатической службой, а также командование ордынским войском. Кроме того, он тогда же стал зятем ордынского хана.

Однако все эти «карьерные» достижения Мамая не могли иметь дальнейшего развития в государственно-правовой сфере, не могли стать трамплином для обретения им ханского престола. Для Мамая эта возможность была закрыта по той же причине, что и для темника Ногая — оба они не были чингизидами.

Тем не менее, наделенный большим честолюби­ем и незаурядным талантом политика и военачальника, Мамай находил новые пути для утверждения своей власти, и в этом он явно превзошел своего предшест­венника Ногая. Мамай сумел на протяжении почти двадцатилетнего периода держать своих сарайских соперников то под явным, то под скрытым контро­лем. Добивался он этого весьма своеобразным спо­собом.

Поливной сосуд.Опираясь на «освоенный» им крымский улус и до­стигнутый в Ордынской державе политический автори­тет, он получил возможность активно воздействовать на ход борьбы многочисленных чингизидов за облада­ние ханским престолом, смог предопределять появле­ние того или иного хана в Сарай-ал-Джедиде или, стравливая друг с другом, убирать неугодных чингизидов, не давая ни одному из них надолго укрепить свое положение.

Все царствовавшие в Сарае на протяжении 60—70-х годов чингизиды находились в той или иной зависимо­сти от Мамая. Достаточно сказать, что одни золотоор­дынские правители были его ставленниками-марионетками (например, Абдуллах, Тулунбек, Мухаммед-Булак), другие оказывались его скрытыми выдвиженцами, а третьи, хотя и были выходцами из среднеазиатской Орды и даже представляли не род Батыя, а род хана Орды (линия старшего сына Джучи), тем не менее так­же попадали под то или иное его влияние. В таком по­ложении оказывались Азис-шейх в 1364—1367 годах, Тохтамыш во время своего первого прихода в Волжскую Орду (1376—1377 годы), наконец, и Арабшах в 1378 году.

Показателем политического могущества Мамая в эти годы служит и тот факт, что он сам трижды появлял­ся тогда в Сарай-ал-Джедиде в качестве реального общеордынского лидера, в первый раз в 1363 году во время недолгого пребывания у власти его явного став­ленника Абдуллаха, второй раз в 1368 году, когда на нижнюю Волгу снова был переброшен из Крыма тот же Абдуллах, и, наконец, третий раз в 1372—1373 годах, когда ханским престолом владели Тулунбек или Мухаммед-Булак — также его откровенная креатура. Все это позволяет говорить не о подлинном бунте Ма­мая против сарайских ханов, не о действительном расколе Золотой Орды и не о реальном двоевластии в Ордынской державе, как это было в эпоху темника Ногая, а лишь о видимости бунта, раскола и двоевла­стия, искусно создаваемой Мамаем для того, чтобы за­маскировать факт своего полного господства над поли­тической жизнью всего ордынского государства.

И действительно, обеспечивая пребывание тех или иных чингизидов на сарайском престоле, позволяя им содержать в Сарае свой двор, «правительство» и чека­нить монету, Мамай демонстрировал свою верность династии Чингисхана, свою готовность следовать главным законам политической жизни ордынского государства. Вместе с тем, содействуя частой смене этих номинальных обладателей Сарай-ал-Джедида, не позволяя никому из них хоть как-то усилиться, Мамай фактически создавал надежную политическую основу своего властвования в Орде, выступал в роли вершите­ля ее политических судеб, в роли ее монопольного владыки на протяжении почти двадцатилетнего перио­да.

В сущности, это положение было зафиксировано и русской летописью. «Цари их,— читаем мы в Троицкой летописи под 1378 годом,— иже в то время имеаху се­бе, не владевше ничимъ же и не смеяще ничто же сотворити перед Мамаем, но всяко старейшинство держаше Мамай и всеми владеаше въ Орде».

Все это в известной мере объясняет, почему Орда, несмотря на все внешние признаки политической де­стабилизации, по существу, продолжала, как мы это увидим далее, вести довольно активную, весьма це­леустремленную и в целом последовательную поли­тику в отношении ведущих восточноевропейских стран.

Все это означало, что набиравшая в 60—70-х годах политические и военные силы Северо-Восточная Русь готовилась к схватке не с ослабленным и маломощ­ным соседом, а с государством, которое под эгидой Мамая в полной мере сохраняло свой политический и военный потенциал.

Оставьте комментарий

Добавьте комментарий ниже или обратную ссылку со своего сайта. Вы можете также подписаться на эти комментарии по RSS.

Всего хорошего. Не мусорите. Будьте в топе. Не спамьте.